reveal@mirvboge.ru

Лечение рака и продление жизни – неужели прорыв?

В категориях: В здоровом теле

О вакцине Б.Ф. Резникова и L-формах бактерий

Борис Рубцов Кандидат биологических наук, Институт морфологии человека Российской академии медицинских наук.

 

Желание написать эту статью возникло у меня по нескольким причинам. Основным побудительным мотивом послужило появление в интернете (www.vaccinum.de) информации о вакцине созданной и продвигаемой Борисом Фёдоровичем Резниковым (БР). Вакцина Резникова (ВР) позиционируется как средство предупреждения и лечения многих заболеваний, в том числе и онкологических, а также как средство продления жизни или продуктивного периода жизни человека.

Несмотря на высокую технологичность современной медицины и богатый ассортимент лекарств, по-прежнему не снижается уровень заболеваемости людей хроническими вялотекущими инфекциями. Более того, число людей, страдающих хроническими недугами, такими как ревматизм, полиартриты, урологические и гинекологические инфекции и др., в последние годы имеет тенденцию к увеличению. Понятно, что появление такого нового лечебного средства, радикально улучшающего здоровье человека, как ВР, чрезвычайно актуально. В то же время, слишком часто мы сталкиваемся с сообщениями о создании того или другого «уникального» препарата, которые в дальнейшем себя не оправдывают. Так же и у меня при первом знакомстве с информацией о ВР возникло недоверие. Однако, чрезвычайно интригующим моментом явился тот факт, что ВР, в отличии от классических вакцин, получаемых из обычных форм микроорганизмов была изготовлена из значительнно менее изученных, так называемых L-форм бактерий. Подробное закомство с книгой БР «Вакцина против рака и старения» и личное с ним общение, развеяли мои сомнения в отношении высокой эффективности ВР и честности Бориса Фёдороваича , как учёного. В то же время , мне не показалась убедительной концепция, которую предложил БР для объяснения механизма лечебного действия ВР, опирающаяся на сформулированную им гипотезу об универсальности механизма старения клеток бактерий (прокариот) и клеток высших организмов (эукариот). Гипотеза БР очень красива, но, с моей точки зрения, не опирается на доказанные научные факты и, поэтому, в значительной степени умозрительна. Отсутствие достоверной теории, объясняющей механизм лечебного действия ВР, является серьёзным препятствием на пути её продвижения в сферу официального здравоохранения.

Научные вопросы, связанные с проблемой ВР, профессионально мне близки, что и позволило под другим углом зрения взглянуть на этот препарат и сформулировать другую гипотезу о механизме его действия. Надеюсь, что изложенная в этой статье точка зрения увеличит интерес врачей и учёных к ВР и ускорит работу по её официальному продвижению.

 

Что такое L-формы бактерий?

Для того, чтобы стала понятной моя точка зрения, необходимо кратко рассказать о том, что из себя представляют L-формы бактерий и очень похожие на них микроорганизмы – микоплазмы. Известно, что клетки бактерий в отличие от клеток высших многоклеточных организмов, кроме клеточной (плазматической) мембраны, окружены еще и дополнительными оболочками, важнейшей из которых является так называемая клеточная стенка. Клеточная стенка является сложной высокополимерной структурой, обладающей высокой механической прочностью. Клеточная стенка выполняет так называемую барьерную функцию и надёжно предохраняет клетку от неблагоприятных воздействий окружающей среды, как сито пропускает к бактериальной клетке молекулы веществ необходимые для её жизнедеятельности и задерживает вредные. Кроме того, стенка содержит в своём составе специальные молекулы (рецепторы), которые позволяют бактерии взаимодействовать с окружающей средой, в том числе и с клетками организма-хозяина, в котором бактерия может обитать. Большую биологическую важность для организма, в котором обитают бактерии, имеют специфические молекулярные структуры, также связанные с бактериальной стенкой, называемые антигенами (АГ). АГ являются теми специфическими признаками или «метками», по которым бактерии распознаются нашей иммунной системой. Совокупность этих АГ составляет как бы «антигенный образ» микроорганизма, распознавание которого иммунной системой является первым звеном в цепи формирования иммунного ответа организма, направленного против внедрившихся в его внутреннюю среду бактерий. От разнообразия и количественного содержания этих АГ зависит характер и сила иммунного ответа организма. В частности, на этом основаны многочисленные способы иммунизации, при которых в организм человека или животного вводятся не живые бактерии, а только выделенные из них АГ. В результате формируется иммунная реакция против этих АГ и, следовательно, устойчивость организма к бактериям - носителям этих АГ.

Около 100 лет назад было обнаружено, что бактерии при определённых условиях могут терять свою клеточную стенку, сохраняя при этом жизнеспособность и способность к размножению. В последующем такие «безстеночные» микроорганизмы были названы учёным-микробиологом Эмми Клейнбергер-Нобель L-формами бактерий. Буква L – первая буква из названия Листеровского института в Англии, в котором она работала.

К настоящему времени об L-формах накоплен обширный фактический материал. Превращение бактерий в L-форму (L-трансформация) происходит в результате разнообразных физико-химических воздействий, приводящих к разрушению бактериальной стенки или к подавлению синтеза тех или иных молекул, из которых она построена. L-трансформация обычно является обратимым процессом и при прекращении воздействия фактора, вызвавшего её, наблюдается обратное превращение (реверсия) L-формы в исходную бактерию. В некоторых случаях этого не происходит и бактерии необратимо теряют способность восстанавливать стенку. Следует упомянуть и о другом виде микроорганизмов, не имеющих клеточной стенки - это, так называемые, микоплазмы. Существует предположение, что они произошли от бактерий, необратимо потерявших клеточную стенку и приспособившихся к существованию в таком виде. Все ниже перечисленные свойства L-форм бактерий в равной степени характерны и для микоплазм, поэтому мы не будем рассматривать их отдельно.

В настоящее время известно, что L-трансформация сопровождается глубокими перестройками практически всех процессов жизнедеятельности бактерий. Так бактерии теряют возможность полового размножения, но обретают способность ко всем возможным способам бесполого размножения. У них резко упрощается энергетический и биохимический обмен. Изменяется строение клеток. В отличие от исходных бактерий, имеющих строго определённую форму и размер, L-формы существуют в виде клеток разной формы и размера, в том числе в виде чрезвычайно мелких, сопоставимых по размеру с вирусами «элементарных телец». L-формы не имеют характерных для исходных бактерий жгутиков и ресничек, вследствие чего теряют подвижность. Клеточные мембраны L-форм обладают высокой адгезионной способностью, что позволяет им легко прикрепляться (прилипать) к другим клеткам, а затем и проникать в них. Это свойство во многом определяют способность L-форм к паразитированию внутри клеток организма хозяина. Для микоплазм, был даже предложен термин «мембранное паразитирование», обозначающий плотный контакт их мембран с мембраной клетки, в которой они живут.

Важно отметить ещё одно свойство L-форм. БР и другие исследователи отметили, что в процессе L-трансформации бактерии теряют свои специфические видовые признаки, а образовавшиеся L-формы трудно различимы между собой как по внешнему виду, так и по физиологическим свойствам. Кроме того, у L-форм, произошедшим от разных бактерий появляются общие антигенные признаки. Такое сближение (конвергенция) признаков является, по-видимому, прямым следствием потери бактерией внешних оболочек и всех связанных с ними многочисленных структур и выполняемых ими функций. Соответственно, у L-форм должна подавляться работа генов, отвечающих за образование всех этих компонентов клетки и выполняемых ими функций. Активно работающей остается только та часть генома, которая обеспечивает минимальные потребности клетки, обеспечивающие её жизнеспособность и воспроизводство. У большинства видов бактерий эти минимальные потребности одинаковы и обеспечиваются работой идентичных биохимических процессов, что, по-видимому, и является ключом к пониманию причины антигенного сходства клеточных мембран L-форм разных видов бактерий.

 

Значение L-форм бактерий в патогенезе хронических инфекционных заболеваний

Чрезвычайно важным следствием L-трансформации является потеря бактериями вместе с бактериальной стенкой связанных с ней поверхностных АГ. В результате этого L-формы перестают быть мишенями для иммунных реакций, направленных против клеточной стенки исходных бактерий. Внутриклеточное расположение L-форм также защищает их от реакций иммунной системы. Таким образом, L-формы при паразитировании в организме хозяина эффективно ускользают от действия его иммунной системы и, тем самым, способствуют сохранению инфекционного начала в нём. Заболевание при этом приобретает хроническое течение. В дальнейшем, при прекращении действия факторов вызвавших L-трансформацию, например таких, как лечение антибиотиками пенициллинового ряда или снижение реактивности иммунитета в результате стресса или вирусной инфекции, происходит обратное превращение (реверсия) L-формы в исходную бактерию. Следствием этого процесса является обострение болезни. Таким образом, повторяющийся цикл: исходная бактерия – L-форма – исходная бактерия способствует хроническому течению инфекционного заболевания.

Таких болезней, хроническое течение которых является следствием L-трансформации бактерий, обнаруживается всё больше. Это атеросклероз, ревматизм, туберкулёз, артриты, остеомиелит, инфекционные эндокардиты, коронарные синдромы, различные хронические заболевания мочеполовой системы, в том числе сифилис и так называемые неспецифические уретриты и циститы, хронические воспалительные заболевания глаз и др.. В последние годы показано участие L-форм бактерий в развитии таких практически неизлечимых заболеваний, как болезнь Крона, саркоидоз, склеродермия.

Таким образом, можно сделать обоснованное заключение о том, что L-трансформация является универсальным свойством бактерий и имеет ключевое значение в механизме перехода острой инфекции в хроническое инфекционное заболевание.

 

Почему вакцина Резникова укрепляет здоровье и продлевает жизнь?

Общеизвестно, что качество и продолжительность жизни человека определяется не только его конституцией, унаследованной от предков, но и от тех болезней, которыми болел человек и, в особенности, от болезней принимающих хроническое течение.

Поскольку, как мы убедились, хроническое течение инфекционных болезней во многом обеспечивается присутствием в организме L-форм бактерий, то один из путей к здоровью и увеличению продолжительности жизни лежит в русле борьбы с L-формами патогенных бактерий.

К аналогичному выводу пришёл и БР, когда он более 30 лет тому назад разрабатывал вакцину против бруцеллёза. Он справедливо утверждал, что для успешной борьбы с бруцеллёзом, как и с любой другой инфекцией, должна использоваться вакцина, содержащая антигены не только исходной бактерии, но и её L-формы. С этой мысли, как мне кажется, и начался долгий путь создания и изучения Борисом Резниковым свойств вакцины, содержащей в своём составе мембраны L-форм бактерий.

Очевидно, что иммунизация человека этой вакциной должна вызывать появление в его крови большого количества специальных белков (антител (АТ)) и защитных клеток (лимфоцитов), иммунная реакция которых направлена против АГ L-форм бактерий, имеющихся в организме человека. В результате L-формы эффективно уничтожаются, а болезни, вызванные ими, прекращают своё хроническое течение. В конечном итоге здоровье человека улучшается, вследствие чего увеличивается продолжительность его жизни или, по крайней мере, продолжительность продуктивного периода жизни.

Таким образом, укрепление здоровья и, как следствие, продление жизни при применении ВР, можно объяснить её способностью активировать в организме человека защитные иммунные реакции, направленные против L-форм бактерий. Универсальность же терапевтического действия ВР основана на антигеном сходстве мембран L-форм, произошедших из разных видов бактерий, вызывающих разные заболевания.

 

Почему вакцина Резникова оказывает противораковое действие?

БР особо отмечает ещё одно замечательное свойство своей вакцины, а именно её противоопухолевое действие. Какая же может быть связь между усилением иммунитета против L-форм бактерий и усилением противоопухолевого иммунитета? В этом вопросе совсем мало ясности, однако, существуют факты, позволяющие высказать гипотезу на этот счёт.

Более 100 лет назад врачи-микробиологи в поисках причины возникновения рака исследовали ткани опухолей, полученные от онкологических больных. Многие исследователи показали, что опухоли человека и животных довольно плотно заселены разнообразными микроорганизмами. Значение этого факта долгое время широко обсуждалось в научной среде. Однако, ответа на вопрос о роли бактерий в возникновении и развитии рака получено не было. В дальнейшем с обнаружением причинной роли вирусов в возникновении опухолей эти исследования практически прекратились. Вопрос же о том, почему ткани опухолей заселяются микроорганизмами и какие биологические и медицинские последствия это имеет, до сих пор не имеет ответа.

В контексте обсуждаемого вопроса наиболее значимыми, с моей точки зрения, являются сообщения об обнаружении в опухолях наряду с классическими формами бактерий и их «безстеночных» вариантов – L-форм и микоплазм. Учитывая внутриклеточное и примембранное расположение L-форм, их высокие адгезионные свойства, можно предположить частичное "слияние" их мембран с мембранами опухолевых клеток. В результате этого процесса на внешние мембраны опухолевых клеток могут переноситься фрагменты мембран L-форм, содержащих их АГ. Другими словами, опухолевые клетки могут приобретать общие антигенные свойства с населяющими их L-формами микроорганизмов. Это утверждение, не кажется слишком фантастическим, если принять во внимание результаты работ, в которых было продемонстрировано антигенное сходство клеток опухолей и некоторых патогенных микроорганизмов.

Становится понятным, почему иммунизация вакциной Резникова больного в предраковом состоянии или в начальной стадии онкологического заболевания даёт выраженный профилактический, а иногда и лечебный эффект. Это является результатом выработки в организме больного иммунитета против АГ L-форм, экспонированных на поверхности опухолевых клеток, что и приводит к их разрушению.

Косвенно, в пользу выдвинутой гипотезы можно привести довольно многочисленные факты самоизлечения онкологических больных при перенесении ими острых инфекционных заболеваний и невосприимчивости к онкологическим заболеваниям людей страдающих некоторыми хроническими инфекциями. В обоих случаях иммунная система человека формирует противоинфекционную защиту, которая может оказывать и противоопухолевое действие в том случае, если в организме появляются АТ против L-форм, паразитирующих в опухолях или способствующих опухолевой трансформации клеток.

 

Заключение

Завершая, можно резюмировать, что экспериментально продемонстрированное Борисом Фёдоровичем и практически им использованное для создания вакцины антигенное сходство мембран L-форм бактерий и опухолевых клеток действительно может иметь место. Но это сходство можно объяснить не процессом конвергенции, т.е. сближения, свойств мембран клеток эукариот, претерпевающих опухолевую трансформацию и клеток бактерий, подвергающихся L-трансформации, а экспонированием на поверхности опухолевых клеток АГ плазматических мембран L-форм бактерий и, возможно, микоплазм, населяющих опухоли. В научной литературе имеется много фактов, косвенно свидетельствующих в пользу высказанной гипотезы, но отсутствуют эксперименты, доказывающие её. В настоящее время экспериментальная проверка высказанных предположений не представляет серьёзной технической проблемы. Если предложенная гипотеза окажется соответствующей действительности, то может проясниться роль микроорганизмов в возникновении и развитии рака и откроются новые эффективные подходы к лечению онкологических заболеваний.

 

www.mirvboge.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: