reveal@mirvboge.ru

Ценности: Изменения в лице

В категориях: Общество, Церковь и власть

9 августа 2009

Максим Трудолюбов

Неужели Россия по природе не может быть интегрирована в мир, став частью «большой Европы»? Нас не принимают в принципе или потому, что у нас страной управляют неприемлемые для них политики? Федор Лукьянов в статье на этой странице напоминает, какую траекторию прошла Россия при Владимире Путине в отношении к внешнему миру: начинали с готовности идти на сближение с Западом, закончили разочарованием и конфронтацией. В 90-е гг. говорили, что Запад «потерял Россию». Сейчас гораздо чаще говорят, что российская политика отдалила от нас США и Европу. Так кто кого «потерял»?

Всегда вспоминается звонок Путина Бушу после террористической атаки 11 сентября 2001 г., закрытые военные базы на Кубе и во Вьетнаме. «Партнерство — вот как называлась игра, в которую играл Путин [в начале своего первого срока], — писал в одной из своих статей в “Ведомостях” Роберт Скидельский. — Но доход на капитал, инвестированный им в проект “партнерство”, получился мизерный». Скидельский уверен, что в 2002 г. Россия даже интересовалась возможностью вступить в НАТО. «Страны не приглашаются к вступлению в НАТО, они сами должны подать заявку» — таким был неформальный ответ на неформальный вопрос с российской стороны. «Россия не готова стоять в очереди», — сказал Путин («Точка невозврата», «Ведомости» от 22.02.2007, стр. А4). На равных не приняли. Потом начались цветные революции, потом газовые войны, настроение испортилось, остатки взаимного доверия исчезли. В феврале 2007 г. Путин в мюнхенской речи сказал вслух все (почти все?), что думал про США и Европу.

Проделав в статье «Парадокс Путина» блестящий анализ последних 10 лет российской внешней политики, автор останавливается перед вопросом: что первично — политика Путина, вызывающая соответствующую реакцию вовне, или окружающая ситуация, провоцирующая российского руководителя на те или иные шаги? Однозначного ответа на этот вопрос не существует, считает Лукьянов.

Но «детский» вопрос все равно мучает: а что если бы на месте Путина был гораздо более приемлемый для других ведущих держав человек, во всех смыслах другое лицо? Может быть, тогда отношения пошли бы по другой траектории и поводов для разочарования было бы меньше? Не было бы газовых войн и войны с Грузией. Вполне реальной альтернативой Путину был, например, Евгений Примаков или Юрий Лужков. С ним во главе Россию приняли бы всерьез, на равных? А если бы в результате какой-то фантастической развилки во главе России оказался Анатолий Чубайс или Егор Гайдар? С распростертыми объятиями в ВТО, в Организацию экономического сотрудничества и развития, в Давос каждый год, совместная победа над терроризмом, Нобелевская премия мира, совместный полет на Марс…

А если дело не в человеке у руля, то значит, Россия лицом не вышла и по природе не может быть интегрирована в «большую Европу»? В результате большая страна, которую не принимают на равных, сама пытается стать центром силы, явно переоценивая свои возможности и обрекая себя на политическое одиночество. Это не столько грустно, сколько дорого..

http://www.vedomosti.ru/newspaper/article.shtml?2009/08/07/208751

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: