reveal@mirvboge.ru

Еще раз о новом экуменизме, или Возможность Невозможного

В категориях: Трудные места

26 июля 2007

Дежнюк С.Ф.

Вселенская Церковь как единое и неделимое Тело Христово, Una Sancta, находит свое проявление каждый раз, когда двое или трое сходятся во Имя Христово. Однако с самых истоков Церкви ее слагаемые части уж очень часто не походили и походят на органы одного Тела. Разделения, анафемы, вражда, отлучения – все это написано на каждой странице истории христианства.

Не удивительно, что существовало и существует немало попыток привести видимую часть в соответствие соборности и кафоличности мистической части Corpus Christi. Разумеется, успех данного предприятия зависит не только от Благодати Божьей, но и от избранного Церковью метода.

Пожалуй, с 7-8го веков по Р.Х. никогда перспективы видимого единства христианства не выглядели столь обнадеживающими, как в прошлом столетии. Под влиянием факторов, описание которых выходит за рамки данного материала, было сделано немало шагов в сторону восстановления, продолжения или переведения межхристианского диалога к практическим мерам по организации объединяющих или координирующих данные процессы структурам. С благословениями или проклятиями, существительное «экуменизм» прочно вошло в лексику христиан.

Римо-католическая Церковь, часто не становясь полноправным участником экуменических структур, но предпочитающая отсылать туда своих эмиссаров как наблюдателей, прошла в 20 столетии длинный путь, поворотным пунктом которого стал Второй Ватиканский Собор. После шестидесятых верные епископу Римскому за меньше чем полвека сделали для единения Церкви больше, чем за предыдущие полторы тысячи лет. Часто действия римо-католиков носили чисто декларативный характер – обоюдное снятие анафемы с патриархом Константинопольским, подписание общего документа по оправданию с лютеранами, шаги к полному евхаристическому общению с англиканской Церковью. Однако этим закладывался и закладывается фундамент для возможности и успеха в дальнейшей экуменической работе.

Ситуация с православными Церквями более сложна. Несмотря на активное участие патриарха Константинопольского в экуменических процессах и начисленной в православном мире РПЦ во Всемирном Совете Церквей, православие в своем большинстве готово скорее принять «заблудших» братьев в свое лоно, чем воссоединиться с ними в одну Церковь. Численность православных, являющихся исключением из подобного правила, только подтверждает вышеуказанный подход.

Наиболее успешными в количественном факторе экуменического движения прошлого столетия были протестанты. Хотя благодаря их дихотомической раздробленности это и не удивительно. В то же время, иногда удавалось создавать жизнеспособные объединения из часто полярных в богословии и богослужебной практике деноминаций. Примеры – Канада и Континентальная Европа. К тому же экуменические процессы привели к полному евхаристическому общению хорошей части главных протестантских деноминаций.

Пожалуй, это и весь позитив экуменического движения. К началу 90ых прошлого столетия оно зашло в тупик, исчерпав все, что можно было сделать. ВСЦ превратился в пристанище либерализма, в котором нет места для консервативно настроенной части христианства. Данная структура на данный момент занимающийся чем угодно, только не делом видимого объединения Тела Христова. Христианство не смогло найти рычаги для коррекции, или, вернее, корреляции кажущейся «не состыковки» разнообразия доктрин, церковной практики, и прочих керамических составляющих частей единой мозаики Церкви.

Время пришло обратиться к тому, что в Северной Америке называют «новым экуменизмом». Того, что разделяет нас, слишком много. То, что принадлежность искупленного Христом человека к одной части Его Тела является причиной отказа в доступе к Телу и Крови в другой – факт. Лексическая тавтология последнего предложения только усиливает трагедию разделения того, что нельзя разделить. Несмотря на банальную неестественность этого факта, с ним нужно считаться. Нельзя необученного двухлетнего ребенка посадить за руль автомобиля. Подобные попытки не только не сдвинут авто с места, но и могут привести к трагедии. Однако то, что мы осознаем наш возраст и не садимся за баранку, свидетельствует о многом. И на этом нужно строить. Есть множество сфер, в которых раздробленная Церковь может принимать участие как одно целое. В первую очередь это то, о чем немало говорил Тот, Кто основал саму Церковь. По Его словам, нуждающиеся в хлебе и крове всегда будут среди нас... Также немало может быть сделано в той нише, которую мы все разделяем – уважение к святости человеческой жизни. Подобных сфер для совместной работы не только немало существует, но они давно настойчиво просят нашего внимания и действия. И уже отталкиваясь от совместного социального служения, можно начинать поиски и закладывание фундамента для строительства Единого Собора.

Без сомнения, здравый смысл подсказывает нам практическую невозможность видимого единства христианства в его нынешнем состоянии. Представить баптиста из Теннеси, либерального лютеранина из Швеции, полигамиста из Африканской Независимой Церкви, несторианца из Ирака, латиноамериканского римо-католического священника и православного из России, вместе служащих Евхаристию – удел фантазии или чуда. Однако после того как Бог стал Человеком, для нас открыта возможность и менее невероятных чудес. А пока, будем благодатью Божьей и водительством Святого Духа искать пути, который когда-то приведет нас к реализации «Да будут все едино».

Baznica.Info

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: