reveal@mirvboge.ru

«Господь послал нам снег»

В категориях: Общество, Церковь и власть

30 декабря 2009

Ни у Рокко, ни у его братьев карабинеры не проверяли в паспорте отметку о миланской регистрации.

Дмитрий Травин

Представляю, сколь «теплые» слова в адрес автора этой статьи произносят сейчас москвичи и петербуржцы, прочитавшие заголовок. Правда, лишь в том случае произносят, если добрались до компьютера с интернетом, а не стоят в километровых пробках, образованных снежными заносами, и не пробираются темными дворами по узким тропинкам, виляющим между сугробами.

ЛУКИНО ВИСКОНТИ ОБ УЛИЧНЫХ РАБОТАХ В МЕГАПОЛИСАХ

Однако писал я сей заголовок, находясь в здравом уме и твердой памяти. Более того, твердая память заставила меня взять его в кавычки, поскольку это цитата. Все последние дни, когда российские столицы столкнулись с давно уже невиданным по масштабу снегопадом, я вспоминал классический фильм Лукино Висконти «Рокко и его братья». Блестящее, кстати, пособие по изучению модернизации общества для тех, кто готов сочетать научное познание с восприятием искусства.

Ночью в Милане внезапно выпал снег. И вот мамаша, только что перебравшаяся со своими пятью сыновьями на высокоразвитый север Италии из луканской провинциальной глуши, произносит: «Господь послал нам снег».

Причем понятно, почему она этому снегу радуется. Как Рокко, так и его братья, сидят без работы. А кушать хотят. Снег, лежащий на улицах Милана, – это реальная работа. Хотя бы на один день. Вечером можно будет сытно поужинать, а потом, возможно, еще какое-то время продержаться.

И вот старший брат торопит младших, которые с утра еще толком даже не проснулись: «Пошевеливайтесь, а то работы недостанет». В Милане времен Лукино Висконти не было проблемы нехватки рабочих рук. Там была, скорее, проблема нехватки снега для того, чтобы обеспечить эти руки работой. И чем больше оказывалась потребность в такого рода общественных работах, тем быстрее развивалась экономика. Поскольку государство и муниципалитеты не раздавали деньги сирым и убогим, а платили за тяжелый труд, стимулируя тем самым итальянцев к занятию общественно-полезной деятельностью.

СОЕДИНЕНИЕ РАБОЧЕЙ СИЛЫ СО СРЕДСТВАМИ ПРОИЗВОДСТВА

Можно ли организовать у нас нечто подобное? Хотя бы во время кризиса, когда многие вообще не имеют работы, а некоторые перешли на частичную занятость и хотели бы, наверное, так или иначе подрабатывать, чтобы пополнить свой изрядно отощавший кошелек.

Помнится, год назад, когда кризис лишь набирал свою силу, а многие российские граждане еще сидели на своих уже отмирающих рабочих местах, часто приходилось слышать рассуждения о том, что антикризисная политика должна строиться на опыте рузвельтовской Америки. Опыт этот в какой-то степени похож на то, что продемонстрировал Висконти в своем фильме: общественные работы, организуемые государством за счет государственных же средств.

Рузвельт у нас за последние годы сильно разрекламирован, поскольку многим государственникам он представляется альтернативой либерализму и рынку в экономике. Неудивительно, что рузвельтовские методы времен Великой депрессии воспринимаются как панацея при решении проблем кризиса начала XXI века. И вот обильный снегопад дал возможность проверить реальную готовность общества к энергичному выдвижению на общественные работы.

Увы, у нас в Петербурге общество осталось лежать на диване, а снег – на улицах. Рузвельтовские антикризисные методы в исполнении городских властей выразились лишь в попытке централизованной раздачи лопат гражданам, желающим встретить разбушевавшуюся стихию хорошо вооруженными. Однако такого рода методы, скорее, оказываются сродни ленинским коммунистическим субботникам, нежели рузвельтовским общественным работам.

Статистикой по обретению лопат страждущими я пока не располагаю, но, судя по тому, что вижу на улицах, прихожу к неутешительным выводам. Автовладельцы откапывают свои машины, а владельцы магазинов – свои двери. В остальном же ситуация не сильно меняется. Особенно во дворах, на узких улицах и по обочинам ключевых магистралей. Как сказал бы по этому поводу Карл Маркс, соединение рабочей силы со средствами производства не состоялось.

Не исключено, что рузвельтовские методы не работают по той причине, что до места раздачи лопат не добраться как раз из-за снежных заносов. В этом смысле властям, дабы стать последовательными борцами с великой снежной депрессией, следовало бы разбрасывать лопаты с вертолетов.

Однако, скорее, проблема все же в ином. Опыт, хорошо применимый на одном этапе модернизации, не слишком применим на другом его этапе.

ОФИСНЫЙ ПЛАНКТОН В СНЕГУ НЕ РАЗМНОЖАЕТСЯ

Сегодня у нас – во всяком случае, в столицах, павших в неравной борьбе со снегом, – существует совершенно иная структура занятости, нежели в Америке середины 30-х гг. или даже в Италии конца 50-х. Там имелось большое число работников неквалифицированного труда – вчерашних сельских жителей или рабочих, потерявших свое место у конвейера. А понятие «офисный планктон», если бы и существовало, то могло применяться лишь к очень узкой группе привилегированных конторских служащих. И, кроме того, не сформировалось еще так называемое государство всеобщего благосостояния, которое несет ответственность перед каждым гражданином страны за то, чтобы это самое его благосостояние не падало ниже определенного уровня. В подобной ситуации создание любого рабочего места – хоть на разгребании снега, хоть на строительстве дорог, хоть на уборке овощей и фруктов, – оказывается сравнительно эффективной антикризисной мерой.

У нас же сегодня, несмотря даже на общую экономическую отсталость России, в столицах уже сформировались и новая структура занятости, и запросы, характерные для государства благосостояния. Человек, потерявший работу в офисе, вряд ли пойдет разгребать снег, даже если на теоретическом уровне он является большим поклонником кейнсианства и рузвельтовской антикризисной политики.

Есть правда, такие люди, которые пойдут. Бедняки, приехавшие в столицы из депрессивных регионов на манер Рокко и его братьев. Однако здесь возникает иная проблема. Ни у Рокко, ни у его братьев карабинеры не проверяли в паспорте отметку о миланской регистрации. Эта луканская семейка просто села на поезд «Бари – Милан» и оказалась на новом месте жительства. Причем никакое северо-итальянское движение против нелегальной иммиграции не требовало выслать их обратно на юг. Поскольку снег-то ведь надо кому-то убирать.

Словом, рузвельтовские методы у нас применить можно. Однако они обеспечит работой не поклонников высокой экономической теории, а гастарбайтеров, которые никаких теорий не изучали, но помнят еще методы соединения с такими средствами производства, как метла или лопата.

В целом же антикризисная политика модернизированного общества – это не уборка снега. Это стимулы для развития бизнеса, существующего вне зависимости от того, разверз ли Господь хляби небесные.

slon.ru

http://slon.ru/blogs/travin/post/232522/

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: