Деканонизация Сталина

В категориях: Трудные места

7 июля 2009

Проповедь Патриарха Кирилла и интервью архиепископа Илариона показывают: Московская патриархия не собирается во всем подыгрывать кремлевской идеократии

Борис Колымагин,

"Антисталинское" интервью нового главы ОВЦС МП архиепископа Волоколамского Илариона (Алфеева) вызвало неоднозначную реакцию "православной общественности". Хотя, казалось бы, никаких Америк архиепископ не открыл. Был Сталин "духовным уродом"? Преследовал ли верующих? Устроил ли геноцид собственного народа? Вопросы, разумеется, чисто риторические. Не один, конечно, кремлевский горец виноват в ужасах сталинизма, но на нем лежит личная ответственность за сломанные судьбы миллионов.

В Церковь после "перестройки" пришло немало бывших коммунистов, принёсших дух века сего в церковную ограду, так и не преодолев в себе "египетское рабство". Они до сих пор боятся правды. Этим и объясняется истерика части православных верующих, проявившаяся после "скандальных" слов архиепископа – между прочим, особо приближенного и доверенного лица Патриарха Кирилла. Но Церковь не может ради страхов и иллюзий этих верующих отказаться от Новомучеников и их духовного (и, в том числе, идейного) наследия, потому что она утверждается на их крови.

Беда в другом: об этом вспоминают только от случая к случаю. Во время, скажем, посещения Патриархом Московским и всея Руси Кириллом (Гундяевым) Бутовского полигона. А в текущей жизни память о святых почти отсутствует. Даже в местах их страданий. К примеру, на Соловках относительно недавно во время ремонтных работ были уничтожены граффити приговоренных к смерти репрессированных…

Проблема исторической памяти остро стоит перед общественным сознанием, но ещё острее она стоит внутри Церкви. Похоже, приходит время написания нового "Архипелага ГУЛАГа". Это может быть коллективная монография. Необходимо осмыслить весь, в том числе и литургический, опыт святости за решеткой и колючей проволокой в ХХ столетии. Причем именно в церковном контексте, без оглядки на то, какие политические силы могут извлечь выгоду из такого открытого разговора. Церковь не может вслед за властями вступать в узкий коридор "советизации" исторической памяти, и какое-то своё пространство восприятия прошлого ей просто жизненно необходимо.

Особенно в контексте недавно подписанного президентом распоряжения об усилении борьбы с фальсификацией отечественной истории. На первый взгляд, это распоряжение имеет внешнего адресата – страны Балтии и Украину, но фактически направлено оно против отечественной исторической науки. Многие советские мифы и мифологемы получают, таким образом, государственную подпитку. Однако кампания против "фальсификаторов" может ударить и по Церкви. Как, к примеру, церковно писать о Псковской миссии, не боясь быть обвиненным в "искажении" партизанской борьбы? Как говорить о репрессиях и уничтожениях памятников культуры советскими войсками (взорвали, например, ничтоже сумняшеся, колокольню Иосифо-Волоцкого монастыря), не боясь быть обвиненным в очернении героического прошлого?

В этой связи важна оценка Патриархом Кириллом Второй мировой войны для России, продолжением чего в известном смысле и стало интервью архиепископа Илариона. Кирилл озвучил перед широкой аудиторией мысль о том, что жертвы, понесенные во время Великой Отечественной войны, стали прямым следствием богоотступничества русского народа. Эта мысль, к слову, не нова, и часто звучала в религиозном подполье в семидесятые годы. И не беда, что она не стала поводом для широкой полемики в российских СМИ. Важно, что она четко обозначает вилку между церковной и официозной историографией.

Эти слова предстоятеля РПЦ МП посылают власти сигнал, что Московская патриархия не станет в исторических дискуссиях во всем подыгрывать Кремлю. Интервью главы ОВЦС МП лишь подтверждает это ощущение.

credo.ru

http://www.portal-credo.ru/site/?act=news&id=71518&cf=

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: