Кризис плодит оптимистов

В категориях: Общество, Церковь и власть

5 декабря 2009

Антон Шириков

У половины работников упали зарплаты, а две трети вынуждены экономить. Но большинство верит, что в следующем году будет лучше.

Оптимизм российских работников не убьешь ничем – ни увольнениями, ни урезанием зарплат, ни мрачными пророчествами экономистов. Одинаково бодро смотрят в будущее и те, кто сильно потерял в доходах за время кризиса, и те, кому зарплату за прошедший год повысили. Даже если нынешний работодатель не внушает доверия, себе лично работники прогнозируют рост.

Портал Superjob.ru по просьбе Slon.ru выяснил у жителей России, как изменились их доходы с начала кризиса и чего они ждут от следующего года. Хотя за прошедший год с небольшим зарплата упала почти у половины респондентов, в следующем году ее сокращения ожидают только 9%. А почти треть уверена, что зарплата существенно вырастет, – хотя сейчас такое почти ни с кем не случается.

От сокращения зарплат больше всего пострадали работники старшего возраста и низкооплачиваемые кадры. Например, о падении зарплаты на 10 – 25% сообщили 15% работников до 23 лет и 21% – в возрасте 40 – 49 лет. Тяжелее пришлось мужчинам: в зарплате потеряли 52% из них (и только 42% женщин – но они и получали в среднем меньше).

Опрос показал, что, несмотря на снижение зарплаты, многие работники смогли сохранить прежний образ жизни, специально себя не ограничивая. Доля тех, кому пришлось существенно изменить свою жизнь, чуть меньше 20%.

Но если около трети работников до 30 лет живут так же, как и до кризиса, то в возрасте 30 – 50 лет таких только одна пятая. И почти две трети работников 40 – 49 лет вынуждены в чем-то ограничивать себя из-за снижения зарплаты.

Но многие, чьи доходы упали, надеются, что это ненадолго. Около 60% опрошенных полагают, что зарплата в следующем году вырастет, причем половина верит, что существенно. Чем моложе работник, тем больше он уверен в том, что ему удастся увеличить доход.

От уровня дохода надежды зависят слабо, хотя самые высокооплачиваемые работники все-таки больше других рассчитывают, что зарплата их серьезно вырастет. Зато почти одинаково сильно надеются на существенный рост те, кто много потерял, и те, кто стал зарабатывать заметно больше.

Первые считают, что хуже просто некуда. «Сделаю все, ибо дальше на эту зарплату не прожить», – выражает чувства многих руководитель из Москвы (зарплата – 60 000). Респонденты из этой группы твердо намерены сменить работу в будущем году. Примерно такими же мотивами, кстати, руководствовались и те, у кого зарплата в этом году выросла. «Кризис оказался стимулом поиска новой более высокооплачиваемой и стабильной работы, на которой я сейчас», – объясняет московский геолог (нынешняя зарплата – 40 000).

Вторые уверились, что никакого кризиса нет («Кризис в головах! Что у нас, бензин подешевел?» – иронизирует рабочий НПЗ из Волгограда). Или – что он не мешает зарабатывать. «Надо ставить перед собой задачи и достигать их. Чем выше рубеж, тем лучше личный результат. Пора включать мозги», – уверяет заместитель директора по производству из Ульяновска.

Но мозги помогут не всем. Хотя более половины российских компаний, по опросу Ernst & Young, намерены повысить зарплаты в следующем году, в среднем они вырастут лишь на 10% (причем это, в основном, в крупных и устойчивых компаниях). Этот рост, вполне вероятно, не компенсирует инфляцию. И те, кому одного года кризиса было недостаточно, чтобы впасть в пессимизм, в следующем году могут и передумать.

slon.ru

http://slon.ru/articles/204670/

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: