Антикризисная социалка

В категориях: Трудные места

6 декабря 2009

Во время прямого эфира с Владимиром Путиным лидировали вопросы по экономической и социальной тематике, что подтверждает,с одной стороны, остроту проблемы, а с другой стороны, говорит о внимании к этому со стороны руководства.

Иллюстрацией могут служить показатели уровня заработной платы по стране. Как заявил, общаясь с россиянами Владимир Путин, повышение фонда оплаты труда бюджетников позволило сгладить ситуацию в целом, компенсировав падение доходов сотрудников коммерческого сектора.

Так, сегодня средняя зарплата бюджетников составляяет 25 тысяч 311 рублей. Данный показатель за год вырос почти на 18%. При этом в среднем по российской экономике зарплата составила 18 тысяч 156 рублей и впервые за длительное время стала ниже, чем в бюджетной отрасли.

В то же время глава правительства обратил внимание на присущую россиянам социализированность сознания. В частности, по его мнению, развитию России мешает ожидание того, что государство должно решить все и вся. "Это очень ограничивает личную инициативу внутри человека. Нужно способствовать тому, чтобы раскрывался потенциал каждого человека как личности", - заявил глава правительства РФ 3 декабря.
Комментирует:

Оксана Гончаренко ведущий эксперт Центра политической конъюнктуры

В кризис очень многие зарплаты перешли на «серую» схему, и их трудно отследить. С другой стороны, у бюджетников, конечно, гораздо лучшая ситуация. Задержки зарплаты и другие проблемы, которые фиксируются Росстатом, касаются именно промышленных предприятий. В бюджетном секторе таких проблем нет. Кроме того, в бюджетном секторе была определённая индексация. Несмотря на то, что многие замораживали этот процесс, тем не менее госпредпрития перешли на новую систему оплаты. Он в реальном выражении давал некоторый прирост.

Что касается бизнес-структур, то даже крупные из них массово переходили на сокращённую рабочую неделю, на неполную занятость, и, соответственно, уменьшалась оплата. Если большинство промышленных предприятий пошли по такому пути, то в среднем по итогам года, наверное, будет заметное различие. Сокращение доходов и работы на крупных предприятиях по итогам года может составить порядка 30% по сравнению с прошлым годом.

Кроме того, получается, что часть зарплат ушла в неофициальный сектор экономики, часть была сокращена в силу спада производства, часть новых вакансий, которые могли бы быть открыты, не открылись, предложения по зарплатам тоже сократились. С другой стороны, зарплаты госслужащих в регионах достаточно высоки по сравнению со средними зарплатами по регионам.

Разговоры о том, что сократится административный аппарат, остались только разговорами. В госструктурах в реальности сократились вакансии, но не рабочие места – они остались прежними, как и заработная плата. В бизнес-структурах, в производстве сократились не просто вакансии; сократились именно реальные места, и сократилась зарплата у тех, кто остался. Поэтому они в менее благоприятном положении.

Валерий Федоров директор ВЦИОМ

Привлекательными россияне считают работу госслужащего, то есть чиновника, и в меньшей степени работу медицинского работника. Все остальные наиболее массовые должности в госсекторе особым авторитетом у людей не пользуются.

Причин две. Первая – зарплата не слишком высокая; и престиж этих профессий, то есть представление в обществе о том, что они интересные, уважаемые, тоже не на высоте.

Если говорить о тех, кто работает на госпредприятиях (например, «Газпром» - контрольный пакет акций находится у государства; или, например, в оборонной промышленности), то там действительно занята значительная часть россиян. В «Газпроме», конечно, люди хотели бы работать. Но, например, в оборонке – нет.

То есть, в принципе, разделение на госсектор или частный сектор сильно размывается в представлении людей. Это конкретное сочетание объёмов материальной компенсации, условий труда, социальной защищённости и комфортности – как долго добираться до работы, какие условия работы и т.д.

Если брать более узко – бюджетников, то есть тех, кто получает зарплату от государства, это, как правило, 3 категории: госслужащие, врачи и учителя. Всё-таки здесь сохраняется определённый негативный отбор. Туда идут не самые талантливые, амбициозные, умные, энергичные люди, а скорее наоборот: те, кто предпочитает пусть относительно небольшой, но стабильный заработок, социальные гарантии и уверенность в завтрашнем дне.

А, напротив, наиболее динамичные, устремлённые в будущее и рассчитывающие только на себя люди стремятся идти в частный сектор, потому что полагают, что там, конечно, больше риски и больше возможностей проявить себя и устроить свою жизнь так, как им хочется.

Кризис, конечно, внёс определённые изменения. Понятно, что риски, заложенные в модели частного сектора, реализовались. И есть определённая доля тех, кто сегодня побаивается жить собственным умом, кто в такой ситуации решил поработать на государство. Но это не радикальные изменения, а конъюнктурное колебание.

Когда кризис закончится, на мой взгляд, восторжествует прагматичный подход: где лучше платят, где больше свободы для самореализации, где быстрее карьерная лестница, туда и будут идти люди. Очевидно, что пока это сочетание более оптимальных условий – в основном в частном секторе, а не в государственном.

Актуальный комментарий

http://www.actualcomment.ru/theme/961/

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: