Церковная вертикаль: круче кремлевской.

В категориях: Трудные места

23 декабря 2009

Новый приходской устав РПЦ МП развеял сомнения относительно того, что является главным приоритетом этой «корпорации»

Александр Храмов,

В РПЦ МП продолжают укреплять церковную "вертикаль власти". На заседании Священного Синода 10 октября 2009 года была принята новая редакция типового устава прихода РПЦ (см. Журнал № 85), которая поступила на приходской уровень только сейчас. Всем приходам этой Церкви предписано внести в свои уставы соответствующие изменения (т.к. в качестве местных религиозных организаций приходы РПЦ МП обязаны регистрировать только типовой устав, утвержденный Синодом).

Нельзя сказать, что новый типовой устав принципиально отличается от прежнего, разработанного в 1998 году. Однако внесенные изменения наглядно показывают, в каком направлении движется РПЦ МП.

Если, согласно прежнему уставу, высшим органом управления приходом являлось Приходское собрание во главе с настоятелем, то в новой редакции высшим руководителем объявлен епархиальный архиерей. Прилагательное "высший" перекочевало на бумаге к архиерею только сейчас, но на деле епископ уже давно имеет неограниченную власть над священниками и прихожанами.

В типовом уставе -1998 задекларировано, что решения Приходского собрания должны утверждаться архиереем, но типовой устав-2009 сформулировал это в еще более ультимативной форме: "Решения (протоколы) Приходского собрания вступают в силу и подлежат обязательному исполнению после утверждения их Епархиальным архиереем".

Относительно самого состава Приходского собрания типовой устав также претерпел примечательные изменения. Во-первых, в уставе -1998 было упомянуто, что в Приходское собрание входят учредители прихода, т.е. лица, которые, в соответствии с Федеральным законом "О свободе совести и о религиозных объединениях", учреждают приход в качестве местной религиозной организации. Но в уставе-2009 об учредителях ничего не сказано. Во-вторых, в новой редакции провозглашено право архиерея единоличным решением изменять состав Приходского собрания: "Епархиальный архиерей единоличным решением вправе исключить всех (часть) членов из состава Приходского собрания и включить в его состав новых членов по собственному усмотрению". Основанием для этого может быть, например, несоблюдение "канонических правил". Разумеется, их единоличным толкователем в той или иной спорной ситуации будет выступает опять же архиерей: именно он будет решать, нарушили или не нарушили члены Приходского собрания эти самые "канонические правила". Но в принципе основания может и не быть вовсе.

А управы на действия епископа-самодура (при всем уважении к церковным иерархам, разве не было в истории и таких?) искать фактически негде. На епархиальном уровне всё решает архиерей. А выше идти просто нет смысла. Ведь, скажем, согласно статье 51 Положения о Церковном суде, "апелляционные жалобы на решения епархиальных судов, содержащие резолюцию епархиального архиерея, принимаются Общецерковным судом второй инстанции к рассмотрению исключительно по распоряжению Патриарха Московского и всея Руси или Священного Синода" (в качестве первой инстанции Общецерковный суд разбирает лишь дела против архиереев, предполагающие извержение из сана). Разумеется, Патриарх и Синод, сами же и назначающие архиереев, никогда не пойдут на то, чтобы ставить под сомнение их авторитет из-за каких-то "приходских мелочей", носящих обычно хозяйственно-бытовой характер.

Изменения, внесенные в устав-2009, только закрепляют положение, сложившееся на практике. На местах епископы/архиепископы/митрополиты обладают ничем не ограниченной и ничем не уравновешенной властью. Приходское собрание оказывается всего лишь ненужной декорацией. Приход не может иметь никакого собственного мнения о текущих задачах и, уж во всяком случае, не имеет никаких шансов претворить его в жизнь. Любое решение Приходского собрания, прежде чем вступить в силу, обязано пройти через архиерейскую канцелярию. Да и состав самого Приходского собрания архиерей в праве произвольно изменять. Никаких "учредителей прихода" для нового устава тоже не существует: он как бы возникает из ничего и есть ничто, всецело зависимое от архиерейского произвола. Забавно, что из устава-2009 исчезло даже само слово "прихожанин". Вместо прихожан в тексте фигурируют некие "совершеннолетние граждане православного вероисповедания". Это и значит, что приход превращен в ничто. Вместо приходов существует некая аморфная, неструктурированная масса "православных граждан", которую по своему усмотрению перетасовывают архиереи. Вся реальность сосредоточилась в епархиальных управлениях. Всё, что вокруг них – мир теней и призраков, обязанных повиноваться любому приказанию епископа.

Существует масса примеров, как нормальное, сложившееся течение приходской жизни нарушалось тем, что батюшку вдруг перебрасывали на другой приход. Почему? Да потому, что так "епископ решил". Ощущение незащищенности перед архиерейским произволом подавляет инициативу на местах: вместо того, чтобы думать о нуждах прихожан, священники вынуждены думать только о том, как бы не испортить отношения с архиереем.

Такое ощущение, что вся эта система, вся эта "церковная вертикаль власти", существует совсем не ради нужд людей, пусть даже ритуально-формальных. Не люди тут являются главным приоритетом, главным ресурсом, главным предметом трепетной заботы. А что является таковым? Главный приоритет РПЦ МП – это имущество. Единственное, на чем со всей определенностью настаивает Устав РПЦ МП в главе 11, посвященной приходам (кстати, сюда Архиерейскому Собору предстоит внести изменения, чтобы привести его в соответствие с новым типовым приходским уставом), так это на "единстве и неделимости" церковного имущества: "В случае принятия Приходским собранием решения о выходе из иерархической структуры и юрисдикции Русской Православной Церкви, приход лишается подтверждения о принадлежности к Русской Православной Церкви, что влечет прекращение деятельности прихода как религиозной организации Русской Православной Церкви и лишает его права на имущество, которое принадлежало приходу на правах собственности, пользования или на ином законном основании". Пусть люди уходят, главное, чтобы имущество осталось. Вся "церковная вертикаль" выстраивается исключительно с целью удержания имущества, с целью контроля над финансовыми потоками (чтобы, не дай Бог, приход не стал бы сам распоряжаться собственными средствами). Приходское собрание и настоятель должны быть бесправными, чтобы их можно было в любой момент произвольно перетасовать, заменить другими "гражданами православного вероисповедания". Пусть знают свое место, пусть знают, что "незаменимых тут нет", пусть знают, что архиерей имеет право на любую копеечку в церковной кружке и на любой приходской сарайчик. Бесправие мирян и рядового клира призвано обеспечить безраздельный контроль над церковной собственностью со стороны высших иерархов РПЦ МП.

Церковь должна быть едина как Тело Христово. Но единство во Христе едва ли соотносится с единством, свойственным финансово-хозяйственным корпорациям, да еще и построенным по тоталитарному принципу…

credo.ru

http://www.portal-credo.ru/site/?act=news&id=75158&cf=

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: