reveal@mirvboge.ru

Итоги года: Россия могла обойтись малой кровью

В категориях: Трудные места

5 января 2009

Максим ЛЕГУЕНКО

По сути, подведение экономических итогов 2008 г. - это подведение итогов трех последних кризисных месяцев. Все, что происходило в предшествующие три квартала, сегодня уже кажется чем-то далеким и не имеющим отношения к реальности. Заявления, что бушующий на просторах мировой экономики кризис не затронет Россию, оказались пустыми словами. К сожалению, не оправдались и более взвешенные предположения о том, что мировой кризис коснется российской экономики лишь частично. На деле Россия хлебнула кризисного горя не меньше, а больше остальных, уступив, пожалуй, лишь Исландии и Украине. События последних месяцев продемонстрировали крайнюю уязвимость экономической системы к негативным внешним факторам и ее полную зависимость от мировых рынков.

Просчеты и ошибки

Как бы невероятно это сегодня не звучало, у России действительно был шанс пережить кризис с минимальными потерями. Прежде всего, благодаря накопленным значительным международным резервам. Кроме этого, еще совсем недавно позиции России подкреплялись профицитным бюджетом, отсутствием серьезной суверенной задолженности, высоким уровнем доверия со стороны международных инвесторов и хорошей кредитной историей. Все это в значительной степени компенсировало главный негативный фактор – привязку экономики к глобальным сырьевым рынкам. Подобного соотношения плюсов и минусов было вполне достаточно, чтобы избежать неконтролируемого оттока капиталов, предпараличного состояния промышленности, взлета безработицы и прочих прелестей кризиса.

Роковой ошибкой властей стала недооценка российского фондового рынка. Долгие годы было принято считать, что это исключительно площадка для спекулянтов, и происходящие там события не имеют никакого отношения к реальности. Однако российский фондовый рынок выполняет основные функции, присущие фондовым площадкам развитых стран. Главной такой функцией можно считать способность мгновенной и объективной (мнение спекулянтов также имеет значение) оценки торгуемых активов. Нравится это кому-то или нет, но их стоимость в данный конкретный момент определяется не балансовой стоимостью предприятий и количеством "кэша" на счетах, а той ценой, которую покупатели готовы заплатить за акции. Это обстоятельство в разы повышает роль такого нематериального фактора, как доверие, цена которого в период кризиса может на порядки превышать стоимость зданий, оборудования, технологий, запасов, денег на счетах и прочего материального имущества.

Россия стала проваливаться в кризисную яму еще летом, когда, собственно, и началось массовое бегство капитала. Отправной точкой можно считать угрозу отправки "доктора" к руководителю и совладельцу компании "Мечел"; усугубили ситуацию последствия августовской войны на Кавказе. Представление о России как о тихой гавани начало рассеиваться, уже ничто не могло оградить инвесторов от паники, и в итоге страна оказалась с головой погруженной в пучину мирового кризиса.

К удивлению чиновников, "ничего не значащий" фондовый рынок беспристрастно фиксировал снижение стоимости ведущих российских компаний, в последние годы активно занимавших деньги под залог собственных акций. Кризис застал российскую экономику в разгар модернизации, характеризующейся большим количеством заимствований на развитие незавершенных проектов. Падение цен на акции российских компаний привело к появлению многочисленных "марджин-колов". Банки-кредиторы требовали либо пополнения залога (постоянно дешевеющими акциями), либо возврата кредитов. Сделать ни то, ни другое без посторонней помощи, да еще в середине процесса модернизации, не может ни одна компания.

Оказывать помощь предприятиям и банкам пришлось государству. Однако из-за того, что помощь эта в большинстве случаев представляла прямые вливания государственных средств, нормализовать свое положение смогли лишь те, кто имел доступ к "руке дающей". Результатом стала крайне опасная ситуация, когда госпомощь сконцентрировалась в узком круге системообразующих компаний и банков. Отсутствие общего доверия и непонимание дальнейших перспектив привело к резкому сокращению экономической деятельности. При этом те, кто получил государственные средства, снизили обороты из-за неуверенности в контрагентах, а те, до кого эти деньги просто не дошли, вынуждены были замедлиться по причине их отсутствия.

В итоге из финансового сектора кризис очень быстро перебрался в реальную экономику. И похоже, что бедственное положение именно реального сектора станет главной отличительной чертой кризиса. В пользу такого прогноза говорят данные из промышленных регионов, свидетельствующие о резком сокращении производства в машиностроении, металлургии, строительной отрасли и индустрии стройматериалов. Уже сейчас становится очевидным, что основную массу безработных составят не "белые воротнички", а представители рабочих профессий. Это крайне тревожная тенденция, которая свидетельствует о глубине кризисных явлений, поразивших основы экономики страны.

Если в ближайшее время российским властям не удастся вновь запустить систему финансирования промышленных предприятий, последствия могут оказаться трагическими. Дело в том, что во многих отраслях резкое замедление происходит пока не столько из-за падения спроса, сколько из-за невозможности продолжения процесса производства ввиду отсутствия средств. Стоит отметить, что, несмотря на быстрое развитие кризиса, внутренний спрос в России продолжает оставаться на сравнительно высоком уровне. Главным отличием (и колоссальным преимуществом) сегодняшней ситуации от событий 1998 г. является то, что у населения остаются значительные объемы "кэша". И при грамотной экономической политике государства, направленной на недопущение падения внутреннего спроса, сбережения населения могут стать хорошим средством для купирования развития кризиса.

Валютные страсти

Снижение курса рубля стало неизбежным следствием кризиса. Банк России открыто заявил, что во избежание сокращения резервов намерен прибегнуть к плавной девальвации национальной валюты. Это одно из наиболее неоднозначных решений, принятых в последнее время. Неоспоримым плюсом данного шага является сбережение резервов и помощь – правда, достаточно эфемерная – отечественному производителю. Не секрет, что в 1998-м девальвация сделала российские товары более конкурентоспособными, однако не стоит забывать, что тогда курс рубля упал в среднем в четыре раза. Сможет ли привести к подобному эффекту плавная девальвация на 25% - 30%, не известно. Между тем известно совершенно точно, что обесценивание рубля ведет к сокращению сбережений населения, которые в последние годы осуществлялись преимущественно в национальной валюте. О том, какую роль в сложившейся ситуации могут сыграть эти сбережения, упоминалось выше.

Нефть и металлы

Решающим фактором, определившим быстрое скатывание России в кризис, стала ситуация на мировом сырьевом рынке. В последние годы биржевые товары (нефть, зерно и металлы) помимо своего обычного назначения играли роль спекулятивного актива. Ввиду отсутствия надежных и обеспеченных финансовых инструментов биржевые игроки использовали товарные фьючерсы в игре против доллара и некоторых других финансовых активов. Следствием этого стало повышение спекулятивной составляющей на рынке биржевых товаров. Цены на них достигли невиданных ранее высот, перестав соответствовать реальному спросу. Вызванное кризисом обрушение товарной пирамиды стало такой же спекулятивной акцией, как и ее сооружение. Подобно маятнику, показавшему высшую точку, цены устремились вниз в поисках нижней. В итоге должно установиться равновесие, но сложно сказать, когда именно это произойдет.

Для российской экономики определяющим фактором являются мировые цены на нефть, поскольку от них во многом зависит размер экспортных доходов. Резкое снижение нефтяных цен осенью - зимой 2008 г. через несколько месяцев отразится на доходной части бюджета. О том, что бюджет-2009 может стать дефицитным, уже говорят правительственные чиновники.

Выводы

Анализ причин и следствий кризиса позволяет сделать несколько важных выводов. Прежде всего, нужно еще раз подчеркнуть, что для России сегодняшний кризис практически не имеет общих черт с событиями 1998 года. Плюс ситуации в том, что к нынешним событиям страна подошла в несоизмеримо лучшем экономическом состоянии. Минус – в том, что негативная ситуация носит глобальный характер и выход из нее невозможен без кардинального изменения не зависящих от России факторов. Другим предварительным выводом можно считать неготовность российских экономических властей к действиям в резко изменившихся условиях, что уже привело к усугублению негативных явлений в отечественной экономике. Впрочем, в этом российские чиновники не одиноки. На сегодняшний день оказать более или менее значимое сопротивление кризису смогли только США; власти других стран (прежде всего ЕС) по-прежнему продолжают демонстрировать растерянность и некомпетентность. И последний вывод: несмотря на изначально неплохое состояние российской экономики, кризис в достаточно короткие сроки затронул ее основы, что не может не вызывать настороженности.

Россия столкнулась в уходящем году с новым для себя негативным явлением, преодоление которого потребует огромных материальных и интеллектуальных ресурсов. От того, как скоро произойдет их полная мобилизация, будет зависеть цена, которую придется заплатить стране за выход из кризиса.

utro.ru

http://www.utro.ru/articles/2008/12/26/789556.shtml

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: