О введении в армии института военного духовенства

В категориях: Общество, Церковь и власть

20 октября 2009


Зайченко А.С.

 
 

В обществе продолжается дискуссия о роли военных священнослужителей в повседневной жизни вооруженных сил России. Евангельские христиане считают, что сама идея введения института военных священников заслуживает одобрения. Но остается достаточно много нерешенных проблем. В связи с этим, евангельские христиане России от имени Всероссийского Содружества Евангельских Христиан на своем расширенном заседании, прошедшем 6-9 октября, обозначили свою позицию по этому вопросу.

1.Вместе с тем, мы полагаем, что ее нельзя начинать с того, чтобы явочным порядком, без подготовки внедрять этот институт.  Предварительно следует подготовить нормативно-правовую базу, определить круг прав и обязанностей священнослужителей, их сферу ответственности и компетенцию. В противном случае священники вместо духовной работы, будут исполнять роль идеологических воспитателей и командиров. Церковь говорит о необходимости духовно окормлять военнослужащих, что можно только приветствовать; демократические силы надеются на улучшение морального состояния в армии. Однако позиция военного руководства иная. Историк Е.Белякова приводит характерную цитату из текста преподавателя Академии Генштаба, из которой следует: военные идеологи озабочены мотивацией сражающихся в грядущей войне, которым надо объяснить, «за что умирать». В качестве такой «сакральной» идеи, согласно цитате, вполне подходит «идея защиты великой Империи», и именно в эту сторону надо направить церковную проповедь в войсках.

2. Мы считаем, что кроме изменений, вносимых в существующие законодательные акты о военной службе, необходимо разработать отдельный нормативный акт, посвященный правовому положению военных священнослужителей в вооруженных силах РФ.

3. Мы считаем, что исполнение нашими сыновьями воинского долга перед страной не должно повлечь лишения их права на уже сделанный ими вероисповедный выбор. Военнослужащие-протестанты, как и представители других конфессий, имеют право на духовное общение со священнослужителями своих религий. Например, военнослужащий любой конфессиональной принадлежности должен иметь возможность мгновенно обратиться к своему религиозному наставнику, поскольку в части имеется список телефонов всех религиозных организаций, которые действуют в конкретной местности. Такая схема позволяет учесть интересы абсолютно всех конфессиональных групп. Кроме того, полагаем, что неправославные верующие военнослужащие должны быть также освобождены от навязывания им личного и коллективного «окормления» со стороны священников официальной церкви. Нарушение этих принципов ведет почти к буквальному повторению методов идеологической индоктринации времен советской власти.

4. При воплощении этой идеи следует обратиться к дореволюционному опыту, который, например, хорошо описан в воспоминаниях последнего дореволюционного духовника русской армии и флота протопресвитера Георгия Шавельского. В военные части допускались священнослужители самых разных конфессий, а не только "традиционных", поэтому было бы разумно, чтобы наряду с православными в армии могли бы быть и служители от других церквей – католические священники, протестантские пасторы. Ксендз или пастор мог бы быть один на весь военный округ, и он мог бы объезжать свою паству. Сегодня такой опыт уже давно практикуется в американской армии. В этой связи напомним, что президент Дмитрий Медведев, совсем недавно выступая в молодежном лагере на Селигере, в этом вопросе сослался именно на опыт США, как заслуживающий внимания.

 
 

www.gazetaprotestant.ru


 

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: