Пятая власть

В категориях: Общество, Церковь и власть

1 сентября 2010


("Der Spiegel", Германия)

Бенджамин Биддер (Benjamin Bidder), Маттиас Шепп (Matthias Schepp)

 
 

В России блогеры обладают политическим влиянием, потому что телевидение контролируется государством, а пресса находится под контролем близких к правительству олигархов. Однако среди представителей властной элиты страны растет недовольство по поводу свободы во всемирной сети.

Дело было в июне, это был солнечный день в Калифорнии, и именно в этот день Рустем Адагамов столкнулся с российским президентом. Он еще не успел надеть очки и очень торопился. «Я просто не заметил Дмитрия Медведева и слегка  его толкнул», признается самый влиятельный блогер России.

Сайт 48-летнего Адагамова, который публикует на нем свои сообщениями о задержании представителей оппозиции, о «неслыханном применении силы милицией», а также о других недостатках, ежедневно фиксирует около 600 000 посещений, и это означает, что у него больше читателей, чем у многих московских ежедневных газет. По поводу Медведева он один раз уже пошутил, представив на своем сайте кружки с портретами  Медведева и премьер-министра Владимира Путина. Жирными буквами на них было написано: «Все равно все они врут».

Тем более удивительно то, что Медведев дал интервью критику Кремля. И то, что он пригласил Адагамова сопровождать его во время встречи в Калифорнии с главой компании Apple Стивом Джобсом.

44-летний Медведев является большим фанатом Интернета, у него есть собственный блог и своя страничка в Твиттере. Свою получившую во всем мире известность статью «Россия, вперед!», представляющую собой безжалостный анализ экономической отсталости России, российский президент разместил не в правительственных изданиях и не на государственных телеканалах, а в одной из самых известных Интернет-газет, которая называется Gazeta.ru. На прошлой неделе он остановил строительство вызывающей много споров автомагистрали в окрестностях Москвы, прибегнув к помощи видео-блога. От своего правительства и от чиновников президент требует «открытости на всех уровнях».

Однако эта открытость уже представляется некоторым представителям властной элиты в России слишком большой, и прежде всего речь идет об Интернете. Глава администрации президента Сергей Нарышкин сам недавно провел специальное заседание, так как одна женщина на портале Gazeta.ru выступила с критикой в адрес Путина и Медведева. Эта журналистка возмущалась по поводу того, что автоколонны политиков блокируют автомобильное движение в городе.

Контрразведывательная служба ФСБ хотела бы заставить Интернет-провайдеров убрать неугодные ей веб-сайты. В соответствии с законом, провайдеры Интернет-услуг должны за свой счет установить специальное оборудование, при помощи которого ФСБ может следить за тем, какие сайты посещает определенный пользователь и какие он посылает электронные сообщения. Однако это можно делать только по решению судьи.

Некоторые Интернет-провайдеры упражняются в введении опережающей самоцензуры. Компания «Скартел», например, блокировала порталы противников Кремля, в том числе и веб-сайт бывшего чемпиона мира по шахматам Гарри Каспарова.

В этой борьбе за Интернет участвуют два лагеря, и в данном случае речь идет об определении направления развития  России в будущем, речь идет о том, сколько свободы готово предоставить государство этому 142-миллионному народу. Речь идет также о том, ориентируется ли государство на либеральный Запад или на авторитарный Восток - например, на Китай, который всеми силами пытается установить контроль над Интернетом и таким образом над гражданами своей страны.

Медведев рассматривает информационные технологии как «ключ для развития демократии», а Интернет он считает «важнейшим ресурсом» для того, чтобы добиваться достижения его главной цели – модернизации этого гигантского государства.

Российские Интернет-концерны играют в этом деле значительную роль. Они смогли защититься от всех нападений извне и  теперь сами начинают расширять сферу своей деятельности, в том числе и на Западе. Инвестиционная фирма DST, принадлежащая инвестору стартаповых проектов Юрию Мильнеру, а также газовому и металлургическому магнату Алишеру Усманову, увеличила свой пакет акций компании Facebook в апреле до десяти процентов. У американского предприятия AOL компания DST приобрела также систему мгновенного обмена сообщениями  ICQ. У этого Интернет-мессенджера 40 миллионов активных пользователей, и многие из них живут в западных странах.

В просторном помещении российского чемпиона среди поисковиков компании «Яндекс» гамаки и вазы со свежими фруктами немного напоминают атмосферу Силиконовой долины. «Мы уважаем Google, но мы просто лучше», говорит Елена Колмановская, которая 13 лет назад входила в число основателей этого концерна. Сегодня в компании «Яндекс» работает 2000 человек, и ей принадлежит около 65 процентов местного рынка. Нигде в мире ни одни поисковик не растет более высокими темпами. Google, на долю которого приходится примерно 70 процентов мирового рынка, переживает в России период застоя, остановившись на уровне 22 процентов.

Тем временем 60 миллионов человек между Калининградом на Западе и Камчаткой на Дальнем Востоке регулярно путешествуют по просторам Интернета, и это на 15 процентов больше по сравнению с прошлым годом.

Для многих Интернет – это своего рода вентиль, с помощью которого хорошо образованное, но слишком сильно контролируемое общество может выпускать пар. В Москве почти каждый второй пользователь ведет свой онлайновый дневник. А всего в стране их 7,5 миллиона, и это в два раза больше, чем год назад.

Кремль за последние десять лет поставил под государственный контроль практически все крупные телеканалы, тогда как  газеты и журналы имеют в настоящее время небольшие тиражи и они преимущественно принадлежат приближенным к правительству олигархам, и в этом случае блогеры берут на себя осуществление функции контроля. Даже такое печатное средство массовой информации как «Комсомольская правда» уважительно называет их «пятой властью».

Теперь по большей части блогеры, а не классические средства массовой информации обнаруживают  скандальные истории и клеймят позором недостатки. Одна студентка сообщила в своем блоге о ситуации в одном из домов для престарелых, расположенном недалеко от Москвы. В результате проворовавшийся директор был уволен. Когда весной этого года «Мерседес» одного из высокопоставленных руководителей нефтяного гиганта ЛУКОЙЛа на встречной полосе врезался в другую легковую машину, что стало причиной смерти двух женщин, опубликованные в сети фотографии разоблачили попытки сотрудников милиции замести следы преступления на месте аварии.

«Российские блогеры просто самые серьезные в мире», говорит Брэд Фитцпатрик (Brad Fitzpatrick). Этот американец является основателем сетевого ресурса «Живой Журнал» (LiveJournal), на котором любой пользователь может вести свой онлайновый дневник.

Нигде блогеры не являются такими влиятельными, как в России. И именно поэтому Адагамов, известный в сети под именем «drugoi», пять лет назад отказался от спокойной жизни креативного директора одного из рекламных агентств в Норвегии и перебрался в Москву. Но сможет ли он и в будущем работать так же свободно, как он это делал в прошлом?

«Президент Медведев – неплохой парень, я ценю его открытость», говорит Адагамов. Однако он настроен скептически относительно того, сможет ли Медведев в конечном итоге добиться своей цели. «Сеть – это последняя свободная территория, - подчеркивает он. – Долго она такой оставаться для нас не будет».

Одним из самых острых на язык критиков свободы в сети является Роберт Шлегель, родившийся в семье поволжского немца. У Шлегеля также есть iPad и он ведет в Интернете свой блог. Но в отличие от Адагамова он не принадлежит к «другим». Он принадлежит к «Нашим», к представителям путинской молодежи. До 2007 года он был пресс-секретарем этого движения. Теперь он заседает в парламенте, представляя партию Путина «Единая Россия». В настоящее время он работает над проектом нового закона об Интернете. Шлегель хочет ввести для каждого пользователя своего рода электронный паспорт. В таком случае сеть можно будет также легко контролировать, как и остальные государственные средства массовой информации.

25-летний Шлегель мечтает о том, чтобы когда-нибудь стать министром. В летнем лагере движения «Наши» на озере Селигер, расположенном на полпути из Москвы в Санкт-Петербург, он рассказывает молодым патриотам о том, как нужно делать видеоклипы для портала YouTube.

Члены движения «Наши» печально известны как горячие поклонники Путина. Критически настроенная газета «Коммерсант» одно время даже подозревала их   в организации кибер-атак на свой сайт, в результате чего он некоторое время не работал.

Год назад Шлегель предложил закрывать газеты за публикацию клеветнических материалов. Он пытался добиться строгого ограничения количества иностранных фильмов в российских кинотеатрах. «Многие средства массовой информации злоупотребляют своей свободой», считает он.

Где-то между Адагамовым и Шлегелем, между прогрессивным блогером и консервативным регулятором сети балансирует самый могущественный Интернет-олигарх Александр Мамут.

Этот предприниматель, состояние которого американский экономический  журнал Forbes оценивает в 1,5 миллиарда долларов, приобрел в 2007 году мажоритарный пакет акций Интернет-платформы LiveJournal, на которую приходится половина российской активности блогеров, в том числе Адагамова и его противника Шлегеля.

На чьей стороне находится Мамут? Этот магнат не дает интервью политического содержания. Он  произносит только одну фразу: «Россия в конце концов должна понять, что нужно поддерживать не добычу полезных ископаемых, а своих людей».

inosmi.ru

http://www.inosmi.ru/social/20100901/162588992.html

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: