НАЗВАНИЕ НАШЕЙ КОНФЕССИИ

В категориях: Общество, Церковь и власть

26 августа 2010


Игорь КОЛГАРЕВ
(Москва, Россия)

 
 

Можно узнать, какой Вы веры?
- Я – христианин.
- А конкретнее?
- Верующий во Христа!
- А как называется Ваша церковь?
- Христианская. Церковь - это ведь не здание, а люди.
- Это понятно. Но как обычно называют Вашу веру?
- Как бы ни называли...
- Вы - православные?
- Мы правильно славим Бога, потому в этом смысле мы православные...
- Так как все-таки называется Ваша конфессия?
- Это неважно. Мы проповедуем Христа распятого.
- Но мне интересно, почему Вы скрываете. Есть что скрывать?
- Нет, конечно. Но это отвлекает от Самого Христа...
- Тогда как вы все же называетесь?
- Христиане...
- Какие? Католики, протестанты, баптисты, иеговисты?
- Мы не проповедуем деноминацию...
- А все-таки?
- Не в этом суть...
И так далее

Наверное, многие из нас согласятся, что это - довольно типичный диалог для верующих нашего времени. Те, кому проповедуют такие христиане, искренне недоумевают, почему верующие так упорно увиливают от простого и конкретного вопроса. И это недоумение вполне оправданно и справедливо.

Мы живем в такое время, когда количество подделок во много раз превосходит количество оригиналов. Жуликов больше, чем честных работников. Многочисленны случаи обмана граждан людьми, которые прикрываются религиозной терминологией, притворяются христианами. Не только нам понятно, что не все, называющие себя христианами, таковыми на самом деле являются. Это понятно и людям со стороны.

На самом деле, как им отличить одних от других? Потому и спрашивают сразу, к какой конфессии принадлежит проповедник, стоящий перед ними с Библией в руках. И в этом вопросе нет ничего оскорбительного. Наоборот, это хорошо во всех смыслах: люди проявляют осторожность в принятии чьего-то учения. Хуже было бы, если бы люди были беззаботно доверчивы и воспринимали проповедь любого краснобая за истину.

Отречение сродни предательству

В законодательство многих стран уже внесен пункт, обязывающий любую религиозную организацию представляться, а на продукции указывать свои данные. Это хоть и ущемляет в чем-то свободу вероисповедания, однако выявляет маскирующихся жуликов от религии хотя бы в том, что они перестают быть анонимными.

Информацию о любой религии и конфессии сейчас можно легко найти в интернете. Поэтому понятно, что желание назвать свою религиозную организацию имеют далеко не все, поскольку на таком представлении разговор может и закончиться. Часто так и происходит.

- Здравствуйте. Мы хотели бы поговорить с вами о Боге.

- А вы - кто?

- Мы - евангельские христиане-баптисты.

- А-а-а... Понятно... Спасибо, не нужно.

Вот такой короткий может быть диалог.

Да, диалог короткий. Но, во всяком случае, он честный. Он открытый. Никто никого не обманывает, не хитрит, не пытается лукавить.

Казалось бы, правда - это именно то, что должны ценить христиане. Однако на практике так бывает не всегда. Многие считают, что ради приобретения душ для Христа можно проявить некоторую хитрость и скрыть часть правды. Для этого в инструкциях к проповеди во многих миссиях есть пункт о том, что запрещается "агитировать в свою конфессию", а нужно ограничиваться "только проповедью Евангелия". Например, миссия Билли Грэма именно такую инструкцию раздавала перед выступлениями евангелиста на стадионах. В результате христиане, согласившиеся именно так проповедовать людям, вынуждены были изо всех сил изворачиваться и не называть свою конфессию. И многих это настораживало.

В свою очередь православные, наоборот, делают упор на принадлежность человека к определенной церкви, конфессии и призывают своих прихожан и всех, кто имеет отношение к православию, задавать прямые вопросы, из какой конкретно церкви проповедующий им человек. И происходят вот такие, подобные вышеприведенному, нелепые диалоги.

Безусловно, бывают случаи, когда некоторые люди предвзято относятся, например, к баптистам. В такой ситуации, если проповедник сразу назовет свою конфессию, многие не будут с ним дальше разговаривать. Действительно, мы, баптисты-христиане, никого не обманываем, когда называемся христианами и проповедуем о Христе. Однако плохо, если боимся ответить на прямой вопрос о своей конфессии. Ведь нет ничего постыдного в том, что мы - евангельские христиане-баптисты.

Нам нечего стыдиться своего названия. Баптисты хорошо зарекомендовали себя в прошлом. Во многом это название в России и на постсоветском пространстве стало нарицательным, обозначающим искренних, честных верующих неправославного исповедания. Годы сопротивления баптистов атеистической коммунистической власти дают нам право гордиться (в лучшем смысле этого слова) принадлежностью к тому же названию верующих. Мы - духовные продолжатели наших братьев-предшественников, мы несем веру дальше, беря с них пример, пользуясь их трудами и наследием. Стыдно как раз отрекаться от своих предков, которые не отступали от веры и были верны Господу. Отречение от названия в какой-то степени сродни предательству. Оно не такое страшное, как отречение от Христа, но с ним в чем-то сравнимо. Ведь слово «отречься» значит: отказаться от кого-нибудь, изменить кому-нибудь.

Бывает и такое. Какой-то человек уверовал, а оказалось, что в церкви этой верующие принадлежат к иной социальной группе, чем он: они попроще и понеграмотнее. В ней много пожилых бабушек. Они не все богато одеты и не все хорошо выглядят, некоторые со своими странностями. И вот этот уверовавший человек начинает их стыдиться. Ему стыдно, что он, такой "хороший и умный", находится в таком обществе: ведь он еще вчера принадлежал к "элите" мира сего. Согласитесь, есть в таком стыде нечто подлое. И это тоже своего рода отречение, отречение от братьев и сестер во Христе, принятых Самим Богом. Конечно же, это вид гордыни.

Большинство осознанно выбирает конфессию

Говорят, что для проповеди нужно использовать принцип, основанный на словах апостола Павла: "... для Иудеев я был как Иудей, чтобы приобрести Иудеев; для подзаконных был как подзаконный, чтобы приобрести подзаконных..." (1Кор. 9:20). Однако тут апостол говорит скорее о своем непревозношении над другими и своей открытости для людей самых разных кругов, а вовсе не о слепом "подражании" разным народам и группам. Христианин должен уметь общаться со всеми людьми, при этом оставаться самим собой.

Мы - евангельские христиане-баптисты. Мы не католики, не православные, не англикане, не методисты, не пятидесятники, даже если сами по себе эти названия и хороши. Некоторые готовы назваться хоть иеговистами на том основании, что это наименование вроде бы неплохо звучит. Но нам не нужно лукавить, и стоит признать, что эти названия понимаются именно как названия конкретных конфессий с определенным набором догм, как раз и отличающих их от других религиозных течений. Мы имеем отличия от вероучений других конфессий. Большинство из нас признает, что наше вероучение истинно, то есть соответствует Слову Божьему, тому, чему оно учит. Есть, конечно, среди членов церквей ЕХБ люди, которые стали таковыми случайно, например: не было больше собрания, куда можно было бы пойти; так получилось, что родители были баптистами; здесь мне нравится больше, чем в других церквях и т.д. Но всё-таки верующие ЕХБ – это, в большинстве своем, сознательно выбравшие именно это вероучение и осознанно пришедшие непосредственно в церковь ЕХБ, а не куда-либо еще. Если это не так, то возникает вопрос об искренности самой веры христианина.

Не секрет, что тот, кто осознанно выбрал то, во что он верит, сильнее в вере в сравнении с тем, кто оказался случайно в этом обществе верующих. Кто пришел к Истине путем долгого поиска и борьбы с ошибками, тот ценит ее более, чем тот, кто оказался у этой Истины случайно и без всяких усилий. Ведь в идеале Истина должна бы уравнивать всех, к ней пришедших. Однако в реальности происходит так, что одни верующие из церквей ЕХБ ценят, что они относятся именно к этой конфессии, а для других это совершенно неважно, для них эта принадлежность вообще ничего не значит. Они завтра могут так же спокойно начать ходить в церковь к пятидесятникам, адвентистам и т.д.

Совершенно абсурдно убеждение некоторых баптистов, что все конфессии одинаково истинны, что вера евангельских христиан-баптистов ничуть не лучше других. В таком случае резонен вопрос: зачем вы находитесь в той церкви, которую не считаете истинной? Если вы заявляете, что признаете истинной и свою, и другие конфессии одновременно, тогда непонятно, как это может быть? Ведь не секрет, что многие вероучительные положения ЕХБ противоположны учению других конфессий. Как можно считать равно истинными противоположные, отличные друг от друга понятия?

Многие, как ни странно, об этом даже не задумываются и продолжают пропагандировать экуменические постулаты о "различности путей к Богу". Может ли быть истинно верующим человек, который допускает иное толкование какого-то библейского догмата? Тогда это - агностицизм, а никак не вера. Вера предполагает убежденность в принятой точке зрения, доверие тому, во что человек верует. Если же человек одновременно верит в свою и иную точку зрения, можно ли назвать его верующим? Это ещё только ищущий, еще не определившийся колеблющийся человек. Ему не нужно отстаивать какую-то истину, так как он не готов отвечать за свои убеждения.

Верующим ЕХБ часто не хватает мужества свидетельствовать об истинности веры своей конфессии. Мы иногда боимся сказать, что действительно считаем догматику ЕХБ истинной, соответствующей Библии. А если считаем ее таковой, то, следуя логике, догматики других деноминаций будут автоматически признаны нами неистинными. Этого признания многие боятся. В наш век плюрализма и относительности понятий они, желая быть угодными сразу для всех, потому и опасаются делать подобные заявления. По сути, это - боязнь исповедания своей веры, своего упования. Пусть это и не полностью сравнимо с боязнью исповедания Христа, но близкое к этому состояние. Это тоже определенный вид предательства своих братьев и сестер по вере.

Зачем нужна догматика, которую мы не считаем истинной? Зачем верить не Истине? Смысла в такой вере нет никакого. Христианство тем и хорошо, что оно отвечает на наши вопросы, вносит определенность, дает уверенность в том, что определенные духовные и богословские вещи именно такие, а не другие.

Вероучение ЕХБ выражает правильное понимание истин Священного Писания. Если человек соглашается именно с таким пониманием, он волен присоединиться к поместной церкви ЕХБ. Если же не согласен, то он может не присоединяться и искать себе другую конфессию. С точки зрения свободы совести, это справедливо: каждый имеет право веровать в Бога так, как он считает нужным. И будет вполне правильно и честно относить свою веру к определенной конфессии и не стыдиться ее называть.

Если с нами Бог, кто против нас?

В начале евангельско-баптистского движения в России верующие не боялись звания "баптист". Выходили известные братству журналы "Баптист" и "Баптист Украины". Эти издания широко распространялись. Верующие твердо отстаивали свои убеждения. Защищая свою веру, они несли и гонения, и тяготы. Название «баптист» греческое, привычное православному обществу, в которое все религиозные понятия пришли из Византии, из греческого языка, в том числе и само слово "христианин".

Конечно, десятилетия враждебной антибаптистской пропаганды православно-царского, а затем атеистически-советского режимов не прошли бесследно. Много лжи, клеветы, штампов и предрассудков разошлось по стране среди простых людей. К сожалению, не все утруждают себя исследованием этих слухов и сведений. Многие штампы коммунистического прошлого общество уже пересмотрело, нашло ложными и отказалось от них, а какие-то до сих пор не изжиты и продолжают накладывать свою черную тень на верующих, создавая им отрицательный образ.

Верующие же могут и должны стараться опровергать наветы, показывать своей жизнью, своим примером, что клевета не соответствует действительности. Верующие должны говорить правду, рассказывать о своей церкви, о ее истории, догматике, ценностях и образе жизни. Нужно знакомить людей с богословской литературой ЕХБ, статьями, книгами, нашей прозой, песнями, стихами. Нужно создавать такие произведения, поощрять формирование в наших церквях христианской культуры, творческой интеллигенции, поддерживать богословов, авторов, учителей, проповедников.

Если же согласиться, что название "баптисты" окончательно скомпрометировано, то это будет, во-первых, неправдой, а во-вторых, признанием поражения нас как христиан и нашего вероучения, нашего понимания Писания, нашей истории, наших предков по вере. Такое отречение от братьев, шедших перед нами, не останется без негативных последствий для нашей же собственной конфессии как на уровне жизни в общинах, так и в глазах окружающего нас мира. Если мы сами стыдимся своего прошлого, своего прежнего названия, то другим стыдиться нужно и нас, непостоянных и изворотливых. Если наши церкви начнут строить свое христианство с "чистого листа", это неизбежно приведет к повторению ошибок наших предшественников, повторению пути наших предков, в том числе с новым прохождением через все заблуждения, которым давно уже дана оценка.

Если стыдиться названия "баптисты", то можно пойти дальше и начать стыдиться названия "христиане", которое также изрядно оболгано врагами и скомпрометировано отдельными внутренними ересями и отступлениями. В конце концов, мы, христиане, ответственны за тот образ, который сами создаем в обществе. И важно, чтобы этот образ соответствовал прежде всего Слову Божьему, воле Божьей. И если это так, тогда не стыдно переносить любую клевету, любые гонения, любые изменения в мире сем. Если с нами Бог, то кто против нас? Тогда мы просто обязаны рассказывать людям о той конфессии, где Слово Божье стараются изучать и исполнять его во всей полноте.

Не нужно превозносить отдельные человеческие личности, однако рассказывать о делах других христиан можно и нужно, потому что реальный пример жизни верующих людей говорит о нашем учении зачастую больше, чем слова и книги. То, что мы признаем наше вероучение истинным и правильным, соответствующим Священному Писанию, еще не гарантирует защиту от ошибок, от отступлений и каких-то отдельных заблуждений в нашей среде. Также это не говорит о том, что возрожденные и спасенные не могут быть в каких-то небаптистских церквях, имеющих, например, другое название, но то же учение, и о которых мы не знаем или просто не имеем информации. Мы же отвечаем за наше вероисповедание и перед собой, и перед Богом, и перед людьми. И мы должны смотреть за тем, чтобы наше учение, наше понимание Божьей воли соответствовало Истине и не искажалось.

Да поможет нам Господь быть верными Его учениками и последователями и не стыдиться наших братьев и сестер по вере как в прошлом, так в настоящем и в будущем!

Nota Bene (возьми на заметку)

Просматривая материал для этого номера "Голос Истины", прочитал статью Игоря Колгарёва "Название нашей конфессии". Искренне рад, что в рядах евангельских христиан-баптистов есть честные и самоотверженные мужи. Полностью разделяю точку зрения брата Игоря, которая, впрочем, присуща не только ему, но и всему искреннему и благословенному евангельско-баптистскому братству.

Позвольте ко всему сказанному добавить, что мы жили и росли в годы воинствующего атеизма и безбожия, и напомнить о том, что во время учёбы или работы, находясь в кругу других людей, не баптистов, мы не сквернословили, не курили, не принимали спиртное. И, как правило, всегда слышали вопрос: "Почему к нам не присоединяешься и не участвуешь? Баптист, что ли?" Никогда никто не спрашивал: "Ты, что, католик, мусульманин, буддист или православный?" Вопрос был только один: "Ты, что, баптист?"

Тогда святая жизнь баптистов была своего рода проповедью "Пятого Евангелия".

Нам говорят, что сегодня баптисты во многом себя скомпрометировали. Но даже если это и так, то позвольте заявить: выход не в том, чтобы отказаться от слова "баптист", а в том, чтобы привести свою жизнь в соответствие с теми критериями, которые когда-то определяли это слово и за что умирали святые Божьи дети! Ведь так можно прийти и к следующему шагу: убрать слово "христианин" из нашей речи, чтобы не ущемлять и не оскорблять других. Просто называться: "верующий". А там, мол, уже личное дело каждого, кто во что верит: в Иисуса Христа, Будду или в учение Карла Маркса...

А ведь постепенно все к этому идет...

Пусть никому не будет стыдно провозгласить, подобно первым христианам, "О, Рим, и я - христианин!" и заявить сегодня: "Я - баптист!".

Бодрствуйте и трезвитесь, братья!

В любви Христовой
пастор Александр СИПКО,
почетный редактор журнала "Голос Истины"

 
 

 
 

http://www.istina.info/article.php?i=145&a=950

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: