reveal@mirvboge.ru

Куда уехать жить

В категориях: Трудные места

17 июня 2008

«Эксперт» От редакции

«Если людям некуда ехать, они едут в Москву», — говорит героиня фильма «Русалка». Переезд в столицу — это национальная привычка. И даже те, кто переезжать не собирается, хорошо понимают, зачем это делают другие. Пока в России единственный полюс притяжения — столица.

Но есть ведь и Санкт-Петербург, куда переехал Конституционный суд, и Екатеринбург, куда уже стекаются деньги и люди с добывающего Севера, на очереди, вполне вероятно, Ростов-на-Дону, который может стать центром притяжения для растущего населения Северного Кавказа.

Впрочем, все это — только начало процесса. Обратный поток — из Москвы — создают пока разве что отдельные деятели культуры да топ-менеджеры, а не средний класс. Это скорее временная профессиональная миграция и ротация кадров. Зато уже не менее 7–10 городов-миллионников могут не доплачивать приезжим управленцам «за свою провинциальность». Потому что там есть все, что нужно горожанину со столичными замашками, пусть пока и не всегда в шаговой доступности.

Специалисты навскидку назовут регионы, в которых интенсивное развитие неизбежно при условии сохранения темпов экономического роста в стране: пограничье (Калининград, Дальний Восток), Юг (Ростов-на-Дону, Краснодарский край), Северо-Запад, Поволжье, сибирские и уральские миллионники. Вопрос в том, по какому пути пойдет развитие. Возможны два варианта: либо российские мегаполисы ринутся «догонять Москву», либо появится несколько городов со своим собственным лицом — либо страна будет, как и раньше, делиться на Москву и остальную Россию, либо станет полицентричной.

Развитие городов определяется как объективными факторами (ресурсы, денежные потоки), так и субъективными. И вторые кажутся интереснее. «У российской провинции есть один ужасный недостаток. Она называет себя провинцией», — сказал Сергей Юрский в своем недавнем интервью. Появятся ли в России другие «столицы» — центры притяжения федерального значения помимо Москвы и Петербурга — во многом зависит от степени провинциальности мышления управленцев и элит.

Уже сейчас у ряда городов есть то, чего нет в Москве. Например, в Томске есть интересное независимое телевидение. Кое-где даже сохранились дворы, куда детей можно отпускать гулять без опаски. Но если действовать тупо, то все преимущества легко потерять: понастроить кольцевых дорог, повтыкать уродливые бетонные коробки на каждом сантиметре городской площади, заменить интересную и оригинальную культурную жизнь псевдостоличной помпезностью, а всю прессу и бизнес встроить в вертикаль власти.

Часть наших проблем — общие по всей стране: у нас везде беда с медициной, милицией, образованием. И где-то государство само понимает необходимость региональной миграции и ротации в целях сохранения единства — например, в силовых ведомствах. Но ведь тот же принцип работает и, скажем, в образовании: карьера профессора в Штатах и в Европе включает обязательную и регулярную смену университетов. Что-то похожее было и в СССР. Одна только ротация позволяет создавать национальную научную систему, строить конкуренцию университетов за лучших профессоров. Это, конечно,

вопрос к организации всей системы науки и образования. Но первый региональный университет, который расстанется с застоем и сможет привлекать профессоров со всей страны и из-за границы, даст своему городу фору в конкуренции. Потому что даже в МГУ этого нет.

Непонятно, почему по всей стране, в каждом городе необходимо воспроизводить одни и те же застойные технологии управления, например в дорожном строительстве (когда строить плохо — выгодно), в жилищном вопросе (когда строить по дорогим и устарелым технологиям — «модно»), в бизнесе (когда всех пытаются «крышевать»).

Конечно, городов «столичного типа» в России не может быть много: их заведомо меньше десятка. И выиграют конкуренцию те, кто первыми смогут отказаться от провинциального рефлекса «сделать почти как в Москве», но только хуже.

«Эксперт»

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: