Когда никто не хочет быть президентом

В категориях: Трудные места

15 мая 2009

"Вообще говоря, власть не портит людей, зато дураки, когда они у власти, портят власть". Бернард Шоу

Передача власти

Наши первые президентские выборы, проходили в обстоятельствах 'пакта элит', а именно сдачи бюрократией коммунистической идеологии и авторитарных методов управления в обмен на главенствующее положение в распределении собственности и политической жизни. Так стал Президентом 'умеренный' Леонид Кравчук. Полностью он свой срок не 'отбыл', под давлением политических противоречий и экономического коллапса Кравчук согласился на досрочные президентские выборы, участвовал в них, первым вышел во второй тур - и проиграл.

Это был первый на постсоветском пространстве случай демократической передачи власти. Впоследствии успехи демократии были зарегистрированы лишь в Молдове - в том смысле, что она перешла к парламентскому правлению. Демократическим путем в том же году пришел к власти Александр Лукашенко. Столько времени посвящено здесь Леониду Макаровичу не только в связи с его недавним обращением к Виктору Андреевичу, таким, знаете ли, пронзительно-наивным, что ли. Сам Кравчук далеко не наивен.

Но, похоже, этот прецедент - проигрыш власти в достойной борьбе и сохранение лица - так пока и остался среди трех безупречных демократических транзитов в бывшем СССР. Вторым, в 1996 году был Мирча Снегур, проигравший во втором туре Петру Лучински. В феврале 1998 года в Армении Левон Тер-Петросян досрочно ушел в отставку и своей кандидатуры на президентских выборах не выставлял,

Прибалтийские страны, где открыто ограничены права русского населения, я к демократиям, несмотря на формальные признаки и сменяемость власти, отнести не могу.

Казахстан, Беларусь, Россия - консенсусные автаркии, иными словами, монополия главы государства / исполнительной власти в этих странах зиждется на безоговорочной поддержке подавляющего большинства населения. В Казахстане лидер не менялся совсем, в Беларуси Лукашенко пятнадцать лет назад играл против весьма слабой, дискредитированной власти, в России демократию сильно дискредитировали события октября 92-года, унизили - выборы 1996 года, превращенные в расправу олигархии и ее масс-медиа над левой оппозицией, а в 2000 году установилась специфическая система преемственности власти, чем-то напоминающая римскую.

В Азербайджане, Туркменистане, Узбекистане и Таджикистане, мы, похоже, имеем дело с монархией. В этом регионе выбивается из колеи Киргизия, где, похоже, произошла единственная 'искренняя' 'цветная' революция и продолжает существовать нечто вроде демократии. Избежала 'оранжевого' сценария и сохранила конкурентную политику Армения - более того, эта страна позволила себе пойти на демократизацию своей политической системы... На этом фоне Леонид Кравчук продолжает (многая лета!) оставаться живым свидетельством того, что демократия в постсоветской стране возможна.

Впрочем, поскольку до 'институциональной' демократии, а именно такой, которая существует, воспроизводит цикл смены власти, без 'лиц', независимо от воли тех иных политических лидеров, нам по-прежнему далеко, то подобный режим получил название 'конкурентной олигархии'. Считается также, что похожий режим существовал в России при Ельцине, где группировки 'олигархов' сражались за доступ к ушам и печати хозяина Кремля.

Проваленный выпускной

В 1999 году национальный капитал консолидировался вокруг Леонида Кучмы. С соперниками ему немного повезло - они оказались неспособными выполнять собственные договоренности. В отличие от Ивана Чижа, автору этих строк представляется, что Кучма все-таки смог стать 'новым' президентом. Он председательствовал теперь над экономическим ростом и начал реформировать политическую систему. Но с апреля 2004 года Украина начала сползать в дестабилизацию - Конституция не была изменена, возобладало политическое противостояние и популистский вождизм.

Кстати, этого, вероятно, не произошло бы, если бы в 1994-1999 гг. Леонид Кучма добился бы государственного статуса для русского языка. Так или иначе, этот вопрос расколол страну в 'посткучмистскую' эпоху, а Виктор Ющенко, пришедший к власти путем переворота, искусно замаскированного под 'народное восстание', так и не смог доказать своей легитимности в качестве третьего президента (вместо него это сделали судьи Верховного Суда, придумавшие некий отсутствующий в украинском законодательстве 'второй повторный тур' президентских выборов).

Так получилось, что Украина провалила экзамен по закреплению прецедента демократической передачи власти. Уровень государственного строительства резко снизился, появились признаки территориального раскола, последний раз проявлявшегося в переходный период от Кравчука к Кучме, так называемой 'мешковщины' в Крыму. Старт подобным процессам был дан антизаконным 'непризнанием' результатов второго тура выборов Президента Украины в западных областях и отсутствия всякой серьезной реакции на них власти - в то же время попытавшейся 'приструнить' восточные области, представители которых собрались на съезд в Северодонецке. Тем не менее, именно съезд 'бело-синих шарфов' в Северодонецке- предотвратил раскол страны и остудил головы организаторов оранжевой вакханалии на Майдане.

В 'третьем туре' властью уже, по сути, были оранжевые - об их 'методах работы' высказывался, в частности, Александр Волков ('убеждение местного самоуправления').

В состоянии 'холодной' гражданской войны мы прожили все годы президентства Виктора Андреевича, потерявшего поддержку большинства (полученную в раннем 2005 году как 'новая власть') уже к концу первого года правления. С тех пор в условиях незавершенного транзита к парламентско-президентскому правлению, у власти побывали три правительства, нынешнее - четвертое, реально опирающееся на ситуативное большинство в Верховной Раде, ядром которого является Блок Юлии Тимошенко (БЮТ).

К пятым президентским выборам мы подходим в 'развинченном' состоянии - экономического спада, девальвации доверия к нашей стране за рубежом, обострения конфликта нескольких группировок во власти за оставшиеся в госсобственности объекты и полномочия государственных органов. В силу этих факторов впервые создалась ситуация, при которой президентский пост, на самом деле, не рассматривается как достойный приз.

Доживание Ющенко

У Виктора Ющенко все меньше шансов для выдвижения своей кандидатуры на президентских выборах. Ключевые люди во власти не горят желанием идти на преступления путем понуждения избирателей к голосованию за действующего президента или его выдвиженцев, поскольку ассоциация с действующим президентом откровенно пятнает перспективу такого 'преемника'. Яростный критик Буша-младшего Джон Маккейн, будучи выдвинут президентской республиканской партией и получивший формальную поддержку Белого Дома - потерпел на выборах тяжелое поражение. То же произошло в свое время и с Джеральдом Фордом - он победил Рейгана на внутреннепартийных выборах, но с треском проиграл президентские выборы Джимми Картеру. Скоро, например, и у нас начнется использование метода 'приписывания' тому же Яценюку статуса преемника Ющенко. В 'наследство' уже передан Дмитрий Фирташ. В 2004-м году этот метод отчасти сработал и против Виктора Януковича.

Сильным ходом Виктора Ющенко могла бы быть добровольная отставка. В 2005-6 гг. она могла бы сделать из него национального лидера. Но, в отличие от Саакашвили в 2007 (?) году, Ющенко побоялся так поступить - да вряд ли и думал о таком. Впрочем, Саакашвили тоже пошел на такой шаг под давлением обстоятельств. Если бы Ющенко поступил так синхронно с отставкой первого Кабмина Тимошенко - это была бы красивая игра, посылавшая сигнал 'я за должность не держусь, но верю в народную поддержку'. Сегодня добровольная отставка Ющенко не принесла бы дивидендов ему лично, но разблокировала бы сложную политическую ситуацию в стране. Впрочем, надеяться на это не стоит - война в коридорах власти развернулась с новой силой, после того как на отставку Огрызко президентский лагерь ответил рейдом СБУ на 'Нефтегаз'.

У элит нет гарантий того, что Ющенко не попытается избежать каким-то образом ухода с должности. Не в последнюю очередь поэтому у элит, ни у общества в целом, нет уверенности в том, что выборы президента пройдут цивилизованно. Правда, это обстоятельство смягчено тем фактором, что все более мелкие политические группы следят друг за другом, и соответственно, они смогут сообща проконтролировать ход и достоверность волеизъявления. Наконец, массы не видят сегодня реального выбора, а элиты на самом деле устраивает нынешняя ситуация, хаос покрывает мраком извлечение ими ренты из обладания поделенными властными полномочиями.

Верхи, таким образом, не хотят брать на себя ответственность, а низы - не могут больше отдавать так много 'за защиту'. Непомерная коррупция, комбинируемая с экономическим спадом, на фоне националистической демагогии и небывало низкого доверия к политической элите - это четырехкомпонентный яд для украинской государственности. Итак, как же будет разрублен этот гордиев узел? Давайте перечислим такие решения от наименее вероятных к наиболее реальным.

Контуры

Первый вариант. Ющенко добровольно уходит в отставку, но только после того, как воспользуется правом распустить парламент - ведь год с момента принятия депутатами присяги уже прошел. В стране происходят одновременные выборы президента и парламента. Серьезный риск связан с тем, что двоевластие реплицируется теперь уже в форме Тимошенко - Янукович или наоборот. Учитывая фактический контроль БЮТ над судебной системой, досрочные парламентские выборы маловероятны.

Второй вариант. Безусловная капитуляция Ющенко, с последующим уездом из страны. Исполнять обязанности президента будет Владимир Литвин. Разворачивается яростная схватка ПР и БЮТ за власть, поскольку они утрачивают ситуационно общего противника. Борьба будет вестись до победного конца, вплоть до возможного раздела страны, сопровождаемого этнокультурной демагогией.

Третий вариант. Государственный переворот со стороны действующего президента (атака на 'Нефтегаз' весьма симптоматична), сопровождаемый демагогией в стиле 'наведения порядка'. Возможно отделение юго-восточных областей, внешняя изоляция страны.

Четвертый вариант. Государственный переворот со стороны премьер-министра, импичмент главы государства.

Пятый вариант. Неожиданно на президентский выборах побеждает третий кандидат.

Шестой вариант. Масштабная конституционная реформа, осуществлення ПР и БЮТ, раздел сфер влияния, цивилизованное становление 2-4-партийной системы. Возможная ликвидация прямой выборности президентского поста.

Седьмой вариант. Политические силы утрачивают договороспособность окончательно, в стране ширится хаос, завершающийся массовым восстанием в румынском стиле. К власти приходят люди, сегодня находящиеся во втором-третьем эшелоне украинской политики, а то и вообще и вне этих эшелонов.

Восьмой вариант. Займы позволяют ситуации продержаться до января 2010 года - и президентом становится либо Виктор Янукович, либо Юлия Тимошенко.

В общем и целом, (состоянием на сегодняшний день), на мой взгляд - вероятностью обладают все перечисленные варианты.

Субъективный выбор

Во избежание недоразумений скажу, что 'душа лежит' к седьмому, поскольку все прочие не слишком изменят положение обычных людей в нашей стране. Страх 'умеренных' перед революцией кажется сегодня детским и смешным на фоне реальности, становящейся все более угрожающей каждый день. Древняя мудрость, приписываемая Гете, гласит: 'Лучше ужасный конец, чем ужас без конца'. Хватит с нас 'теледемократии', политиков-блоггеров, всей этой клоунады - пора взяться за реальную демократию. Херсонские рабочие, одесские дальнобойщики - мое сердце сегодня с этими ребятами, а не с бессовестными обитателями Печерских холмов, что бы они там в очередной раз не лгали...

'Он объявил, что его зовут Фелипе Ривера и что он хочет работать для революции. Вот и все - ни слова больше, никаких дальнейших разъяснений. Он стоял и ждал. На губах его не было улыбки, в глазах - привета. Рослый, стремительный Паулино Вэра внутренне содрогнулся.[...] Отлично, - холодно произнес он, - ты сказал, что хочешь работать для революции. Сними куртку. Повесь ее вон там. Пойдем, я покажу тебе, где ведро и тряпка. Видишь, пол у нас грязный. Ты начнешь с того, что хорошенько его вымоешь, и в других комнатах тоже. Плевательницы надо вычистить. Потом займешься окнами. - Это для революции? - спросил мальчик. - Да, для революции, - отвечал Паулино. Ривера с холодной подозрительностью посмотрел на них всех и стал снимать куртку. - Хорошо, - сказал он.' (Джек Лондон. Мексиканец).

inosmi.ru

http://www.inosmi.ru/translation/247881.html

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: