reveal@mirvboge.ru

Государству пока не удается законодательно регламентировать миссионерскую деятельность

В категориях: Общество, Церковь и власть

24 февраля 2010

Министерство юстиции РФ собирается в очередной раз внести поправки в Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» и в Кодекс об административных правонарушениях. Правда, в министерстве утверждают, что документа как такового нет и на коллегии министерства 15 февраля обсуждалась лишь концепция.

Осторожность ведомства можно понять. Это не первая попытка регламентировать основополагающее для религиозных объединений страны понятие миссионерской деятельности. Ведь согласно Закону «О свободе совести», исповедание и распространение веры является главной задачей любого религиозного объединения. Конституция РФ гарантирует гражданам право распространять свои религиозные убеждения. Однако само понятие миссионерства, его суть и границы не прописаны федеральным законодательством до сих пор.

Попытки восполнить этот пробел предпринимались в середине двухтысячных годов на уровне субъектов РФ, например, в Белгородской, Костромской и других областях. Инициаторами местных законов, ограничивающих миссионерскую деятельность, выступали управляющие местных епархий РПЦ или чиновники, выступающие за полугосударственный статус православия в своих регионах. «Антимиссионерские» инициативы были направлены прежде всего против неправославных проповедников. Подобные местные законы оспаривались либо прокурорским надзором, либо правозащитниками, усматривавшими в них ущемление прав граждан и религиозных организаций.

В последнее время делаются попытки упорядочить законодательство на местном уровне. Естественно, Минюст в своих предложениях исходит из принципа равенства всех религий перед законом. Последняя из таких попыток была предпринята в октябре 2009 года. Были предложены поправки, согласно которым ограничивалось право граждан распространять свои религиозные убеждения. Предлагалось установить право на проповедь только по доверенности от зарегистированных религиозных организаций. В октябре против инициативы Минюста выступили не только правозащитники, но и представители РПЦ, в которой в последнее время активизировалось миссионерское крыло. Законопроект был отправлен на доработку. А через три месяца был убит священник Даниил Сысоев, чьи взгляды на проповедь предполагали возможность критически высказываться по поводу иных вероучений и вести тотальную миссионерскую деятельность среди всех слоев населения и мигрантов.

На этот раз Минюст делает упор на ограничение проповеди среди несовершеннолетних и запрет использовать средства материального стимулирования для вовлечения в религиозные объединения. Напомним, что очень скоро четвероклассникам предстоит знакомиться на школьных уроках с основами религий. Видимо, преподавателям придется учить школьников согласно принципу, против которого возражает автор учебника по основам православия протодиакон Андрей Кураев: «Вы расскажите детям, что такое добро и зло, но так, чтобы они с этим вашим мнением не согласились, а просто приняли его к сведению».

Естественно, и на этот раз не смолчали организации, опекающие православных байкеров, панков и рокеров. Поддерживая то, что предложения Минюста «бьют по ваххабитам и сектантам», они бы хотели, чтобы новый закон еще и защищал приоритет «самой традиционной» конфессии в праве на проповедь.

Глава синодального Отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин дал более спокойную и обтекаемую оценку законопроекту, предложив продолжить дискуссию по этому поводу. С этим трудно спорить. Обсуждать болезненный вопрос так или иначе придется. Каждый день сообщения об ущемлении прав верующих чередуются с новостями об экстремистских проявлениях того или иного вероучения. Как и всякое другое право личности, свобода совести одних заканчивается там, где начинается право других на собственные убеждения и личную безопасность.

НГ

http://www.ng.ru/editorial/2010-02-19/2_red.html

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: