reveal@mirvboge.ru

Эти «жестокие» христиане

В категориях: Общество, Церковь и власть

11 мая 2009

Петр Цюкало

Недавний опрос, проведенный Пью Форумом, организацией, исследующей религиозную жизнь в США, показал, что американские христиане считают допустимыми пытки людей, в то время как неверующие выступают за запрет пыток. Да, многозначительное признание. Причем, чем чаще люди посещают церковь, тем скорее они за пытки. Чему их там учат, в церквах-то?! Вот какие они, оказывается, христиане…

Может, правы атеисты, которые говорят, что Библия - аморальна, а христианская мораль - лицемерие. Впрочем, не будем торопиться с выводами. Что-то подсказывает мне, что христиане ненавидят пытки даже больше, чем их неверующие соседи. Тогда с чем связаны такие неожиданные результаты опроса?
Уточнение терминов

Прежде всего о пытках. Когда мы слышим это слово, в сознании всплывают образы: подземелья инквизиции, застенки гестапо, кабинеты чекистов или, по крайней мере, недавний случай в Нижнем Новгороде. Как сообщили 30 апреля 2009 года российские издания, местные милиционеры устроили для Алексея Якимова импровизированную дыбу, душили его, сломали кисть руки, а затем решили утопить в ледяной воде за то, что он осмелился попросить милиционеров предъявить документы. Здесь же разговор о других пытках. Респондентов спрашивали: «Может ли быть оправдано применение пыток по отношению к подозреваемым террористам с целью получить от них важную информацию?» По всему миру идет спор, можно ли было применять жесткие методы допроса против террористов, в частности тех, кто устроил теракты 11 сентября 2001 года, когда в огне и под обломками зданий погибло больше 3000 человек. Среди жестких методов, которые в этом опросе назывались пытками, были ограничения сна, громкая рок-музыка, и - самое страшное - симуляция утопления. Не гвозди под ногти, не вытягивание на дыбе, не выжигание каленым железом, как многие бы предположили, а пощечины и струя воды из чайника. Кстати, немало американских солдат учатся переносить симуляцию утопления в процессе военной подготовки. Когда эти секретные данные о методах допросов террористов были недавно опубликованы, читатели в мусульманских странах не поверили, что с их собратьями так мягко обращаются. Да они со своими женами не всегда так предупредительны!
«Христианская любовь»

Все равно, пусть не средневековые пытки, пусть просто жесткие методы допроса, но разве христиане не должны проявлять любовь к людям, даже своим врагам, вместо того, чтобы допрашивать их? Хороший вопрос.

Во Франкфурте, в Германии, некий студент-юрист, Магнус Гефген, похитил ребенка с целью получения выкупа. По горячим следам преступник был арестован, но ни в какую не признавался, где спрятал мальчика – он ведь был юристом, знал законы, что его и пальцем не тронут. Перед полицейским стояла дилемма: либо он продолжает терпеливо взывать к совести преступника и смириться с мыслью, что где-то похищенный ребенок страдает от мучений ничем не отличающихся от жестоких пыток. Либо он попробует добиться информации иначе. Полицейский не выдержал и пригрозил применить силу против насильника. Тот тут же признался! К сожалению, к тому времени 11-летний Якоб был уже мертв.

Вот в чем проблема – пытки отвратительны, недопустимы; цивилизованное общество должно бы исключить из своего арсенала эти бесчеловечные методы. Но увы, мы живем в том мире, где не все люди цивилизованны, где есть немало бесчеловечных людей и они жестоко пытают свои жертвы. Попытки умиротворять этих нелюдей приводят к неизмеримо большим страданиям невинных. Лет двадцать назад меня сильно впечатлила фраза: «Лучше ошибочно отпустить на свободу десять виновных, чем по ошибке посадить одного невиновного». Это прекрасно, если только те, оставшиеся на свободе, не продолжат грабить, убивать и насиловать. А они, как показывает жизнь, с большой долей вероятности именно это и будут делать. По крайней мере, в США, где Департамент юстиции ведет тщательный учет, две трети освободившихся заключенных возвращаются назад. Не забудем, что не всех удается поймать. И тогда данная фраза будет выглядеть так: «Лучше отпустить на свободу десять преступников (из которых, по крайней мере, шестеро будут продолжать убивать, насиловать, грабить), чем посадить одного невиновного». Видите, уже не так бесспорно. Конечно, приятно быть благородным, но когда за твое благородство своими жизнями, здоровьем или имуществом расплачиваются другие, не уверен, что это является благородством.
Этот «жестокий» Бог

Еще одно обстоятельство не дает мне возможности наслаждаться принадлежностью к интеллигентному кругу людей - гуманистов-за-чужой-счет. Не изжитая привычка уважительно относиться к одной древней книге. Читатели Библии никогда не задумывались, почему Бог заповедал - хочу подчеркнуть именно то, что это Бог заповедал – правило «око за око» и «зуб за зуб»? Мы свысока рассуждаем о диких древних евреях, которые были так примитивно жестоки. Как знать, как знать? Природа людей со времен Моисея не изменилась. Человечество так же жестоко, как 3500 лет назад. Нужно быть слепым и глухим, чтобы после ХХ века не признать, что мы недалеко ушли от наших предков. Если не стали жесточе, то изощреннее. Я часто думаю о том, что наше время в будущем будут называть «эпохой мясников». Придет время, когда люди окончательно поймут, что нерожденные дети являются такими же достойными жизни существами, как и те, кто родились, и тоже имеют неотъемлемые права, данные им Создателем. И реки крови, проливающиеся в абортариях, наконец ужаснут человечество. Где, в какой войне, за последние 50 лет было истреблено 100 миллионов детей?

Возвращаясь к Моисеевому закону, нельзя ли предположить, что Гефген, завязывающий ребенка в пластиковый мешок, не стал бы этого делать, если бы наверняка знал, что его самого точно так же будут вскоре хоронить? Кажется мне, что Бог не случайно предусмотрел и смертную казнь, и закон равного возмездия. Нижегородские милиционеры даже спьяну не решились бы пытать случайного прохожего, если бы они наверняка знали, что их ожидает то же самое. Что-то подсказывает мне, что и немецкий студент-юрист, и русские милиционеры были уверены в другом.

Значит ли это, что мы должны уподобиться этим нелюдям в человеческом теле? Во-первых, уподобиться им невозможно. Если кто-то не видит разницы между удушением невинного ребенка и смертной казнью преступника, замучившего этого ребенка, если эту разницу нужно объяснять, то не тот ли это случай, когда объяснять уже не нужно. Точнее – бесполезно. Во-вторых, жесткие методы допроса допустимы только в том случае, когда они позволяют получить очень важную и часто срочную информацию. Как это было в деле с исламскими боевиками на Гуантанамо, когда из них удалось выудить информацию о готовящемся теракте в лондонском аэропорту Хитроу и тем самым предотвратить пытки будущих жертв – от сожжения в огне, разрывов тела на части, от жизни в искалеченных телах, мучительной боли от потери близких.
Если общество перестает карать злых, оно начнет наказывать добрых

Мы живем в мире, в котором действует принцип: когда общество перестает карать злых людей, оно начинает наказывать добрых. Этот универсальный принцип действует везде, в том числе в нашей собственной семье и школе. Если мы не следим за тем, чтобы дети уважали друг друга, не дисциплинируем тех, кто обижает или манипулирует, то тем самым поддержим нездоровую атмосферу в семье, от которой больше всего будут страдать самые порядочные, самые добрые дети. Если учителя не следят за порядком, то вскоре школьники окажутся под властью наиболее наглых, жестоких и немилосердных сверстников. Вот почему я предполагаю, что участники опроса, высказавшиеся за применение, в исключительных обстоятельствах, жестких методов к преступникам, на самом деле ненавидят жестокость больше, чем их соотечественники-гуманисты. Те предпочитают жить в выдуманном мире, в котором все люди в сущности добрые и с ними всегда можно договориться. Реальность же такова, что люди часто бывают злы, и если зло не ограничивать, оно агрессивно распространяется. Посмотрите на снимок детоубийцы Магнуса? Может, кто думает, что он глубоко раскаивался за свое злодеяние, готов был наложить на себя руки от отчаяния? Ночами не спал от осознания ужаса содеянного? Он потребовал освободить его за то, что какой-то негодяй-полицейский посмел угрожать болью его белому, нежному, ранимому телу!

Кстати, того полицейского уволили. (Не проявил «христианской любви»?) По мнению современных гуманистов, он должен был абстрагироваться от похищенного ребенка, не думать о его страданиях. Как-то так получается, что о любви и гуманности особенно много говорят в тех обществах, где уже абстрагировались - дальше некуда: детей любят расчленять хирургическими щипцами, заливать солевым раствором, вводить в мозг смертельные инъекции, высасывать их тельца вакуумными установками (одним из этих методов, пока вы читали эту статью, в стране уже успели абортировать шестерых детей). В «недоразвитых» обществах, например, в Израиле библейских времен, или хотя бы в нашей стране сто лет назад, детей предпочитали беречь, а казнить убийц и насильников. Сейчас, в пору всеобщего прогресса и просвещения, рутинное убийство невинных называют правом выбора, а казнь маньяка-людоеда называют нарушением божественных принципов (только Бог-де, говорят, может отобрать жизнь).
Дьявольское вино

Как случилось, что интеллигентные люди живут с перевернутыми ценностями и при этом чувствуют себя нравственно на голову выше остальных? Среди многих причин, есть одна и она, на мой взгляд, корневая. Со времен Эдема, падшие люди стремятся, хотя бы отчасти, на короткое время почуствовать себя богами. А распоряжение жизнью других людей - атрибут божественной власти – это такое вино, которое бьет в голову самому дьяволу. Жить по библейским принципам, просто повиноваться Божьей заповеди - казнить негодяев, спасать беззащитных, хранить целомудрие, как предписывает Библия - для них банально, скучно, и даже как бы унизительно для их достоинства. А вот если вопреки Библии? А вот если в пику Богу? Он указывает одних казнить, а других - миловать, одно называет любовью, а другое извращением? А мы сделаем наоборот! И делают…

Вот и выходит, что так называемый гуманизм, на поверку оказывается дьявольским вызовом, брошенным в лицо Богу. Не спешите осуждать тех христиан, кто высказался за жесткость к жестоким убийцам. Может быть они просто лучше понимают, что в этом испорченном мире красивые слова о любви, гуманности и прощении чаще всего используются как прикрытие, так что терпимость к извращениям оборачивается нетерпимостью к целомудрию, а гуманность к садистам поощряет других к насилию и продолжению бесчеловечных пыток, от которых страдают невинные.

baznica.info

http://baznica.info/index.php?name=Pages&op=page&pid=5666

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: