reveal@mirvboge.ru

Идет ли в России диалог религий?

В категориях: Трудные места

24 августа 2006

Подберезский Игорь Витальевич
доктор филологических наук, ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН.

Фактически насаждая религиозное единомыслие, власти у нас очень любят говорить о якобы идущем в стране плодотворном диалоге религий. Однако что такое диалог религий и кто его ведет? Церковные чины? Богословы? Религиозные публицисты? Простые верующие? Складывается впечатление, что наши власти диалогом религий считают совместное сидение представителей разных конфессий в президиумах всякого рода официальных мероприятий - и не более. Все-таки главное, наверное, - это терпимое и благожелательное отношение простых верующих друг к другу, а с этим у нас явный дефицит. В России есть конфессии, которые считают ненужным и даже опасным любой диалог с верующими инако, и это, между прочим, их право - к диалогу никто не может принуждать. И у нас есть аналитики, которые к таким нежелающим вести диалог относят как раз нашу первенствующую церковь, РПЦ, которая, конечно же, сама вправе решать, с кем вступать в диалог, а кем нет.

Представления верующих людей о религиозной действительности, в сущности, и составляют эту самую религиозную действительность. Если какие-то верующие, какое-то религиозное объединение считает, что их подвергают дискриминации, то скорей всего так оно и есть. И бесполезно ссылаться на «факты», которые якобы «говорят об обратном» - верить надо тому, что говорят сами верующие. Частые у нас ссылки на то, что представители «традиционных конфессий» России, а также какой-нибудь министр считают, что «ущемления прав верующих в России нет», не имеют никакой доказательной силы. Если евреи считают, что в нашей стране существует антисемитизм, то все утверждения черносотенцев об обратном никого не убедить не могут.

Где-то на периферии идут встречи руководителей православных приходов, скажем, с евангелической церковью Норвегии, или с англиканами. Но вот с собственными староверами ничего не получается вот уже триста лет. Еще хуже отношения с прочими православными (катакомбниками, автономными, зарубежными и т.д.). С российскими протестантами было тесное сотрудничество только в период большевистских гонений, с прекращением которых его сменила в лучшем случае холодность, чаще - откровенное недружелюбие.

Все религии убеждены в своей правоте, и разумнее всего признать право всех религий иметь такое убеждение. Если же изначально объявляется, что в диалог вступают только для того, чтобы показать ложность религиозных убеждений партнера по диалогу и свидетельствовать об истинности своей веры, то диалог вряд ли получится - как не получился он у А.С. Хомякова, переписывавшегося с англиканином Палмером. В конце концов Хомяков объявил, что у его корреспондента только один путь: отречься от заблуждений - принять православие. Примерно также говорят и сейчас: «Что же делать, если Господь всю истину дал нам, а вам оставил только заблуждения и ложь». Многие и в наши дни разделяют взгляд, согласно которому, как писал В.С. Соловьев, «человечество должно делиться на две несоизмеримые половины: с одной стороны православный славянский мир, обладающий преимуществом абсолютной истины, а с другой стороны - все прочие племена и народы, осужденные пребывать в разных формах лжи». (В. С. Соловьев. Сочинения в двух томах. Т.1, М., 1989, с. 375)

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: