ЕдРоссовская модернизация.

В категориях: Трудные места

19 февраля 2010

Аналитики от «Единой России» предлагают пропитать модернизацию страны православно-патриотической идеологией

Валерий Емельянов,

В недрах ЕдРа (то есть партии нынешней олигархической номенклатуры "Единая Россия"), в рамках некоего специального центра, разработали идеологему, предлагающую православие в качестве идеологии российской модернизации. Эта информация, проникшая на днях в СМИ, уже особенно не удивляет. Всем нам в последние годы ясно и понятно, что в России де-факто восстановлена однопартийная система советского образца. Но восстановлена она все же в новых условиях, в которых от этой партии как института не требуется непосредственного руководства политической и экономической жизнью страны, а работа в парламенте носит символический характер, как и сам парламент, поскольку все ключевые законодательные решения уже предопределены безо всяких обсуждений-голосований и прочих, чуждых "исконно русской" политической традиции элементов "пресловутой демократии". Вот поэтому ничего и не остается профессиональным единороссам, как заняться выработкой новой идеологии. Для того, видимо, чтобы не оставить без ответа возможный вопрос домашних: "Папа, а ты чем на работе занимаешься?"

Воплощением подобной креативности единороссовских политологов стал широко известный "аналитический материал к заседанию Центра социально-консервативной политики партии "Единая Россия", подготовленный Национальным институтом развития современной идеологии (НИРСИ). Институт этот претендует на роль мозгового центра "Единой России", но, судя по всему, не имеет пока иного адреса, кроме интернетовского. Хотя сложно назвать "аналитическим материалом" агитпроповскую методичку с набором изложенных суконным языком банальностей. Вот, например, вводный пассаж "аналитического материала": "Для модернизации и развития России нужна идеология. В Конституции РФ записано, что никакая идеология не может быть признана государственной идеологией. Объективно необходимость государственной идеологии обусловлена тем, что люди в стране и народ, в целом, не могут чувствовать себя комфортно психологически при отсутствии или размытости политической мифологии и остальных составляющих идеологии, адекватных современному общественному сознанию и традициям народа". В переводе с единороссовского это означает приблизительно следующее: Конституция, конечно, запрещает, но не прожить нашим гражданам без идеологий, которую серьезные дяди и тети, работающие в зданиях бывших партшкол непременно должны разработать и внедрить. А, между прочим, академическое определение, принятое в современной политологии, гласит, что идеология есть общественно-историческая практика социума, которая формализована в некую систему и принята на вооружение какой-либо партией для своих целей. Но только партией, а не всем обществом!

Ну, вот, собственно, мы и подошли к главному тезису. НИРСИ признает Конституцию выхолощенной декларацией, но в чем же, собственно, должна состоять государственная идеология? Да, все верно, ничего неожиданного: православие как нравственная основа модернизации и патриотизм как "гражданская религия". Все это со ссылками на "Соборное слово" XIВРНС и со взятым в качестве эпиграфа высказыванием "Святейшего Патриарха Кирилла": "Модернизация – это нравственный императив". Причем, контекст и стилистика документа таковы, что если бы по ошибке вместо XIВРНС напечатали бы XXVсъезд КПСС, а вместо слов Патриарха Кирилла взяли бы в эпиграф изречение Сами-Знаете-Кого, суть сей государственной бумаги изменилась бы мало.

Но почему данная оригинальная разработка не поможет России обрести искомую "национальную идею"? Во-первых, здесь, как и во многих других идеологических полуфабрикатах последнего времени, совершенно необоснованно в качестве носителя базовых морально-нравственных ценностей нашего общества предстает только православие и больше никто и ничто. Это, наверное, было бы и справедливо для общества, в котором абсолютное большинство составляли бы активно и сознательно практикующие православные, принадлежащие еще и к одной церковной юрисдикции. Все мы знаем, что это в современной России совсем не так.

Второе. Модернизация – это явление (тем более в контексте нынешней российской ситуации), в первую очередь, социально-экономического порядка. В его основе должна лежать не религия, причем сведенная к одной-единственной конфессии, а несколько ясных и понятных принципов и действий, которые могут быть поддержаны всем обществом, весьма разнородным в этническом и культурном плане. Именно таким образом проходили все известные модернизационные процессы в XXстолетии, прежде всего в странах, имеющих репутацию восточноазиатских "тигров". При наличии авторитарных, даже с некоторыми элементами тоталитарности, режимов на Тайване и в Южной Корее строилась вполне рыночная экономика, основанная на свободе частной инициативы. И никто сверху, искусственно не пытался положить в основу этой идеологии буддизм или конфуцианство, искусственно смешанные с шовинизмом. "Идеология" там была проста и понятна - как, например, в Южной Корее: "Будем работать, чтобы быть богатыми". Безусловно, политика модернизации учитывала менталитет народа и традиции общества, на формирование которых оказывает влияние религия, но не более того. Это религии приходилось приспосабливаться к модернизации, а не наоборот. Нечто подобное происходит сегодня в Турции, где умеренные исламские политики пытаются гармонизировать принципы ислама и современного общественно-экономического развития. Причем в деле модернизации, как следует из бесед автора этих строк с этими самыми политиками, для них приоритетным является "Турция", а не "ислам".

Третье. Идеология православия (точнее – РПЦ МП) никак не может быть положена в основу социально-экономической модернизации, по одной простой причине – у РПЦ МП не было и нет опыта собственного практического экономического поведения, тем более в эпоху индустриального развития. В России опыт динамичной экономической деятельности был разве что у старообрядцев и протестантов, но не у православной Церкви как института. Так уж история распорядилась – в Средние века Русская Церковь в лице иерархии боролась за влияние в стране со светской властью, в результате чего византийская "симфония" Церкви и государства превратилась в русскую какофонию. Затем на два с лишком столетия Церковь превратилась в государственное присутственное место по ритуальным услугам и пропаганде. Ну а в советское время она просто была изолирована от общества.

Конечно, данный шедевр единороссовских аналитиков с очевидными научно-коммунистическими корнями - еще не идеология партии и, тем более, государства. Однако он достаточно рельефно демонстрирует ход мыслей, а, возможно, и действий фактически правящей в России партии.

credo.ru

http://www.portal-credo.ru/site/?act=news&id=76261&cf=

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: