reveal@mirvboge.ru

Инициатива не наказуема

В категориях: Общество, Церковь и власть

20 января 2010

Евгений Гонтмахер, член правления Института современного развития

Не беспокой беспокойство, пока оно не побеспокоило тебя. Есть такая народная мудрость. Мы и не беспокоили. Почти десять лет.

Нефть дорожала, экономика показывала устойчивый рост, даже инфляция упала ниже 10 процентов. И сформировалось мнение, что ничего не надо менять, а лишь чуть-чуть корректировать для того, чтобы все и дальше шло по заданному маршруту. Наверное, с точки зрения тех лет, это было оправданно. Вперед особо не заглядывали. А если и заглядывали, то только для того, чтобы на всякий случай "подстелить соломку". Так появился Стабилизационный фонд на случай падения цен на нефть. Беспокойство ждали с этой стороны. Но оно побеспокоило нас мировым кризисом. И еще как побеспокоило!

В 2009 году много спорили о причинах российского кризиса. То ли это отзвуки глобальных потрясений. То ли что-то наше, сугубо доморощенное. То ли это кризис экономический, то ли политический. Но теперь, перешагнув в новый год, думаю, можно довольно смело сделать вывод: на самом деле Россия столкнулась с кризисом управления, причем на всех уровнях власти.

В чем слабость нашего госменеджмента? Во-первых, это то самое - не беспокой беспокойство. Мы создали экономику, которая слишком сильно зависит от мировой конъюнктуры, прежде всего от нефтяных и других экспортных цен на наше сырье. В то же время финансовая система России стала частью мировой. Параллельно накапливались внутренние проблемы, которые на фоне стабильности не бросались в глаза. Но они продолжали "зреть", как бомба замедленного действия, поскольку мы не принимали усилий, чтобы изменить структуру экономики.

Во-вторых, решения власти принимались без должных консультаций, без учета общественного мнения. Это считалось "лишним бантиком". Да, была создана Общественная палата, но и до сих пор ее работа носит в основном формальный характер. За годы относительного благополучия в центризме госуправления тоже не разглядели будущих рисков. А "бомба тикала"...

В-третьих, сформировался плоский взгляд на страну. Россия - это более 80 субъектов Федерации, в каждом - десятки муниципальных образований. А решения зачастую принимались достаточно усредненные, не учитывающие это разнообразие. И что получили? Увеличилось расслоение населения по доходам. Мы получили большой разброс в уровнях развития регионов. Сегодня в нашей стране, как в Организации Объединенных Наций, весь набор - от развитой европейской страны (в виде Москвы и Петербурга, да еще пары-тройки самых продвинутых областей) до отсталых стран (регионов, где уровень развития намного ниже среднестатистического, Тывы, Калмыкии, Дагестана, Ингушетии, и это, к сожалению, далеко не весь список).

Пришел кризис. И эти три принципа нашего госменеджмента тут же оказались неэффективными, не соответствующими тем вызовам, которые встали перед страной. Сейчас много говорят о модернизации. Но в мозгах у многих по-прежнему сидит мысль о том, что нефть еще будет стоить 100 долларов за баррель. Опять это непобедимое - не беспокой беспокойство. А ведь нам обязательно нужно модернизироваться. Иначе мы не успеем за тем миром, который вокруг нас. И будем в нем на самых последних ролях. 2010 год в этом смысле должен стать годом не просто разговоров о том, что надо что-то менять, а годом, когда начнутся эти изменения.

Центризм госуправления вроде бы осознан. Сказаны правильные слова, что наше гражданское общество, к сожалению, достаточно слабое, что бизнес тоже задолжал обществу и должен внести свой вклад в модернизацию страны. Но и здесь еще надо работать и работать. От режима одностороннего управления, когда власть определяла и ставила задачи перед общественностью, бизнесом, переходить к системе взаимного и равноправного диалога.

И ведь он может получиться! Вспомните ситуацию с повышением базовых ставок транспортного налога. Как только прозвучало аргументированное общественное мнение об опасности, несвоевременности и неэффективности такого решения, тут же было дано указание, и Госдума развернулась на 180 градусов. Это пример того, что власть начинает реагировать на такие сигналы. Но пока только в чрезвычайной, экстремальной ситуации, когда все уже произошло. А диалог должен носить упредительный характер.

Сейчас, например, много рассуждают о том, как помочь моногородам. Готовится специальная программа. Но, наверное, она должна быть разработана совместно с профсоюзами, экспертами, с общественностью, которая живет в этих городах. Иначе она может стать очередным министерским документом, который будет носить достаточно формальный характер, а не решать действительно принципиальные вопросы.

Очень важно активизировать модернизационные процессы снизу. Я знаю предпринимателей, которые пытаются что-то сделать, несмотря на сложные условия, на отсутствие институтов, которые помогали бы модернизации. Они стараются внедрить новые проекты по малоэтажному жилищному строительству, по выращиванию экологически чистых продуктов. И в 2010 году необходимо создать такие механизмы управления, чтобы анализировать, собирать эту низовую энергетику и переплавлять ее в совместно принятые общегосударственные решения.

Ручной режим хорош, когда есть пожар, какая-то катастрофическая ситуация. Тогда принимать решение необходимо в течение считаных часов, даже минут. Но если мы говорим о стратегии, о судьбе страны на многие годы вперед, то здесь должна быть совершенно другая система управления. Ее контуры уже начинают проявляться. Президент начал формировать систему кадрового резерва. Люди из этого списка придут на смену многим нынешним чиновникам. Но очень важно, чтобы они, помимо чисто профессиональных качеств, соответствовали моменту и в стиле руководства. Не боялись общаться с прессой, общественностью, бизнесом, не делали из себя "закрытых столоначальников". Этому, видимо, надо обучать.

Предстоит также по-другому выстроить работу с регионами. Большая часть из них фактически ждет отмашки из центра даже по самым мелким вопросам. Необходимо поддерживать, развивать инициативу и местных администраций, и бизнеса. Для этого потребуется новый тип межбюджетных отношений. Сегодня наша бюджетная система построена в виде вертикали, когда более 60 процентов всех доходов поступает в центр. Надо ее децентрализовывать и по налогам, и по распределению полномочий. Об этом тоже много говорят. Но, видимо, 2010 й - это как раз тот год, когда необходимо уже принимать решения. В 2009 году еще хватало денег федерального бюджета, чтобы помочь регионам. Дотации им увеличились в 1,5 раза. В ближайшие годы таких щедрот не будет. Так дайте регионам возможность самим собирать больше доходов и решать, как их распределять.

Наконец, третий принцип управления, который применялся в прошлые годы, это плоскостной взгляд на страну. Недавно назначен новый руководитель Росстата Александр Суринов. Очень профессиональный, квалифицированный человек, так же как и его предшественник Владимир Соколин. Сейчас именно от Росстата зависит, узнает ли власть, все мы, в какой стране живем, поймет процессы, которые в ней происходят. И экономические, и социальные. А для этого надо не жалеть денег на обследования, выяснения того, как живут типичные российские семьи во всех уголках нашей страны. Очень хорошо, что все-таки передумали и не стали откладывать перепись населения до 2013 года. Она пройдет уже в этом году.

Таким образом, прохождение трех главных развилок - замена окончательно ставших неэффективными принципов управления - и будет, на мой взгляд, сутью наступившего года.

"Российская газета" - Федеральный выпуск №5085 (6) от 15 января 2010 г.

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: