Антикультисты, зовёт Россия вас!

В категориях: Трудные места

13 января 2010

В минувшем году идеология «антикультизма» официально стала частью российской государственной политики, как атеизм в советское время

Михаил Жеребятьев,

Изменение государственной политики напрямую связано с созданием экспертного религиоведческого совета при Минюсте РФ с Александром Дворкиным во главе. Оно означало, в первую очередь, признание министром юстиции Александром Коноваловым заслуг неутомимого "сектоборца", невзирая на весьма неоднозначные оценки антикультизма и "сектоведения" светским академическим сообществом. Коллизия, надо сказать, по нынешним временам не уникальная: достаточно вспомнить совсем уж недавнюю полемику вокруг технологий водоочистки Виктора Петрика, запатентованных изобретателем совместно с видным федеральным политиком.

На ушедший год также пришёлся антикультистский юбилей - 15-летие появления Определения Архиерейского Собора РПЦ МП 1994 г. "О псевдохристианских сектах, неоязычестве и оккультизме", открывшего кампанию дискредитации конкурентов РПЦ МП с использованием государственных ресурсов.

Оба события, знаменующих начало и конец процесса, дают повод оценить феномен российского антикультизма, подвести некоторые промежуточные итоги и заглянуть в будущее.

Кого не жалко

Разумеется, каждая сложившаяся деноминация реагировала на господствующие в российском обществе рубежа 1980-90-х настроения безбрежной "религиозности-духовности". Протестанты и католики пошли опробованным уже своими единоверцами в условиях других национальных обществ путём современной миссии с вовлечением старых и новых верующих в институциональные церковные структуры. При этом в своей деятельности они руководствовались общими принципами светского права. РПЦ МП, епископат, клир и активисты которой увидели в падении коммунизма возврат к дореволюционным временам господствующей Церкви, никем и ничем несдерживаемой и неограничиваемой, сделав ставку на выстраивание "симфонии" с государственными структурами.

Ещё до появления "Определения" 1994 г. католиков, протестантов, да и православных "зарубежников" тоже, в РПЦ МП критиковали с использованием квазибогословских аргументов. Однако, неприятие патриархией миссионерства на своей "канонической территории" походило всё же на внутренний спор "своих", в который малосведущие в религиозных вопросах чиновники и депутаты периода двоевластия (1991-93 гг.) предпочитали активно не вмешиваться.

"Определение" стало, по сути, первой инструкцией, адресованной всем и каждому, но в первую очередь - власть предержащим. Весьма любопытно, что текст документа, который сегодня можно обнаружить разве что на специализированных антикультистских интернет-ресурсах, о котором предпочла не упоминать "Православная энциклопедия" (в статье "Архиерейский собор 1994 г."), сразу по выходе его в свет перепечатывали даже рекламные издания.

Не менее интересны и названия организаций и течений, перечисляемых в "Определении" "О псевдохристианских сектах, неоязычестве и оккультизме". В одной большой компании тех, кто, согласно представлениям патриархии, "целенаправленно подрывают многовековые традиции и устои народов, вступают в конфликт с общественными институтами, объявляют войну Церкви Христовой", можно встретить Собор новой Святой Руси ("Богородичный центр"), "Белое братство", Церковь последнего завета, называемую "группой Виссариона", рерихианское Учение живой этики (Агни-йога), Ассоциацию Святого Духа за объединение мирового христианства (Церковь Муна), Новоапостольскую Церковь, Церковь Христа, Саентологическую Церковь, "Церковь Иисуса Христа святых последних дней" (мормонов), "Международное общество сознания Кришны", "АУМ Синрикё", "Трансцендентальную медитацию", различные направления учений "Новой эры", "Эры Водолея".

Спрашивается: что общего между уже оформившимися, институциональными вероисповеданиями и далёкими от такого оформления бессистемными духовными поисками? Дело в том, что все поименованные в "Определении" деноминации, движения или течения не имеют влиятельных лоббистов ни в мировом религиозном (прежде всего, христианском) сообществе, ни в сфере межгосударственных отношений (они не представлены во Всемирном Совете Церквей или Конференции Европейских Церквей, где ведущие роли играет РПЦ МП). Возникает даже впечатление, что вполне респектабельная Всемирная Новоапостольская Церковь попала в "чёрный" список просто "до кучи" - ведь всё равно за неё никто не заступится.

Так что внутренняя логика у "Определения" определённо была (несмотря на то, что неупомянутыми остались Свидетели Иеговы - ещё один раздражитель РПЦ МП), и напоминала она рассуждения кинематографического эрцгерцога из фильма Иштвана Сабо "Полковник Редль" - надо, дескать, найти иностранного шпиона среди тех групп, у которых нет влиятельных покровителей, и "кого не жалко".

Если б помнили это люди

Церковные эксперты, составляя списки "волков хищных", учли главное, но позабыли, кажется, о деталях, то есть о собственных совсем недавних контактах с теми, кого они назвали в 1994-м источником вселенского зла. А в ту пору такие контакты были ещё слишком свежи. Так, религиоведу Марату Штерину тогда же без труда удалось обнаружить в газетах описание финансовой помощи РПЦ МП со стороны "АУМ Синрикё". Ни больше, ни меньше…

Но даже по прошествии времени те давние контакты дают знать о себе. Прошедшей осенью автор этих строк имел возможность в том лишний раз убедиться. Приезд представителя руководства всемирной мормонской организации – Церкви Иисуса Христа святых последних дней (ЦИХСПД) - в один из российских городов не мог пройти незамеченным местными противниками религиозного разнообразия. Тем более, что и визит оказался нерядовым. Члену Кворума 12 апостолов ЦИХСПД старейшине Расселу Нельсону (в данном случае мормонский миссионерский титул "старейшина" очень даже соответствует реальному почтенному возрасту человека) предстояло произнести молитву посвящения здания Дома молитвы воронежской мормонской общины.

Собственно, история здания, которое на законных основаниях ещё 6 лет назад приобрела воронежская община, и определила идеологическую заострённость пикета, который прошёл под патриотическими, а не собственно антикультистскими лозунгами. Ровно в момент начала церемонии, проходившей в зале собраний общины, стоявшие снаружи окружающей здание изгороди молодые люди (не более полусотни) подошли к калитке и подняли три больших, написанных от руки лозунга: "Родина для россиян", "Зачем в России продают "Родину?", "Будет ли у молодых "Родина"?". Взятое в кавычки слово "Родина" объясняет многое, но далеко не всё. В далёких 1950-х в одном из крупных заводских жилых районов города был построен двухзальный кинотеатр в стиле сталинской архитектуры, которому дали соответствующее название. В 1990-х его, как и многие другие "очаги культуры" советской эпохи, власти вполне официально выставили на продажу. Так бывший кинотеатр приобрёл собственника и окончательно сменил профиль своей деятельности. В Воронеже отчего-то большинству городских кинотеатров, находящихся не в самых бойких местах, нашли однотипное, но при этом весьма знаковое применение. В фойе и залах бывших синематографов обосновались мебельные салоны, магазины, склады, что символизировало победу индивидуального потребления над идеологией и коллективными формами проведения досуга. В 2003 г. хозяин мебельного магазина-склада, что выкупил "Родину", вновь выставил здание на продажу. Если бы ни покупатели-мормоны, одним казино в городе стало больше.

Кем были пикетчики, кого они представляли – сразу не скажешь. Впрочем, извлечь дивиденды из своего выступления им не удалось. Вида неправославного, но и не нашистского, они тихо стояли с написанными на скору руку лозунгами на склеенных ватманских листах. Кроме мормонов и случайных прохожих пикет никто не увидел, о нём никто не писал и репортажей не показывал.

Апостол мормонов как бы в ответ на происходящее у дверей вспомнил в своей проповеди о том, как он встречался с Патриархом Алексием II в самом начале 1990-х в Москве. Предстоятель РПЦ МП, разумеется, не повторял в этом случае известную формулу межконфессиональных контактов, о которой Чистый переулок впоследствии также предпочитал не вспоминать ("Ваши пророки – наши пророки!"), но не произнёс и другого - "ваши апостолы - не наши апостолы".

Самое слабое звено в цепи мирового антикультизма…

Несмотря на то, что само понятие антикультизма, как и антикультитские термины появились в русском языке в начале 1990-х, Россия до сих пор продолжает оставаться задворками мирового антикультизма, что подтвердили петербургские конференция "Тоталитарные секты и право человека на безопасное существование" и ассамблея "Европейской федерации исследовательских центров информирования о сектах" (FECRIS) в мае 2009 г. Даже наделение чрезвычайными государственными полномочиями вице-президента FECRIS Дворкина ситуацию принципиально не изменило.

Отчего дело обстоит таким образом и почему откровенно выигрышные для российских антикультистов мероприятия прошли в обстановке повышенной секретности, да ещё и с невысоким статусом представительства французской "Межминистерской комиссии по бдительности и борьбе с сектантскими отклонениями" (MIVILUDES), убедительно объяснил профессор-религиовед Михаил Шахов. MIVILUDES - государственная структура, ни идейно, ни организационно не действующая в угоду какой-либо "традиционной" религиозной организации или вероисповедной доктрине. Ее задача - просто отслеживать девиантное поведение среди последователей как сложившихся конфессий (например, разных групп в католической Церкви), так и новых религиозных движений. Соответственно, и экспертные сочинения французских антикультистов дают лишь перечень спорных "с общественной точки зрения" религиозных организаций или направлений, что не влечёт за собой никаких правовых последствий для таких сообществ. Именно в ушедшем году суд и структуры исполнительной власти Франции наглядно продемонстрировали отсутствие "двойных стандартов" в политике светского государства: да, руководители тамошних саентологов занимались мошенничеством, но данное обстоятельство совершенно не повлияло ни на судьбу организации в целом, ни на остальных её членов.

Впрочем, в массиве мирового антикультизма весьма заметно направление, отражающее практическую психологию. Но и тут из-за разницы исходных российских и западных условий доморощенным антикультистам довольно трудно найти общий язык со своими зарубежными единомышленниками. Действительно, практикующие западные психологи рассматривают поисковую или институциональную религиозность как отклонение от нормы, нередко сопровождающееся разрывом прежних социальных связей и сменой привычных ролей.

Но при этом, антикультистски настроенные психологи, опять же, не обслуживают интересы конфессий, даже принадлежа к ним. Дело не только в светскости государственных законов и общественных устоев. Есть ещё законы рынка. Услуги психологов весьма востребованы как в Европе, так и в Америке. Переход психолога в стан конфессионально ангажированных специалистов означает потерю им части своей клиентуры, а приобретёт ли её он в своей конфессиональной нише - это ещё вопрос. В России с её небольшим по объёму рынком психологических услуг действуют обратные механизмы: работая в какой-то локальной среде, можно приобрести широкую известность.

Пиррова победа

Бессрочная акция "Инквизиторам нет!", начатая после утверждения экспертного религиоведческого совета при Минюсте с Александром Дворкиным в качестве его председателя, оказалась на удивление эффективной и, самое главное, показала возможности меньшинств сдерживать жёсткие инициативы властей как правоприменительного, так и законодательного характера. Епископ РОСХВЕ Константин Бендас в интервью "Порталу-Credo.Ru", похоже, не смог сдержать эмоций (это чувствуется при чтении текста), когда высказывал свое мнение об антимиссионерских поправках Минюста, отлёживающихся где-то в чиновничьих кабинетах.

Единственная победа, которой могут похвастаться отечественные антикультисты, – это декабрьское решение Верховного суда о признании экстремистскими изданий Свидетелей Иеговы. Власть (не очень, правда, понятно, какого уровня) пытается держать Свидетелей Иеговы "на коротком поводке", руководствуясь лукавым определением советской власти образца второй половины 1920-х гг., упоминаемым Ильёй Ильфом и Евгением Петровым: "Евреи в СССР есть, антисемитизма нет". Иными словами, "Свидетели Иеговы в России есть, ну а их организации, литература - под вопросом".

Однако гонения на Свидетелей Иеговы способны только усилить солидарность с ними признанных деноминаций, зарубежных правительств и международных неправительственных организаций, которые, как считали авторы "Определения" Архиерейского Собора РПЦ МП в далёком уже 1994 г., никогда не признают Свидетелей за равных себе и никогда за них не заступятся.

credo.ru

http://www.portal-credo.ru/site/?act=news&id=75484&cf=

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: