reveal@mirvboge.ru

Контроль над миссионерской деятельностью: необходимая мера или возврат к тоталитаризму?

В категориях: Общество, Церковь и власть

16 декабря 2009

В Москве прошел круглый стол, посвященный поправкам к закону "О свободе совести…" и КоАП РФ по миссионерству

Александр Храмов,

Дискуссия о миссионерстве, организованная "Русским журналом" совместно с журналом "Религиоведческие исследования", состоялась на круглом столе 11 декабря 2009 года в Русском институте. Поводом для неё послужили поправки в закон "О свободе совести и о религиозных объединениях" и в Кодекс об административных правонарушениях РФ, разработанные Министерством юстиции РФ. Основный смысл готовящихся поправок – усиление контроля над религиозной жизнью в России, в частности, регламентирование порядка миссионерской деятельности. Если поправки будут приняты, то заниматься религиозной проповедью смогут только представители зарегистрированных религиозных групп и организаций, предварительно оформив доверенность. Кроме того, законопроект запрещает миссионерскую работу среди несовершеннолетних без согласия на то их родителей.

Дискуссию вели Александр Павлов ("Русский журнал") и Павел Костылев (журнал "Религиоведческие исследования"). Костылев сформулировал основной вопрос, на который предлагалось ответить собравшимся: "Должен ли миссионер, претендующий на предельную Истину, оставаться сегодня таким же, каким он был всегда, каким он был в Средневековье, или же в условиях современного общества его статус должен измениться?", в частности, под влиянием соответствующей государственной политики в этом вопросе.

Религиовед Екатерина Элбакян высказалась резко против возможного вмешательства государства во внутриконфессиональные дела. По её словам, в светском государстве миссионер, безусловно, должен обладать иным статусом по сравнению с теми временами, когда "имела место слитость между государством и миссионерской политикой". Через предполагаемые поправки, регламентирующие миссионерство, "происходит возврат к модели тоталитаризма". Екатерина Элбакян также сказала, что на личном опыте не сталкивалась с "агрессивным миссионерством". Скажем, в Ясенево, где она живет, "иеговисты вполне тактичны, хотя существует миф о том, что они куда-то там врываются".

На это Павел Костылев ответил, что к нему-то в квартиру они как раз "врывались". И что вообще "религиозная проповедь с позиций абсолютной Истины" представляется ему агрессией и "информационным насилием".

Разумеется, обсуждение миссионерства не могло обойтись без Кирилла Фролова, президента Ассоциации православных экспертов (теперь он представляется так, после того как окончательно поссорился с "Союзом православных граждан"). По его словам, поправки готовились с благими целями, но требуют серьезных корректировок. "Люди, писавшие законопроект, писали его против иеговистов, но если он будет принят в таком виде, в котором он существует сейчас, это отрикошетит по православию". Ведь если всем без разбора запретят проповедовать на улице, то пострадает, по словам Фролова, и он сам. "Никто не может мне запретить идти по улице и распространять свою статью о миссионерской политике!", возмущался "православный эксперт". К. Фролов предложил доработать поправки и задекларировать в законе, что на "православную миссию не должны распространяться те ограничительные требования, которые предъявлены другим религиям".

Сергей Роганов, обозреватель "Аргументов и Фактов", не удержался и в изумлении воскликнул: "Как можно, находясь в правовом поле, разделять конфессии?", отдавая предпочтение одним и налагая запретительные меры на другие?

А публицист и блоггер Сергей Худиев, оппонируя Фролову, указал: если Церковь уповает на поддержку государства ("чтобы государство подавляло злых еретиков, а нас, правильных, защищало"), то это приводит к плачевным последствиям для нее самой. "Если городовой, как в царской России, будет гонять сектантов – пользы это не принесет", и официальная Церковь будет только терять своих приверженцев.

Журналист Михаил Ситников высказался категорически против вмешательства государства во внутренние дела религиозных организаций, в том числе и миссионерство. Однако государство должно следить за злоупотреблениями на этой почве, так как "существует опасность для светского общества, заключающаяся в манипулировании религиозным началом в сознании человека" и в "пропаганде определенной идеологии под видом миссионерства". "Если и говорить о каком-то государственном регулировании, то формулировать надо было не "закон о миссионерстве", а "закон о фальсификации миссионерства" , – считает Михаил Ситников.

А Юрий Гиренко (редактор издания "Взгляд"), хотя и сказал, что "активная миссионерская деятельность может стать залогом вражды в обществе", всё же считает, что для регулирования этой области вполне достаточно Уголовного кодекса и закона об экстремизме. "Принятие еще одного закона только усложнит ситуацию".

Сергей Роганов и журналист Полина Колозариди предложили понимать миссионерство расширительно. "Миссионерство – нечто большее, чем проповедники, которые говорят перед толпами, но это, например, и фильмы", считает Полина Колозариди. В качестве примера она упомянула "Остров" ("некоторые православные молодежные организации на него ходили строем").

Сергей Роганов вообще полагает, что "религиозные общества по своей деятельности принципиально не отличаются от политических партий.<

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: