Коррупционный фундамент власти

В категориях: Общество, Церковь и власть

23 сентября 2009


"Газета.Ru"

Коррупция в России непобедима в принципе, до тех пор пока чиновникам законодательно не запрещено заниматься предпринимательством.

Сегодня памятная дата: к 22 сентября должна была быть побеждена коррупция в рядах МВД. Ровно месяц назад в Казани на заседании оперативного штаба ведомства министр внутренних дел РФ Рашид Нургалиев заявил: «Даю вам один месяц на принятие неотложных мер по искоренению коррупции в наших рядах». И пообещал принять самые жесткие меры в отношении тех, кто не исполнит антикоррупционный приказ: «Меры будут приниматься в отношении виновных вне зависимости от должностей, званий и былых заслуг».

Посмотрим, начнут ли теперь лететь головы высших милицейских чинов, но едва ли за этот месяц все без исключения российские милиционеры перестали брать взятки, крышевать чужой бизнес или заниматься собственной теневой коммерцией.

Победить коррупцию приказом — все равно что декретом назначить температуру воздуха.

Этот «юбилей угрозы Нургалиева» совпал по времени с двумя очередными указами президента Дмитрия Медведева в рамках его национального антикоррупционного плана. Президент распорядился создать во всех министерствах, ведомствах и госкорпорациях специальные службы, которые будут проверять достоверность деклараций о доходах и имуществе чиновников и топ-менеджеров госкорпораций. Делать это можно по запросам правоохранительных органов, политических партий или Общественной палаты, а под действие указов в качестве проверяемых подпадают все чиновники вплоть до премьер-министра Владимира Путина.

Но главную, стержневую проблему российской коррупции ни эти указы, ни принятые в рамках национального антикоррупционного плана законы не затрагивают.

В России нет никакого юридического механизма, однозначно блокирующего участие чиновников в бизнесе на все время занятия ими государственных должностей.

Откровенно смешно выглядит возмущение руководителя правительственной комиссии по расследованию причин аварии на Саяно-Шушенской ГЭС вице-премьера Игоря Сечина тем, что проверку и ремонт оборудования станции осуществляла компания «Гидроремонт», соучредителями которой оказались главный бухгалтер и главный инженер СШ ГЭС. Ведь сам Сечин возглавляет совет директоров крупнейшей нефтяной компании страны, будучи вице-премьером, курирующим в том числе нефтяной сектор. В цивилизованном мире это называется «конфликт интересов». В России — обычная легальная практика.

К сожалению, в нашей стране так до сих пор и не введен совершенно необходимый запрет на занятие чиновниками всех уровней должностей в советах директоров коммерческих компаний независимо от формы собственности.

Кроме того, из списка лиц, которые считаются связанными с чиновниками, при декларировании ими доходов и имущества почему-то исключены их совершеннолетние дети. Разумеется, у взрослых детей может быть действительно нажитое ими имущество и собственный бизнес, но это не повод не проверять чиновников на причастность к имуществу и бизнесу их совершеннолетних отпрысков. Тем более что кумовство в России всегда достигало поистине гигантских размеров. А практически любая отставка губернатора сопровождается вереницей уголовных дел, в результате которых становится очевидной конвертация его власти в бизнес для родственников и знакомых.

Благое намерение Медведева проверять достоверность деклараций о доходах и имуществе чиновников вплоть до премьера не приведет к существенному уменьшению коррупции, не говоря уже о ее ликвидации как главного для нынешней российской власти способа управления страной. Трудно себе представить, кто без высочайшего политического заказа посмеет поставить под сомнение честность декларации о доходах самого г-на Путина или наиболее одиозных с точки зрения наличия собственного бизнеса фигур в его правительстве. Более того, по нынешним законам эти чиновники вполне могут подать и абсолютно достоверные декларации, потому что весь их реальный бизнес записан на других лиц.

Именно поэтому государство должно юридически пресекать легальные способы участия госслужащих в бизнесе. А основным способом такого участия как раз и является присутствие чиновников правительства и кремлевской администрации в советах директоров коммерческих компаний — там не могут присутствовать только президент с премьер-министром.

Такая мера вкупе с эшелонированной системой проверки связей чиновников с бизнесом важна еще и потому, что у нас давно и прочно развилась практика фактической приватизации главных активов регионов региональной властью. Практически все губернаторы-тяжеловесы так или иначе являются реальными совладельцами и бенефициарами своих регионов, несмотря на все вертикали власти и формальную жесткую подчиненность федеральному центру.

Пока президент не решит реально отделить представителей власти от бизнеса (нынешний премьер, придя на президентский пост в 2000 году, провозглашал это своей главной задачей, а на практике государство и силовые структуры срослись с предпринимательством куда теснее, чем в «лихие 90-е»), любая борьба с коррупцией в России просто бессмысленна. Потому что остается незатронутым сам коррупционный фундамент, на котором покоится вся нынешняя система власти.

gazeta.ru

http://www.gazeta.ru/comments/2009/09/22_e_3263605.shtml

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: