Откатный способ производства

В категориях: Без рубрики

Михаил Захаров, Петр Попов

Госчиновники высшего ранга подсчитали, сколько денег "пилится" при госзакупках. Сумма вышла впечатляющая — 1 триллион рублей из 5, тратящихся на госзакупки, уходит на распилы и откаты. И это, по словам главы Контрольного управления президента Константина Чуйченко, "консервативная оценка". По нашему представлению, у борьбы с этим имеются естественные ограничители: в России создана распил-откатная экономика. В этой системе «коррупция» выступает как механизм распределения средств, без которого экономика встанет. А борьба силовыми методами и законодательными ограничениями без понимания природы этой экономики к победе над коррупцией привести не сможет.

В России необходимо создать федеральную контрактную систему, организовать сквозной мониторинг госзакупок, предложил начальник Контрольного управления президента Константин Чуйченко на совещании у Дмитрия Медведева по исполнению его поручений.

По словам Чуйченко, нынешняя система госзакупок "имеет серьезные проблемы: отсутствие мониторинга цен, анализ исполнения контрактов, до сих пор не разработанный механизм определения начальных цен, увязанных с мировыми". По мнению чиновника, "надо сформировать систему сквозного мониторинга, которая позволит своевременно вскрывать неэффективные закупки и будет служить основой для правовой оценки заключенных контрактов". "У различных госзаказчиков разброс цен даже на так называемые биржевые товары доходит до 30 процентов. Например, средняя цена закупки 92-го бензина по результатам аукционов у различных госзаказчиков находилась в диапазоне от 18 до 26 рублей за литр. И, соответственно, зачастую это даже превышает уровень цен, по которым отпускают сегодня бензоколонки", - негодовал Чуйченко.

Он подчеркнул необходимость введения персональной ответственности за заключение и выполнение контрактов. По его мнению, "система госзаказов должна представлять единый цикл планирования, размещения заказов, учета и контроля их исполнения".

Константин Чуйченко сообщил, что "в данный момент на рынке закупок для государственных и муниципальных нужд расходуется до 5 трлн рублей бюджетных средств". "В этой сфере работают порядка 260 подрядчиков и поставщиков, ежегодно более 10 млн контрактов заключается. При таких параметрах экономический эффект от очищения порочных закупок может, по самым консервативным оценкам, составить более триллиона рублей в год.", - сообщил он.

"Возможная экономия может составить порядка 1 трлн рублей. Это означает, если выражаться простым русским языком, что объем воровства можно снизить на триллион рублей", - заявил президент России Дмитрий Медведев. По его словам, "уже сейчас понимаем, что в этой сфере гигантские суммы присваиваются чиновниками и недобросовестными коммерсантами". "10 млн контрактов заключается и значительная часть из них содержит откаты, спиливаются деньги", - осенило главу государства.

Доходная часть текущего бюджета России составляет 6 950 010 032,5 тыс. рублей, т.е. почти 7 триллионов рублей, расходная часть - 9 886 920 940,1 тыс. рублей, т.е. почти 10 триллионов. Таким образом, если верить данным Чуйченко, десятая часть расходов бюджета - это распил чиновников, которые, как говорится, зарабатывают "на молоко за вредность". Можно продолжить линию остроумных замечаний и сравнить это с церковной десятиной, самовольно взимаемой наиболее ловкими чиновниками. От госзакупок сумма составляет еще более внушительную величину — 20 процентов. И это "консервативная оценка".

"Дай триллион! Ну дай триллион!"

Сумма откатов начала увеличиваться в прогрессии с начала 2000-х — на растущих ценах на энергоносители и прочую продукцию недр стали расти и потребности государства. А вслед за этим и аппетиты его агентов непосредственно контракты распределяющих. По словам главы Национальной ассоциации инноваций и развития информационных технологий (НАИРИТ) , 1996-1999 годах откаты в IT-отрасли составляли в среднем 10% суммы контракта, в 1999-2003 - 20%, в 2003-2005 годах - 35%, в 2005-2008 - 40%, в 2008–2009 - 60%, в 2009-2010 - 70%. Делать бизнес в таких условиях, по ее мнению, просто невозможно.

В условиях "упавшего рынка" в период кризиса и накопленной подушке безопасности у государства, госсектор разросся до 40 процентов экономики (оценка Дмитрия Медведева). В таких условиях единственным надежным партнером, способным оставить частный бизнес на плаву стали не ненадежные частные же контрагенты (имевшие проблемы и с наличностью, и с кредитами и с выполнением обязательств), а государство.

Сесть на госконтракт стало гораздо "почетнее", чем было до кризиса. Пропорционально стали расти и откаты. Конечно, от рынка к рынку доля распилов и откатов разная. Зависит многое от суммы контракта, отношений контрагентов, объема бизнеса подрядчика (его способности сопротивляться и торговаться по предложенной откатной схеме).

Разнятся и сами схемы. В некоторых случаях заказ просто проводится через три-четыре компании (хотя делается все в одной), каждая "снимает" норму прибыли процентов в 20-25. На выходе стоимость работ увеличивается на 50-70 процентов. Проще выглядит схема с "передачей" (конкурс или аукцион организуется под заранее выбранную фирму) контракта по завышенной цене с распилом профита между представителями заказчика и подрядчика. Необязательно при этом, чтобы официальный заказчик и подрядчик об этом были осведомлены — часть откатов происходит на уровне исполнителей, представителей и т. д. Фирма подрядчик может принадлежать чиновнику, распределяющему госконтракты. Заказ может проводиться через дочернюю организацию, но на деле отдаваться на аутсорс (фирма, выигравшая тендер, осуществляет, например, только бумажную работу, остальное делает фирма-аутсорсер за гораздо меньшие, чем заложено в контракт деньги).

Что не учтено, так это потери в сфере опосредованных госзакупок — в ходе деятельности компаний с государственным участием, госкорпораций, госкомпаний и ФГУПов. В июне "Газпром" разместил на своем сайте извещение о тендере на поставку косметологического оборудования на 1,2 млн рублей. Согласно спецификации, "Газпром" собирался закупить, в частности, закупить четырехскоростной сушуар Napoleon, горячие ножницы, аппарат для подогрева полотенец,  набор камней для стоунтерапии, камень для пальцев (8 штук), камень для надавливаний (2 штуки), полудрагоценный камень для чакр (7 штук), массажная кушетка. Вероятно, тендер проводился честно, но это снимает вопроса об адекватности таких трат. Насколько завышены расходы по профильной деятельности — еще сложнее сказать. Камни для чакр хоть видно невооруженным бухгалтерской и прочей отчетностью специалисту, а вот адекватность закупки бурового оборудования (или еще лучше — консалтинговых услуг, исследований, рекламных площадей, программного обеспечения) оценить без специальной подготовки очень трудно. Распиленные средства компании не получают в виде прибыли. Соответственно, бенефециары (в компаниях с госучастием — государство) не получает доход, а развитие самих компаний (в случае, если решено потратить долю прибыли на инвестиции) тормозится.

Известный блоггер Алексей Навальный как-то писал о схеме, использованной госбанком ВТБ. Он подверг сомнению сделку по покупке "ВТБ-лизинг" 30 буровых установок китайского производства с сдачу их в лизинг ООО «Велл Дриллинг Корпорейшн». По его данным, у производителя одна такая установка стоила $10 млн, а куплены они были у кипрского посредника по $15 млн. 30 установок, таким образом, обошлись в $456 млн (а не в $300 млн). "С учетом таможенных пошлин ВТБ потратил на сделку 650 миллионов долларов денег акционеров", - пишет Навальный. ВТБ заявлял, что цена установок была рыночная, но гендиректора "ВТБ-Лизинга" почему-то уволил.

Частный бизнес использует те же схемы для уменьшения налогооблагаемой базы По собственному опыту — заказчик (по выборному проекту, бизнесмен хотел пройти в региональный парламент) просит составить исследование рынка. На вопрос "что за исследование?" следует ответ "да любое". Вероятно, "исследование" стоило какие-то десятки тысяч долларов.

Схемы хорошо известны. Правда, немного  пугает осведомленность президента. Де-факто же верховная власть сегодня призналась в ряде неприятных вещей.

Признано: в России функционирует откатная экономика (по изящному выражению Станислава Белковского "Экономика РОЗ - Распил, Откат, Занос"). Признано: системной "борьбы в коррупцией" не получилось. Признано: закон о госзакупках (94 ФЗ, столь восхваляемый его разработчиками) не заработал. Признано: система государственного хозяйствования неэффективна, с точки зрения самого государства.

Особенности национальной экономики

Станислав Белковский полагает, что "экономика РОЗ" подошла к логическому концу — ее неэффективность стала осознаваться теми, «кто создал экономическую систему и управляет ею». Это, на первый взгляд, и было сегодня продемонстрировано. Как и желание бороться с проявлениями распил-откатной экономики. Очевидно, впрочем, что болезнь не лечится одними контрольными и силовыми методами — война с коррупцией объявлена еще два с лишним года назад, толку — чуть.

Вице-премьер Сергей Иванов заявил 28 октября, что полагает необходимым внести изменения в федеральный закон "О госзакупках", чтобы приоритетом стало качество продукции, а не ее цена. По его словам, «часто добросовестные покупатели, такие как Объединенная авиастроительная корпорация или "Ростехнологии" объявляют конкурсы и обязаны выкупать продукцию у производителей с самой низкой ценой, которая не всегда гарантирует качество". Качество — это субъективная категория (на конкурсах или аукционах по госконтракту ее доля составляет обычно не больше трети), которая гарантирует распил-откатную схему.

Только цена — гарантирует мошенничество (фирма назначает минимальную цену, получает деньги и, грубо говоря, "испаряется"). Об этом на днях рассуждал уже президент - "заключается договор по заранее заниженной цене, а после этого все летит в тартарары, потому что исполнитель свои обязательства за эти деньги не может осуществить, начинаются споры. Нужно здесь какие-то критерии вводить". Сохранение нынешней системы из нескольких критериев гарантированно зафиксирует ситуацию с "консервативным" 20-процентным распилом.

Простых рецептов здесь определенно не существует, но нельзя согласиться со Станиславом Белковским. Покуда будут сверхдоходы (от нефти, нанотехнологий или продажи инновационных "Жигулей" - неважно) для работы экономики необходим будет механизм распределения сверхдоходов. "Коррупция" - система откатов, неформальных связей, торговли властью и практика отъема бизнеса — и избыточное административное регулирование рыночных отношений государственными агентами (в виде неумной налоговой политики или кредитования убыточных производств) — есть способ распределения средств, традиционный уже, потому вряд ли преодолеваемый быстро и просто.

По сути, такая экономика вполне укладывается в описание постосветского административного рынка, данное Симоном Кордонским (на российском административном рынке предметами торга, в частности, стали государственные и политические реалии, на нем продается все, могущее быть кем-то купленным, в том числе и то, что по общепринятым рыночным представлениям не может быть товаром -- сама власть, например). Торговля статусом и доступом к ресурсу (в силу статуса) — нормальный для нее процесс. Врач не "берет взятки", а осуществляет предпринимательскую деятельность по торговле статусом и услугами. То же делает милиционер, водопроводчик, "продажный журналист" и "политик-коррупционер". Посредством взаимодействия агентов откатной экономики происходит перераспределение национального богатства от государства к гражданам страны. Распределение сильно неравномерное, но государственный "распределительный потенциал" еще ниже этой системы.

Условно: заказчик с подрядчиком пилят 150 миллионов (условная сумма) на двоих (для простоты). Каждый из них строит по дому на Рублевском шоссе. Для этого по большой цене покупается земля (продающие землю получают часть "коррупционной ренты"), нанимается строитель (рента делится с ним,. рабочими, продавцами строительных материалов). Далее - ландшафтный дизайнер, дизайнер по интерьерам, картины (искуствовед, оценщик и т.д.), медклиника подороже (врачи, обслуживающий персонал), взятки контрагентам по бизнесу, подарки, дети поступают в престижный вуз (в России - репетиторы, взятка при поступлении; за границей... ну пусть это будут патриотичные коррупционеры). Охрана дачи, уборщики, квартира для детей (часть коррупционной ренты получают  девелоперы, часть - столичные чиновники, плюс ремонт - работники и продавцы строительных материалов). И так далее. То же самое происходит и снизу вверх, как в ролике "Новое российское Евангелие" команды "Антимульт".

Как в Советском Союзе низкую зарплату работники "компенсировали" вынесением продукции с предприятия с последующей ее реализацией (по бартеру или за деньги), а "ответственные работники" -  воровством путем приписок и создания теневого рынка. При отсутствии сверхдоходов в страновых  рамках участники системы начинают зарабатывать на убытках и перераспределении собственности (в этих условиях "коррупционный рынок" становится более "рейдерским", при высокой доле сверхдоходов — более "откатным").

Эта специфическая модель экономики нуждается а) в осмыслении, каковое вроде бы уже имеется у бюрократии, б) в исследовании, что категорически отсутствует в России, в) в выработке решений по системной трансформации с учетом издержек, конфликтов интересов, структурных рисков для государственной машины и населения и так далее. Прекрасными законами, силовым давлением трижды честных прокуроров и изобретением "электронных систем" проблема не решается однозначно. Хотя бы потому, что сами эти меры в какой-то (иногда большой степени) оказываются встроенными в откатную экономику. Депутаты-лоббисты принимают двусмысленные законы, прокуроры и прочие госаудиторы начинают использовать полномочия для извлечения прибыли, а внедрение электронных систем госзакупок и всяких "электронных правительств" стоит по итогам как несколько авианосцев и не приводит к изменению ситуации. Все равно находятся люди, изобретающие очередные 400 сравнительно честных способа отъема денег у государства и его агентов.

http://www.polit.ru/event/2010/10/29/roz.html

www.gazetaprotestant.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: