Год мента

В категориях: Трудные места

3 января 2010

В 2009 году нелюбовь россиян к милиционерам усугубилась

Ярослав Загорец

Я скажу вам по секрету,
Что в милиции служу
Потому, что службу эту
Очень важной нахожу! Сергей Михалков, "Дядя Степа - милиционер"

Тема российской милиции с трудом вписывается в формат обзорной статьи за год. Деградация системы МВД началась не в 2009 году и уж тем более не с майора Дениса Евсюкова, о котором так много говорили в последние месяцы, - процесс шел годами, если не десятилетиями. Однако, как ни странно, именно Евсюков своим преступлением положил начало тому, что может стать коренной реформой МВД России.

Раннее утро 10 апреля. Над Красной площадью еще не рассвело, когда к ней подлетела черная Honda CR-V с двумя старшими сержантами милиции. Оба были пьяны: остановившись перед железным ограждением, они не долго думая вышли из джипа и отодвинули преграду. Сев обратно в машину, стражи правопорядка с пробуксовкой устремились на главную площадь страны, повергнув в шок сотрудников ФСО и местных милиционеров.

Нарушителей общественного спокойствия быстро задержали. К счастью, в то время, когда они утюжили брусчатку перед ГУМом, на Красной площади почти никого не было, поэтому жертв удалось избежать. После случившегося сержантов, конечно же, уволили из органов, как и их товарища, который, также будучи пьяным, пытался "отмазать" коллег от задерживавших их милиционеров.

Спустя несколько дней начальник ГУВД Москвы Владимир Пронин в жесткой форме потребовал от своих подчиненных более внимательного подхода к подбору кадров. В тот момент Владимир Васильевич и не подозревал, что эпизод на Красной площади - лишь первая ласточка в череде безумств, которые предстояло совершить его (и не только его) подчиненным в 2009 году. А еще он вряд ли мог предположить, чем беспорядочная кадровая политика МВД обернется для него лично.
Имя нарицательное

По иронии судьбы, "подставил" главного милиционера Москвы не какой-нибудь сержант или даже лейтенант, а самый что ни на есть майор. Причем не просто майор, а начальник ОВД "Царицыно" Денис Евсюков - человек, о котором сегодня слышали все, но которого до недавнего времени почти никто не знал в лицо.

Согласно судебным материалам, 26 апреля Евсюков праздновал в ресторане свой день рождения. Выпив по такому случаю водки, он не расслабился, а наоборот, начал все больше и больше нервничать. Во время застолья он постоянно звонил на работу (его недавно назначили на ответственную должность начальника УВД) и даже умудрился поссориться с женой (бывшей солисткой группы "Стрелки"), после чего супруги поехали домой. Зайдя в квартиру, Евсюков не стал раздеваться, походил по дому в уличной обуви, накинул китель и ушел в ночь, оставив испуганную жену в одиночестве.

Около половины первого ночи Евсюков поймал машину, водитель которой подвез его к дому номер 38 по Борисовскому проезду. После этого Евсюков застрелил водителя из пистолета, числившегося, как потом выяснилось, в федеральном розыске. Выйдя из машины, майор зашел за гаражи, где выстрелил еще в одного человека, не вовремя подъехавшего туда на своем скутере. Добивать его Евсюков не стал, а прямиком направился к супермаркету "Остров", по дороге обстреляв прогуливающуюся парочку.

Дойдя до супермаркета, Евсюков ранил стоявших у входа четырех человек, после чего убрал пистолет в карман и зашел внутрь. Там он приметил парня с девушкой возле аптечного киоска, подошел к ним и молча выстрелил молодому человеку в голову (каким-то чудом тот выжил). Девушке он сначала приказал лечь, а затем потащил ее с собой в торговый зал, где метким выстрелом застрелил кассиршу и продолжил размахивать пистолетом, приговаривая что-то вроде "мне нужны твои мозги".

В какой-то момент заложница сумела освободиться, навязав Евсюкову борьбу и едва не вырвав у него оружие. Майора этот факт расстроил не сильно, и он продолжил совершенно спокойно гулять по супермаркету. Видевшие все это покупатели и работники магазина бросились к складу, где имелся еще один выход, попутно вызвав милицию. Евсюков заметил движение в конце зала и не спеша направился за новыми жертвами. Он уже приготовился застрелить еще одну девушку, когда наконец подоспели нормальные милиционеры.

В тот же день к задержанному Евсюкову пришел генерал Пронин и не нашел ничего лучше, как спросить его, почему после всего произошедшего майор не покончил жизнь самоубийством. Позже, выйдя к журналистам, Пронин произнес фразу, которой подписал себе приказ об увольнении: "Глаза у него (Евсюкова) были как плошки, он ничего не соображал, ничего не помнил, что произошло, только плакал".

В переводе с милицейского на русский, слова Пронина означали, что дело майора попробуют спустить на тормозах, объяснив его преступления состоянием аффекта. Для СМИ эта попытка была сродни красной тряпке для быка, и "дело Евсюкова" начало стремительный разгон (экспертиза, кстати, позже установила, что в состоянии аффекта в момент совершения преступления Евсюков не находился).

Сперва со своего поста был уволен глава ГУВД Москвы Пронин ("главк" безуспешно пытался сохранить лицо, заявляя, что Пронин уволился сам), которого в первые же дни бросили на "растерзание" общественности, требовавшей срочной и масштабной реформы системы МВД. После чего власти взялись за обустройство столичной милиции.

С назначением нового главы ГУВД было решено не спешить. Президенту (вопрос решался именно на этом уровне) был нужен такой человек, который одновременно отвечал бы представлениям граждан об идеальном милиционере и при этом был бы способен занимать столь ответственную должность. Такой человек нашелся в Орле - им стал начальник областного УВД Владимир Колокольцев. Безупречная биография этого человека переходила из газеты в газету, попутно обрастая умилительными подробностями о том, что в его кабинете всегда висят портреты Глеба Жеглова и таможенника Павла Верещагина. Дополняли образ эталонного милиционера его хобби - картины и мотоспорт.

Колокольцев сразу же заявил о необходимости чистки милицейских рядов и оперативно взялся за эту работу, произведя несколько кадровых рокировок, главными из которых была смена начальника управления собственной безопасности и начальника управления по налоговым преступлениям. "Новая жизнь", впрочем, коснулась лишь Москвы, в то время как в остальной части страны милиционеры как жили по-старому, так и продолжали жить. Однако после Евсюкова отношение к ним сильно поменялось.
Понеслась

После случая с Евсюковым журналисты прониклись к милиционерам особой "любовью". Не проходило и дня, чтобы на информационных лентах не появлялось сообщение о милиционере, сбившем ребенка (или женщину, или беременную женщину); угнавшем автомобиль (угнавшем автомобиль будучи пьяным и сбившем после этого ребенка или женщину); иногда женщина или ребенок заменялись пенсионерами.

Среди всего этого разнообразия попадались особо вопиющие случаи. Одним из них стало ДТП с участием сотрудника одного из департаментов МВД России Романа Жирова, произошедшее утром 13 мая на юге Москвы. По данным следствия, в этот день Жиров на своем Subaru Forester сбил 33-летнюю Елену Шумм, находившуюся на седьмом месяце беременности. Женщина умерла в тот же день. Ребенка спасти также не удалось.

Усугубляло ситуацию то, что в момент ДТП милиционер обгонял две машины по "встречке". Кроме того, после столкновения с женщиной он сбежал с места преступления, бросив свою жертву умирать посреди дороги. Еще более диким было то, что правоохранительные органы попытались замять это дело, делая вид, будто ничего особенного не произошло. Тогда в дело вмешались блогеры, "раскрутившие" тему Шумм с подачи ее вдовца Алексея, который продолжает публиковать в своем ЖЖ информацию по этому делу и по сей день.

Никто не любит милиционера

Согласно ноябрьскому опросу ВЦИОМ, каждый второй россиянин не доверяет милиционерам. Ровно половина граждан оценивает работу правоохранительных органов как среднюю, 27 процентов - как плохую либо очень плохую. Честными милиционеров считает лишь каждый седьмой россиянин, вежливыми - каждый двадцатый, "нормальными людьми" - каждый пятидесятый.

Не сразу, но на ДТП с участием милиционера обратили внимание даже государственные телеканалы, отличающиеся умением закрывать глаза на все что угодно. Только после этого наконец возбудили уголовное дело, попутно рассказав, что Жиров в момент аварии был трезв и на допросе полностью признал свою вину. Впрочем, мытарства Алексея Шумма до сих пор не закончились - в середине ноября Жирова отпустили под подписку о невыезде.

Прошло несколько месяцев, и страна снова припомнила недоброе имя Евсюкова. Нет, не потому что оперуполномоченный из Омской области Александр Мец в точности повторил "подвиг" своего старшего коллеги. Просто к тому моменту слово "евсюковщина" прочно укрепилось в сознании граждан, и любые подобные случаи воспринимались с особой болезненностью.

История Меца настолько отдавала "бытовухой", что могла и не попасть в газеты, если бы не одно "но" - а именно погоны на плечах 21-летнего оперуполномоченного. Один этот факт заставил журналистов во всех подробностях рассказывать о том, что произошло с Мецем 12 октября. А произошло следующее. Милиционер самовольно покинул место службы и отправился к своей девушке в Омск. Там у Меца с его зазнобой случилась ссора на почве ревности, после чего лейтенант трижды выстрелил девушке в спину. Затем он убил своего приятеля, подбросившего его до города, выехал на трассу Омск - Тюмень и покончил жизнь самоубийством.

Обратили бы на это внимание журналисты, не случись несколькими месяцами ранее майора Евсюкова? Возможно, и нет, но так как с апреля 2009 года любая новость с пометкой "милиционер" шла на ура, история Меца стала достоянием общественности. И усилия СМИ были вознаграждены: власти страны вместе с милицейским руководством наконец поняли, что вал сообщений о милицейских преступлениях - не просто прихоть "бумагомарак", а реальная беда, с которой неплохо было бы начать бороться.

Борьба развернулась, как ни странно, в Туве - республике, о которой на федеральном уровне вспоминают крайне редко. В этот раз власть неожиданно сыграла на опережение. 25 октября по лентам информагентств прошло сообщение о том, что глава МВД РФ Рашид Нургалиев отстранил от должности начальника МВД Тувы Виктора Лесняка за некий трагический инцидент в органах внутренних дел, произошедший на подведомственной ему территории. Информация о самом инциденте появилась лишь спустя некоторое время.

Как выяснилось, за день до этого "отличился" оперуполномоченный из Кызыла старший лейтенант Аян Павлов, сбежавший с дежурства вместе с табельным оружием. Нашли его лишь спустя несколько часов около одного из популярных кызыльских ресторанов; милиционер был пьян. Два сотрудника местного управления ГИБДД сопроводили Павлова, собиравшегося сесть в таком виде за руль, в свою машину. ДПС-ники хотели было довезти его до ближайшего наркодиспансера, однако едва они подъехали к медицинскому учреждению, как опер достал пистолет и выстрелил одному из них в голову. Второй милиционер попытался убежать, но получил несколько пуль вдогонку. После этого Павлов застрелился.

Однако Нургалиев, с завидной "оперативностью" отстранивший от должности главу республиканского МВД, вряд ли был готов к тому, что тувинские милиционеры настолько не любят окружающих. Спустя всего несколько часов после инцидента с Павловым в 300 километрах от Кызыла, в селе Кызыл-Мажалык, произошел еще более вопиющий случай, в котором опять оказался замешан страж правопорядка.

На этот раз "героем дня" стал сотрудник ДПС Баир Борбак-оол, который зачем-то остановил машину с подростками, застрелил водителя и ранил его спутницу. Согласно показаниям самого Борбака-оол, 17-летний парень, сидевший за рулем, угрожал ему "предметом, похожим на пистолет", что якобы и вынудило милиционера применить табельное оружие. Позже выяснилось, что милиционер мало того что врал, так еще и подбросил на место преступления игрушечный пистолет, чтобы очернить убитого им юношу.

Не на шутку вступилось за своего сотрудника республиканское МВД, которое усомнилось в правдивости местного СКП, утверждавшего о добровольном признании гаишником своей вины. Понять милицейских начальников легко - очень часто для них, что бы ни произошло, милиционер не может быть виновным. С другой стороны, к тому моменту убедить "немилиционеров" в том, что сотрудник милиции может быть невиновным, было практически невозможно. Общество окончательно укрепилось во мнении, что если с милиционером что-то происходит, всегда виноват он, просто потому что он милиционер. Более того, к концу года в это поверили и сами милиционеры.
Майор очевидность

Он появился, когда не ждали. Он ворвался в медиа-пространство со скоростью, которая не снилась иным звездам эстрады. Нет, это был не политик, не правозащитник и не общественный деятель. Это был простой русский парень Алексей Дымовский, служивший майором в рядовом новороссийском УВД.

В начале ноября в интернете появились два видеоролика майора, в которых он без особого пиетета разнес по кирпичикам всю систему российского МВД, начиная с работы своего УВД и кончая вопросами социального обеспечения сотрудников милиции. Майор рассказывал очевидные вещи - что в МВД существует коррупция, что офицерские звания раздают за фальшивые уголовные дела "против кого надо", что начальство относится к подчиненным "как к скотам" и так далее. Но само появление этих роликов на YouTube, первое в своем роде, заставило говорить о рождении совершенно новой тенденции.

До этого милицию ругали журналисты, политики, обыватели - все, кто угодно, но только не сами милиционеры (по крайней мере, публично). С появлением Дымовского, которое произошло не в последнюю очередь благодаря распространению интернета в регионах, стало понятно, что и сами милиционеры не в восторге от такого положения дел.

Очевидно, что Алексей Дымовский не в ноябре 2009 года догадался, что служит в насквозь прогнившей структуре. Однако он осмелился говорить об этом лишь после того, как прогремели Денис Евсюков с его "Островом" и генерал Пронин с его "глазами-плошками". Парадоксально, но московский майор невольно открыл шлюзы недовольства, накопившегося у других милиционеров, наверняка осудивших поступок Евсюкова.

У Дымовского очень быстро появились последователи. Личность майора располагала для этого - обычный милиционер, приехавший в Новороссийск с другого конца России, женат, воспитывает дочку. По-человечески Дымовского легко понять каждому - это же надо было довести офицера до такого состояния, чтобы он вот так, на весь мир, поносил вскормившую его структуру, святее которой для обычных милиционеров ничего не бывает.

К YouTube потянулись самые разные люди - бывшие сотрудники ГИБДД, бывшие опера, бывшие прокурорские, бывшие ФСБ-шники, пограничники и даже один глава подмосковного района. Однако эффекта "встающей против беззакония России", которого добивался Дымовский, так и не случилось. Очень быстро за ним и его немногочисленными соратниками закрепился ярлык "недодонкихотов", решающих какие-то свои личные трудности на федеральном уровне.

Одна странная, но широко разрекламированная поездка Дымовского по стране, начавшаяся с города Кыштым, говорила о том, что майору нужна скорее самореклама, чем всамделишная война с Нургалиевым и его министерством. А уж когда Дымовский заявил о создании общественной приемной и непонятного правозащитного движения "Белая лента", многие лишь протянули: "А-а-а, вот с этого и надо было начинать". И на нем окончательно поставили клеймо политпроекта, начавшегося ух как бодро и закончившегося пшиком.
В позе министра

Все происходившее в минувшем году с российской милицией вряд ли подарило министру внутренних дел Рашиду Нургалиеву крепкий и здоровый сон. Впрочем, несмотря на форменный бардак, царящий в подконтрольном ему министерстве, Рашид Гумарович чувствовал себя вполне уверенно, находя время не только исправлять ситуацию в органах, но еще и учить средства массовой информации работать.

Главный повод для этого представился министру в конце октября в рамках вполне безобидной профильной выставки "Интерполитех". К этой выставке были приурочены учения внутренних войск МВД, отрабатывавших, помимо прочего, и технику разгона демонстрации протеста с применением самых навороченных спецсредств - в том числе водометов. Все бы ничего, только вот в легенду учений затесалось упоминание о малоимущих пенсионерах (которых, видимо, в МВД считают самыми злостными демонстрантами). Таким образом, из туманного министерского документа легко можно было сделать вывод, что разгонять водометами бравые бойцы ВВ должны были именно условных пенсионеров.

Такой вывод сделало агентство "Интерфакс", за которым последовали многие СМИ. Чем навлекли на себя небывалый гнев МВД - мол, мозги у журналистов набекрень, если они думают, будто милиционеры могут допустить одну только мысль о разгоне несчастных бабушек и дедушек из водяной пушки. Оставив за скобками очевидную для современной России возможность такого хода милицейской мысли, журналисты разных изданий начали предъявлять МВД доказательства того, что с ума сошел кто угодно, только не "Интерфакс".

И тогда Нургалиев не сдержался: "Стыдно же, коллеги, сколько можно издеваться и передергивать факты? Я за объективность: есть проблемы - решаем, есть вопросы - коллегиально рассмотрим... Но не надо так дезавуировать народ".

Впрочем, руководитель министерства отметился в этом году не только уровнем владения русским языком, но и глубокими познаниями в йоге. Последнее произошло на занятиях отряда милиции особого назначения "Зубр", когда Нургалиев, рассказывая о том, как он отдыхает, неожиданно для всех продемонстрировал непростую йоговскую позу, немного при этом покачавшись.

Не прошло незамеченным и предложение Нургалиева простым гражданам давать отпор милиционерам, нападающим на них без всяких на то оснований. О том, что это легко может быть расценено как посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов (статья 317 УК РФ, карается лишением свободы на срок от 12 до 20 лет, либо пожизненным лишением свободы, либо смертной казнью), глава МВД по какой-то причине умолчал, чем не преминул воспользоваться житель Перми, избивший в начале декабря двух милиционеров с криками "Нургалиев разрешил".

Подчиненные министра старались вести себя более адекватно, и иногда им это даже удавалось. Так, в конце ноября в выгодном свете МВД выставил заместитель Нургалиева Михаил Суходольский, рассказавший о планах отменить пресловутый 650-й приказ МВД России о так называемой "палочной" системе (когда количество раскрываемых преступлений обязательно должно расти). С момента подписания приказа прошло уже четыре года, и за это время положительная статистика настолько извратила работу милиции, что о необходимости отмены "палок" не говорил только ленивый. Впрочем, несмотря на громкие слова, воз и ныне там - приказ как работал, так и продолжает работать.

Куда более радикальное "улучшение" для правоохранительных органов нашел депутат Госдумы и по совместительству член генсовета "Единой России" Андрей Макаров. Он предложил вообще ликвидировать МВД, так как реформировать его все равно уже невозможно. Заочно Макарову ответил "надежда и опора" москвичей Владимир Колокольцев: "Ликвидировать МВД - что из этого получится? Другой милиции у нас нет".

Правоту мудрого Владимира Александровича оспаривать никто не взялся за бесперспективностью этого занятия. А черту под всеми разговорами о реформе МВД в конце года подвел президент Дмитрий Медведев, подписавший указ "О мерах по совершенствованию деятельности органов внутренних дел Российской Федерации". По задумке главы государства, теперь милиционеров в России будет на 20 процентов меньше, а работать они будут намного лучше. Куда ведет дорога, вымощенная благими намерениями президента, мы увидим уже в следующем, 2010-м году.

lenta.ru

http://lenta.ru/articles/2009/12/30/finalmilitia/

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: