reveal@mirvboge.ru

\”Если бы военные пришли на два часа позже, мы бы погибли!\”

В категориях: Общество, Церковь и власть

21 мая 2010

Первое интервью после плена моряки "Московского университета" дали "Комсомолке"

Татьяна ЧЕРНИКОВА, Ольга СУХОВА

— 20.05.2010

Так аэропорту Краснодара не встречали еще ни одну звезду. Толпа журналистов и операторов, родственники, да и просто неравнодушные люди - моряков с танкера «Московский университет» чествовали как национальных героев. Близкие экипажа приехали с охапками цветов и ждали, когда смогут увидеть своих родственников.

Напомним, танкер, перевозивший 100 тысяч тонн нефти, был захвачен 5 мая в восточной части Аденского залива и освобожден на следующий день российскими военными с большого противолодочного корабля «Маршал Шапошников». Никто из 23 членов экипажа не пострадал. Десять пиратов были задержаны, один убит.

Утром, когда российские военные штурмом отвоевали экипаж корабля, и поверженные разбойники понуро сидели на палубе, взошло солнце, пошел дождь и над танкером появилась радуга. В этом моряки увидели знамение.

Огня было столько, что и Прометею не снилось

И все-таки «Комсомолке» удалось встретиться с членами экипажа. Элеткромеханика Сергея Коценко мы поймали, когда он подъехал к своему дому в Новороссийске. - Серега, с возвращением! Ты герой! Молодец! - Подлетели к нему соседи, едва он вышел из машины. Подошедший Сергей признался, что вспоминать о тех часах не очень-то хочется.

- Это не я герой, это военные, освободившие нас - молодцы, обязательно поставлю свечки за них и свою команду, - добавляет он. - Утро начиналось как обычно. Умылся, налил какао, а тут - тревога! Ребята заметили сначала одну моторку пиратов, а потом и еще одну. Капитан попытался увести пароход, но у нападавших было преимущество - легкая лодка, которая сразу же нас догнала. Гранатометы, «Калаши» - по нам палили не переставая. Старпом Михаил Мигунов, уже попадавший в подобную ситуацию год назад, не давал залезть пиратам на борт, отстреливаясь сигнальными ракетами. Бегал прямо под пулями! Ребята - Паша Донченко, Владимир Булавин, сражались плечом к плечу, прикрывая старпома. И главное - все так дружно, профессионально, будто они этим всю жизнь занимались.

В это время повар Алла Гаврилова и буфетчица Елена Ильяшенко мигом собрали еду - полуфабрикаты, печенье и воду. Для таких случаев на камбузе есть отдельные запасы, так что в панике вытаскивать все из холодильника и снимать с полок ничего не пришлось.

Сейчас практически все родители «заложников» в один голос говорят о том, что в их детей стреляли пираты и даже хотели всех убить. А прежде чем закрыться в румпельном отделении, экипаж двадцать часов отбивался от пиратов с помощью подшипников и шлангов с водой.

- Ребята как могли отстреливались от негодяев ракетницами, водяными шлангами и даже пуляли в них подшипниками из рогатки - оружия-то на корабле нет, - рассказывают родители. - Это чудо, что никто не пострадал. Говорят, пираты были очень злые. Они украли все из трюмов. Унесли даже одежду и личные вещи экипажа. Хотя первую атаку корсаров морякам удалось отбить. Но на втором подходе разбойники все же забрались на танкер.

Когда отбиваться стало нечем, команда спустилась в Цитадель, так моряки называют румпельное отделение.

- Ни секунды без дела не сидели, - говорит Сергей Коценко. - Знали, что пираты будут взламывать дверь, поэтому ее нужно хорошенько забаррикадировать. Схватили огромные судовые канаты и за несколько минут завалили ими вход. А это ведь несколько тонн!

Спустя несколько часов, когда флибустьеры все-таки выломали дверь, их ждал сюрприз. Справиться с подобным препятствием одиннадцати пиратам было сложно, поэтому они облили канаты бензином и подожгли. Но у экипажа на этот случай были припасены гидранты и огнетушители. Пожар тут же потушили. Противостояние за эту дверь длилось ещё долгие часы, команда боролась с поджогами, бандиты поджигали и палили по экипажу из автоматов.

«Мы никогда не хохотали так, как в плену»

- Все это время мы больше всего переживали за наших женщин на борту - Аллу и Лену, - в один голос говорят ребята. - Все понимали: если пираты прорвут оборону, нас расстреляют, а девочкам придется гораздо хуже.

Команда же вздохнула с облегчением, когда узнала, что на помощь им идет корабль «Маршал Шапошников».

- Дело в том, что с командой этого судна мы расстались за сутки до ЧП, - объясняет Елена. - Военные сопровождали нас в Аденском заливе и ушли только тогда, когда мы прошли опасную зону. За это время мы так подружились с ребятами, что расставаться не хотелось! И тогда подполковник Андрей Ежов, командир подразделения морской пехоты Тихоокеанского флота, сказал: «Ребят, вы, если что, обращайтесь. Мы своих в беде не бросаем!» Конечно, тогда мы посмеялись, не думая о том, что его слова окажутся пророческими. Представьте, как мы радовались, когда с нами связались военные, сказали, что идут на помощь. И по рации мы услышали знакомый голос: «Это я, Еж! Как вы там, ребята, нормально?». Все это время, которое его команда штурмовала наше судно, я хотела только одного: расцеловать его! Это только в голливудских фильмах русские вояки - огромные, глупые, не умеющие связать двух слов. Наш подполковник - удивительно улыбчивый, умный, добрый, с потрясающим чувством юмора! Он верил в своих ребят, а они в него, потому все и получилось!

- Огня было столько, что Прометею и не снилось, - вставляет Коценко. - Пираты не сдавались даже во время штурма и под пулями пытались выломать нашу дверь. А команда «Шапошникова» все сделала так четко, что никто из нашего экипажа не пострадал.

После освобождения бывшие пленники бросились на палубу, чтобы обнять Ежова и его ребят. Следующие несколько дней они чинили судно. Сейчас «Московский университет» стоит на якоре, ждет ремонта.

КР

http://kp.ru/daily/24493.4/647863/

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: