reveal@mirvboge.ru

БЕСЕДЫ О ХРИСТИАНСКОЙ ВЕРЕ

В категориях: Трудные места

26 февраля 2008

Игорь Смирнов

Часть 2

IV

Ваши пастыри берутся поучать всю Россию, а заодно и весь мир. Право, лучше бы они наставляли членов своих общин в христианском учении. Ведь самые дичайшие понятия о Троице, о Царстве Небесном, о душе, о спасении, о Завете, о народе Божием! Многие до сих пор не знают, сколько существует Книг Евангелия. Но что корить бедных россиян, ведь они и не слышали вовсе, что христианское учение существует. Поколение за поколением пребывало вне нормального духовного образования. Народ до сих пор ничего не знает о вере, которую, как нас уверяют, он не против исповедовать. Все его усердие истекает в праздники и обряды.

Неграмотность в отношении христианской веры такова, что создается впечатление, будто она специально кем-то поддерживается... Ну не может быть, чтоб само собой так получилось, без какого-нибудь добротного ложемасонского заговора... Ложемасонам ведь что надо? Развалить Россию-матушку, или ослабить ее непомерно. Так или не так? Конечно, так! об этом и во всех монастырях вещают, куда ни приди, — на второй или даже на первый день объяснят убежденно. До поры у заговорщиков превосходнейшим образом получалось покорять скрытно-направленно нашего доверчивого детину, а теперь господству их мракобесия угрожают библейские христиане, то есть мы со своей Библией. А как же иначе? все темные силы подспудные боятся ее, как огня. Вот они и рассвирепели. На все готовы пойти, лишь бы Слово Божие не утвердилось в народе. Любые деньги заплатят, лишь бы удержать людей в своих зловещих тенетах.

* * *

– Мы тут уже десять веков корчимся в окормлении, и никакого толка, а они обещают в пять минут все наладить. Чушь, конечно, ничего не выйдет!

– Да не слушайте вы их, пусть эти протестанты сами изучают свою Библию. И сами слушают своих проповедников. А нам голос звонницы дороже. Звон-то малиновый колокольный более скажет, чем все их проповедники вместе взятые! Бом-м!..

Протестантов бранят за то, что они излагают христианское учение. Ясно и недвусмысленно проповедуют то, чему учит Христос в Своем Слове. Ну так изложите и вы хоть раз свою позицию. Так же ясно и недвусмысленно, на основе Писания, скажите о вашем понимании веры в Бога и спасении души. Не надо тысячи книжек, спешащих противоречить друг другу, с нарочито запутанными мнениями и их последующей обязательной отменой, с лукавыми оговорками и ссылками на тот или иной авторитет... Дайте один честный документ, имя которому Исповедание Веры. И пусть в этом документе будет изложено ваше учение, в том числе о Церкви и обществе.

Вот иереи говорят: у нас нет средств, а то бы мы тоже стали проповедовать. Намекают, что протестантские проповедники добиваются успеха исключительно благодаря кое-каким денежкам. Не честнее ли сказать, что протестантов слушают потому, что они говорят Слово Божие. Кто знает, может и батюшек слушали бы, и слушали с услаждением, начни они проповедовать. Но они молчат, как молчали и сто, и двести лет назад. Если кто и разверзнет уста, то — будьте уверены — Слова Божиего от него не услышишь, а будет он излагать отчаянные поучения о тлетворном влиянии Запада... о Церкви своей изложит, о России, о чем угодно, только не о Христе. Один иерарх, к примеру, до последнего дня все о политике беспокоился. Врагов России под каждым кустом выискивал. И небезуспешно! Найдет и тут же обличит, а то и погромить попытается. Хоть бы раз о Боге что доброе сказал. Куда там! Так и помер в беспокойстве. Иной раз кажется, что этим господам милее подговориться с мусульманами или буддистами, чем посодействовать библейскому христианину, несущему Благую Весть.

* * *

... Как вы сказали? вас учат посредством изображений? И в обрядах для вас сокрыто больше смысла, чем во всей Библии?.. Говорите, что у вас есть надежная замена учению? И что же вы предлагаете? Изобразительные средства! Нам кадят дымом, изображая Святого Духа. И объясняют: угли — это невидимое естество Божие, ладан — молитвы. Просят называть вслед за ними Деву Марию — кадильницей богоносной...

Нет уж, лучше мы пребудем вне ваших литургисаний. Совершенствуйтесь в своих обрядах без нас! А то в этих занятиях у вас тысяча лет пролетела, как один день. Так ничего и не поняли.

V

«И взяла нарядные твои вещи из Моего золота и из Моего серебра, которые Я дал тебе, и сделала себе мужские изображения и блудодействовала с ними». (Иез. 16:17)

– Вы понимаете, кто такие нищие? — разговаривает продавщица религии с доверчивой покупательницей, — это заступники наши перед Богом. Может, только из-за них Бог и Россию-то хранит, а то давно бы сгинула. Их молитвами спасается Россия.

– Да и мы такие же нищие! На хлеб только и зарабатываем.

– А кто хлеб подает, знаете? Николай-угодник. У вас есть его икона?..

– Мне Владимира! У вас есть Владимир?

– Есть. Вот он. Еще кого-нибудь?

– Нет, больше никого не надо, только Владимира. Я сам — Владимир, — отвечает не вполне трезвый покупатель и смачно целует изображение.

* * *

– Да не воюем мы с вашими иконами! и никто их у вас отбирать не собирается. Делайте с ними все, что хотите. Целуйте их, окуривайте дымом... Мы не будем о них вообще говорить. Скучно... Это раньше мы горячились, доказывали... искажается образ Божий, вредная привычка отождествлять... И не замечали, наивные, ваших тайных знаков. «Вы что, не понимаете?!» — говорили вы нам.

Ну, не глупцы ли эти протестанты? Ведь какие деньги на иконах можно заработать! Взяли бы да и сами стали... возвышенно, трепетно, художественно раскрашивать и малевать духовное. Прищуривались бы, щелкали языками: какой свет, какие краски... непередаваемое никому блаженство! Трактаты писали бы о ценности и ценах слова в краске. Вечное искусство, гениальные традиции...

Производителям тоже с нами скучно — они люди деловые, торговые, им сподручнее нанять какого-нибудь писаку каленого — пусть заливается о красоте и значении... А они о серьезных вещах думают. Как, к примеру, убедить россиянин, чтобы каждый купил по одной штуке? Это ж сколько тогда будет? А если по две? Вот чем заниматься-то надо!

И прежде языческие ремесленники кричали, заглушая голос христиан: «велика Артемида Ефесская!» (Деян. 19:28). Вот тут бы и успокоить мастеровой люд: «Мужики! не волнуйтесь. Никакого убытка вашему ремеслу не предвидится! Только перестройтесь немного... другой фасон». И все! И никаких акций протеста. Даже интересно для настоящего художника — новые горизонты, новое слово в искусстве. Но апостол Павел ничего не обещает. Ничего не говорит о перспективе творчества оформителей капищ.

* * *

– Я этих икон приобрел на очень большую сумму. Что же теперь с ними делать, раз они против Слова Божиего? Может, сдать их в комиссионку?

– Отнесите туда, где купили. Если деньги не вернут, — не спорьте, отдайте так.

VI

– А как у вас насчет святых? Отвергаете, небось?

– Никоим образом, раз о них говорится в Священном Писании. Только вы внимательно его читайте. Апостолы всех верующих называют святыми, так и обращаются в своих Посланиях.

– Ну, это все ваши умствования. А у нас не так. Мы почитаем своих святых угодников, святых земли русской. Им мы и молимся, их и просим. А вот кому вы молитесь? Что, нечего отвечать?

Действительно, что тут скажешь? У вас Христос проходит как один из святых, и притом не самый популярный. Его славу вы раздали своим любимцам, раздали по знакомству и из патриотических соображений. Но Господь вряд ли это одобрит, ибо Он по-прежнему говорит: «не дам славы Моей иному» (Ис. 42:8).

Когда мы предстанем пред Богом, то скажем, что ежедневно изучали Его Слово и старались жить по нему, во всем полагаясь лишь на Бога одного, не ища помощи ни у кого другого. Что вы ответите? Что назначили Богу тьму помощников? Понятно, что из самых лучших побуждений... Вы полагаете, что Бог недостаточно внимателен, и надо обращать Его внимание при помощи секретарей и референтов? Вот в Писании Спаситель говорит: «Приидите ко Мне, все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас» (Мф. 11:28). Вам надо бы переделать эти слова так: приидите к Моим референтам, все труждающиеся и обремененные, и они успокоят вас.

* * *

ВЕЛИКИЯ ПОЛДНЕВНЫЯ ИСТИНЫ

К авве Пафнутию пришел отрок и сказал: хочу стать монахом. Что мне нужно делать? Авва Пафнутий ответил: смири свою гордыню. Отрок спросил: как мне смирить ее? Авва сказал: никому не говори о своей вере и веди себя так, будто не знаешь Христа.

Братия спорили между собой: сколько существует Евангелий. Одни говорили: два, другие называли и третье. Авва Досифей сказал: братия, негоже нам радовать бесов разномыслием. Давайте спросим авву Пафнутия. Спросили авву Пафнутия. Он сказал: сколько существует Евангелий, никто не знает. Сие есть великая тайна, невместимая в ум человеческий. Братия подивились реченной мудрости и разошлись по келлиям.

В другой раз отрок спросил авву Пафнутия: почему говорят, что нельзя видеть невидимое. Авва ответил так: не слушай подобное никогда, ибо это еретиков злоречие. На иконах ты можешь увидеть все, и даже более оного.

Авва Досифей спросил авву Пафнутия: можно ли пить винное зелье и не быть во грехе? Авва Пафнутий ответил так: можно, поелику можно не пить и быть во грехе. Авва Досифей немедля рассказал это братиям.

Некто темный лицом плел вервие. Братия задумались о предназначении сего вервия. У одного из братьев возник помысел спросить его: наш ли ты или супостат? Темный лицом ответил: ваш.

* * *

... К старцу, который шестнадцать лет не ходил в баню, но был склонен к тайнозрительству, приходили толпы любопытствующих со всей любопытной Руси. Некоторые приходили пешком... приходили и ждали. А старец не сразу принимал алчущих и жаждущих, но имел привычку скрываться в близрастущей траве. Показывал, что мир этот суетный его беспокойно утомлял. Его ждали, потом начинали кликать, а он радостно таился. Наконец, посылали за ним младенцев. Знали, что старец любил, когда именно младенцы его просят. Тогда он сразу смирялся и вставал из травы, стеснительно и очень просто выходил к омраченным поисками. Шел на глазах у всех, на удивление легонькой походкой, прямо не касаясь земли... Вот так сей яснотишайший старец невинно резвился, способствуя, заметим, поучительным размышлениям...

«Мы все терпели, лишь бы на него, голубчика, посмотреть, лишь бы благоговейно постоять с ним рядом... Какое было умиление повсюду, воспарение духа... стоишь, бывало, и кажется, ничего уже не надо, все куда-то уходит, и про время забываешь... а если еще и глаголы его благие послушать доведется, то радости и вовсе нет предела...»

Нашим христианнейшим верующим было невдомек, что старец, если уж взялся быть учителем народа, должен был учить лишь одному: тому, что говорит Бог в Своем Слове. Но разве такое учение нужно было пришедшим? Да и вовсе не за учением они приходили. Зачем изучать Библию, когда перед тобой наглядно обозначенный угодник! Готовый святой! И главное, в земле русской просиявший, как и положено всем истинным святым.

Еще при его жизни складываются о нем изумленные предания, а народ начинает ему на всякий случай потихоньку молиться... Мудрый был старец. Понимал, тайнозрительствуя, что начни он всерьез разбирать с приходящими Писание, все бы и разбежались. Дело известное.

Продолжение следует

Евангелие:

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: