reveal@mirvboge.ru

Кого победили автомобилисты

В категориях: Общество, Церковь и власть

22 ноября 2009

Борис Грозовский

Общественное мнение может праздновать очередную победу: удвоения транспортного налога не будет. Неизвестно, что больше впечатлило Кремль – акции автомобилистов, статьи в СМИ или демарш «Справедливой России», собиравшейся отклонить злополучный законопроект в Совете Федерации еще до того, как чиновники пришли к выводу, что именно так и следует сделать. Но факт есть факт: повышение транспортного налога отложено до лучших времен.

Власть, кажется, научилась улавливать в общественном многоголосии недовольные нотки. Пока, правда, только в тех случаях, когда к партии возмущенных голосов готов присоединиться буквально каждый второй. Так было в случае с домом престарелых в Ямме. Если к возмущению готово присоединиться меньшее количество людей, как в случае с выборами в Московскую думу или строительством «газоскреба» в Питере, – к мнению общественности можно и не прислушиваться.

То, что чиновники пошли на попятную, не став лишний раз «обижать» автомобилистов, неслучайно. Это легко мобилизуемая, достаточно независимая в суждениях, далеко не самая лояльная режиму прослойка. К тому же автомобилистам и так уже несколько раз досталось: прошлой зимой были повышены до запретительного уровня импортные пошлины на подержанные иномарки, теперь автомобилистам угрожает запрет на ввоз праворульных машин.

Сначала единороссы и чиновники пытались уверить публику, что повышение ставки не сулит больших неприятностей. Дескать она не индексировалась уже шесть лет. Дескать сумма налога, который необходимо уплачивать, отличается от региона к региону и повышение базовой ставки на федеральном уровне не означает, что субъекты федерации автоматически повысят налог. Несколько глав регионов сразу заявили, что в 2010-м обойдутся без повышения.

Но автомобилисты – народ тертый, их на мякине не проведешь. С повышением ставки налог становился ощутимым, даже очень. За мощный автомобиль в 300 л. с. в Москве и в этом году надо было заплатить порядка $1600 (в провинции – около $600). Несколько регионов решили, что налог поднимут, но не вдвое, а примерно на треть. Еще ряд территорий собирался увеличить дифференциацию налога (для мощных машин повысить ставку более резко, чем для небольших). Но на фоне спада деловой активности в стране и снижения заработков водителей, занимающихся частным извозом, для многих болезненной становилась и уплата этой суммы.

Нет сомнения, что налоговики взялись бы собирать транспортный налог с удвоенной энергией. Правда, удается им это не очень. Судя по опросу случайных водителей, сейчас налог платит от силы половина автовладельцев. Зато проблем с налогом немало: почему-то никак не удается наладить нормальный информационный обмен между ГИБДД, где машины ставят на учет, и налоговиками, выписывающими за них счет. Зато люди, часто меняющие машины, из года в год получают налоговые квитанции на автомобили, которыми они давно не владеют. И отбиться от уплаты налога можно только через суд.

Транспортный налог так не хочется платить потому, что он не абстрактный – уплачиваемый работодателем, – а личный. И еще потому, что каждый автомобилист ежедневно видит, как именно чиновники распоряжаются уплаченными им деньгами. Распоряжаются плохо. Раньше водители возмущались, видя, как дорожные службы снимают неплохое, уложенное меньше года назад дорожное покрытие, чтобы под дождем закатать в свежий асфальт очередные миллионы. Теперь перестали: привыкли.

Нетрудно себе вообразить, сколько бы заплатили чиновникам налогоплательщики, если бы уплата остальных налогов тоже была бы делом личным и если бы у каждого сбора было целевое назначение. Очевидно, что немного.

Поэтому в предложении (сразу отвергнутом чиновниками) почтенного парламентария-демократа Владимира Вольфовича Жириновского отменить транспортный налог, включив его в стоимость бензина, есть очевидный экономический смысл. Во-первых, от этого налога не уйти. Во-вторых, кто больше ездит и тем самым больше вредит дорожному покрытию (а покрытие у нас такое, что ему вредят все, кто ездят) – тот и больше платит. В-третьих, транспортные платежи в результате будут консолидированы в единый платеж: можно будет сопоставлять цену бензина и долю в ней налоговых платежей в нашей богатой нефтью стране и других странах, где топлива не так много.

Ну и, конечно, стоит поблагодарить автомобилистов за отменный парламентский спектакль, который они инспирировали. Хотя реакция налогоплательщиков на повышение транспортного налога во время кризиса была очевидна с самого начала, администрация президента почему-то озаботилась этим вопросом, только когда законопроект прошел в Думе третье чтение. На неделю бы раньше – подарили бы президенту эффектный жест к посланию. А так никакого жеста не получилось, только поставили в смешное положение «Единую Россию». Ведь довольно глупо с одинаковой убежденностью доказывать, что повышение налога необходимо и никому не повредит, а неделю спустя – что от него можно отказаться.

Владельцы миллионов фирм, которым с 2011 года грозит резкое повышение ЕСН (в процессе его замены страховыми взносами), не составляют столь же мобильной и озлобленной пробками и рытвинами группы людей, как автомобилисты. Так что по поводу этой налоговой новации ни кольцевых автопробегов, ни пятиминутной демонстрации возможностей клаксонов ждать не приходится. Но для экономики она еще более вредна. Тем более во время кризиса, когда производство снижается, спрос на рабочую силу падает и большинство стран в противоположность России понижает нагрузку на оплату труда или даже доплачивает предприятиям за то, что те поддерживают не вполне им нужные сейчас рабочие места.

http://www.gzt.ru/column/272621.html

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: