Политика борьбы с меньшинством

В категориях: Общество, Церковь и власть

11 сентября 2010

Роман Лункин

Обзор круглого стола, посвященного соблюдению прав верующих в регионах России.

 
 

Религиозная ситуация в регионах является в России чем-то специфическим, она всегда очень многообразна и парадоксальна. Вдумчивому исследователю каждая область нашей страны способна преподнести определенные сюрпризы. Федеральная политика в области религии, как и многие другие области российской жизни, содержит множество противоречий. Такие парадоксы были ярко представлены во время круглого стола «Противодействие экстремистской деятельности и проблемы соблюдения конституционного права граждан на свободу вероисповедания в регионах России», прошедшего 6 сентября в Москве и организованного Славянским правовым центром и Институтом религии и права.

Отличительной особенностью круглого стола стало не только участие представителей МВД России и Генпрокуратуры РФ, но и стремление обсудить целый ряд совершенно конкретных ситуаций вокруг христианских церквей в Хакасии, в Ханты-Мансийском автономном округе (ХМАО) и в Благовещенске, которые являются наиболее характерными и вопиющими примерами того, как обращаются с «нетрадиционными» церквями в провинции.

Во многих регионах, по словам Анатолия Пчелинцева, адвоката и главного редактора журнала «Религия и право», действия чиновников и отдельных сотрудников правоохранительных органов намеренно разрушают стабильную обстановку в религиозной сфере. Как и в советское время, в Хакасии власти, к примеру, хотят лишить пятидесятническую церковь «Прославление» Дома молитвы и, таким образом, вытесняют целые семьи верующих из страны (в конце 1970-х годов семья Ващенко требовала убежища от советских гонений в посольстве США). Как отметил Пчелинцев, нужно избежать правового невежества среди сотрудников правоохранительных органов, прокуратуры и Центра «Э» при МВД России, необходимо проводить семинары и издавать справочники. Иначе реальной проблемой становится то, что представители власти пользуются «сектоборческими» материалами и списками «тоталитарных сект».

В ХМАО-Югра неожиданные документы стали возникать после того, как произошла смена главы региона и была упразднена должность специалиста по взаимоотношениям с религиозными объединениями. По словам юриста и исполнительного директора Объединения церквей христиан веры евангельской ХМАО-Югра Игоря Яншина, на официальном уровне была объявлена борьба с церквями и с прихожанами. Появился откровенно абсурдный приказ Департамента по делам труда и социального развития ХМАО-Югра от 30.07.2010 (№ 05-7366/10), в котором предлагается в целях противодействия деятельности «сект» создавать добровольные дружины и контрольно-пропускные пункты. К приказу прилагается «список сект», в который вошли, помимо иных движений, все протестантские церкви ХМАО. Многим из них уже направили уведомления о расторжении договоров аренды на помещения (например, Церкви Иисуса Христа в Нягани), где они проводят богослужения. Игорь Яншин подчеркнул, что, исходя из этого, началась борьба с гражданами страны, верующими упомянутых в «списке сект» церквей: «У меня есть сын и скоро родится второй. Как он будет жить? Как будет ходить в садик или в кино, если будут стоять дружины и развешивать на всех ярлыки? Как будут бороться с членами церквей - ветеранами, которые строили Север и поднимали сибирскую нефть?» Яншин отметил, что в списке даны не полные названия церквей, а лишь их общие наименования, например «Слово жизни», и все эти организации теперь считаются фактически запрещенными.

В ответ на выступление Яншина специалист по государственно-церковным отношениям Андрей Себенцов заявил, что нужно возмущаться даже не самим включением в «список сект» каких-либо организаций. Надо откровенно сказать, что согласно действующему законодательству само наличие и составление такого списка является экстремизмом.

В городе Саяногорске Республики Хакасия прокуратура требует сноса здания, построенного для богослужений пятидесятнической церкви «Прославление». По словам пастора церкви Сергея Ващенко, прокуратура и ФСБ намеренно натравили на церковь соседа по участку, который заявил о незаконной постройке и о том, что она якобы угрожает его жизни. Сотрудницу БТИ, которая зарегистрировала здание церкви «Прославление», вызывали в местное ФСБ и требовали не мешать делу против пятидесятников. В сентябре 2010 года церковное здание должно быть снесено. Ващенко отметил, что его родственники были гонимы в советское время, у них отбирали детей и отправляли их в детдом, а служения церкви разгонялись. Сейчас, заявил Сергей Ващенко, «я христианин в 3-м поколении, мне 53 года, у меня четверо детей и мы не собираемся уезжать в Америку. Мы достойны наших отцов и будем бороться до конца».

Не менее эмоциональным было и выступление пастора церкви «Новое поколение» из Благовещенска (Амурская область) Михаила Дарбиняна. Его церковь - одна из крупнейших на Дальнем Востоке (1 тысяча только фиксированных членов церкви). Община играет большую роль в социальном служении Благовещенска (кормит бомжей, помогает больницам и т.д.), устраивает культурные акции, фестивали и театральные постановки, спортивные соревнования и имеет свой реабилитационный центр для наркозависимых. По словам Дарбиняна, церковь работает на укрепление позиций российского государства на Дальнем Востоке, призывает своих прихожан решать демографические проблемы (у самого пастора 5 детей). Однако с апреля 2010 года прокуратура города завела 5 разных дел против церкви, в частности, по поводу распространения видеоматериалов. Прокурор города обратился с иском в суд о признании выпуска видеоматериалов церкви незаконным, так как, по мнению «блюстителя законности», в них используются методы нейро-лингвистического программирования, которые подлежат лицензированию как медицинская деятельность. Церковь лицензии не имеет, а поэтому ее видеофильмы, к примеру, с проповедями пастора или посвященные юбилею создания церкви, якобы могут причинить вред здоровью (в ходе круглого стола был продемонстрирован ролик о церкви «Новое поколение», в котором прокуратура нашла НЛП, но ни один из участников круглого стола при демонстрации ролика не пострадал).

Церковь «Новое поколение» заявила о своих амбициях в Благовещенске, отметил адвокат Владимир Ряховский, намереваясь создать свою школу. После чего начались бесконечные проверки, в том числе в библиотеке, которые не дали никакого результата. Экстремизм, по мнению Ряховского, стали выжимать из пальца, а прокурор города объявил, что хочет устроить показательный процесс по запрету пятидесятников в России. В 1990-е годы уже были судебные процессы по поводу обвинений протестантских церквей в гипнозе (в частности, в Магадане), но история ничему не учит. Все опять повторяется, подчеркнул Владимир Ряховский.

Объяснить то, что происходит в стране, попытался Андрей Евгеньевич Себенцов. По его мнению, чиновники исполняют обязанности с учетом своих субъективных представлений, зачастую противореча законодательству. Об этом же говорит и история в Смоленске с попыткой ликвидации Методистской церкви за создание воскресной школы. По словам Себенцова, проводится совершенно определенная политика, в том числе по недопущению регистрации протестантских церквей. Он считает, что прокуроры не играют той роли, которую должны были бы играть на основании Конституции РФ, в которой заявлены светский характер государства в России и необходимость обеспечения прав человека. Себенцов задался вопросом: зачем искать экстремизм у протестантов, если они никого не убили, зачем создавать списки «сект», если они не помогают справиться с экстремизмом? Получается, что удобнее всего искать экстремизм там, где его нет.

В этой связи первый заместитель председателя Российского объединенного союза христиан веры евангельской (пятидесятников) Константин Бендас добавил, что антисектантские сюжеты на телевидении намеренно формируют в сознании обывателей образ неких «новых евангельских» церквей. Богослужения этих общин показывают наряду с закадровым голосом, рассказывающим о сатанистах. Такие вещи, отметил Бендас, постепенно накапливаются и могут привести к реальному социальному взрыву в обществе.

Увеличение количества жалоб от верующих в 7 раз за последние годы отметил Михаил Одинцов, профессор, начальник Отдела по религиозным и национальным вопросам Аппарата Уполномоченного по правам человека в РФ. В настоящее время в аппарате Уполномоченного около 3 тысяч коллективных обращений. По мнению Одинцова, российское государство постепенно уходит из поля светскости, отсутствует инструмент реализации государственной политики в сфере религии, нет органа, который бы отвечал за государственно-конфессиональные отношения. В региональные прокуратуры было послано 15 обращений от аппарата Уполномоченного, но ни в одном ответе прокуратура не признала своих ошибок. Хотя очевидно, что никаких оснований не было для срыва и разгона богослужений, обысков и проверок церквей, поисков экстремизма в религиозной литературе. Как подчеркнул Михаил Одинцов, религиозный взгляд на мир не обязан быть таким, каким его себе представляет государство. Для верующего мир лежит во грехе и его взоры обращены в мир трансцедентальный. Российское общество, заключил Одинцов, живет в остром глубинном конфликте и не может определиться, что делать с граждански активными людьми.

Реакция представителей правоохранительных органов на острую критику была на удивление благожелательной и дипломатичной. Старший прокурор управления по надзору за исполнением законов о федеральной безопасности, межнациональным отношениям и противодействию экстремизму Генпрокуратуры РФ Ольга Клыкова подчеркнула, что погоня за показателями не является политикой Генеральной прокуратуры РФ, а предостережения и проверки - не их стиль работы. Если где-то происходят разного рода ситуации, то по причине горячности прокуроров на местах.

Борьба с экстремизмом в реальности является составным элементом деятельности МВД, отметил замначальника информационно-правового и методического отдела Департамента по противодействию экстремизму МВД России Денис Корников. По его словам, главным направлением остается профилактика экстремистской деятельности, направляются соответствующие материалы в регионы. В этой связи МВД стремится наладить отношения со всеми мировыми религиями, к чему призывает и министр Рашид Нургалиев. По словам Корникова, центральный аппарат МВД также не требует в обязательном порядке количественных показателей, поскольку если будут перегибы, то не избежать социального взрыва.

Глава РОСХВЕ и член Общественной палаты РФ Сергей Ряховский подчеркнул, что прокуратура и МВД действительно откликаются на обращения верующих и отмечают необходимость поступать на основании Конституции РФ и законодательства. По его словам, осуществлением государственно-церковных отношений в России никто толком не занимается, а надо обсуждать этот вопрос на высоком государственном уровне. Общественная палата РФ, отметил глава РОСХВЕ, собирается провести слушания по проблемам религиозного образования в России и инициировать слушания по соблюдению религиозной свободы в стране.

Дискуссия юристов, чиновников и ученых показала, что существует острая проблема использования конфессионально ангажированных источников органами власти на разных уровнях. В правовом обществе «сектоборцы», составляющие списки «сект», также являются частью гражданского общества, они доносят свою точку зрения до граждан, не давая расслабиться новым религиозным движениям. Однако когда их радикальные призывы становятся руководством к действию для прокуроров и для сотрудников милиции, то это становится поводом для разжигания межрелигиозной розни и вражды по всей стране. Вместе с тем, стоит заметить, что официальная позиция Русской Православной Церкви совсем не столь радикальна, как высказывания многих «сектоборцев», и сегодня для христианских церквей, действующих на территории Российской Федерации, существует реальная возможность для диалога.

 
 

http://religo.ru/

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: