Налоги и тупик демократов

В категориях: Трудные места

17 ноября 2009

Максим Момот

Начавшееся в связи с выборами в Мосгордуму шевеление в демократическом лагере опять ставит старый вопрос. Но вопрос этот не в том, «объединятся ли демократы», а в том, почему они – что вместе, что порознь – получают так мало голосов даже в мегаполисе, где ощутимо присутствие среднего класса. Партии, относящие себя к демократическим, акцент делают именно на средний класс.

Кроме того, никакого движения среднего класса в поддержку еще более убежденных демократов – Каспарова и Немцова – пока зафиксировать не удается. Конечно, власти им мешают, но если бы люди хотели их поддержать – поддержали бы.

В чем же дело? Одно из объяснений состоит в том, что ложным является главное обещание, которое демократы дают среднему классу. Постоянно утверждается, что демократия – это система, позволяющая налогоплательщикам контролировать расходование собранных с них налогов посредством выбора депутатов парламента, которые, собственно, и принимают бюджет. Это действительно было так, но лишь до тех пор, пока на выборах существовали имущественные цензы, и в голосовании, на самом деле, участвовали именно те, кто платил налоги в более-менее значительном количестве. Однако после отмены цензов и утверждения системы «один человек – один голос» всякая зависимость права голоса от уплаты налогов исчезла.

Это надо повторить еще раз. Никакой связи между уплатой налогов и правом голоса в современной демократии нет, такая связь полностью отменена, право голоса зависит от чего угодно, только не от того, платите вы налоги или живете за счет налогов, собранных с других. Вот, откуда у богатейших демократических стран такие большие долги? Государственный долг США превышает 11 триллионов долларов. Почему? Потому что избиратели имеют возможность расходовать чужие деньги на всевозможные социальные программы, чужое добро не экономят, причем средств даже самых богатых налогоплательщиков – американских – не хватает, приходится занимать у авторитарного Китая и России.

Публично об этом не говорится, но на подсознательном уровне люди, очевидно, понимают, чем обернется дело, если выборы действительно станут «честными и свободными». Поскольку обездоленными себя чувствуют намного больше россиян, чем обеспеченными, первым результатом свободных выборов станет повышение налогов на средний класс в несколько раз и введение прогрессивной шкалы (чем успешнее человек – тем туже хомут). Вместо 13 процентов подоходного налога будет 70, ну и далее, по списку. «Как в развитых демократических странах», – заявит Геннадий Андреевич.

Но как же гражданские права, ведь если чиновников не переизбирают на свободных выборах, они не подконтрольны населению, воруют и учиняют произвол? Это так, однако, среднему классу оказывается легче купить одного или нескольких бюрократов, чем брать на себя содержание всех трущоб страны.

Демократическая политика подстегивает процесс несоразмерных трат, ведь чтобы получить голоса избирателей, политики вынуждены обещать все больше социальных расходов. Несмотря на риторику, республиканцы в США давно уже делают то же самое, что демократы. При современной модели демократии средний класс вынужден содержать все «социально незащищенные» слои, расплачиваясь по долгам тех, у кого есть право голоса, но нет денег. Разоряются не только США (например, Калифорния – практически банкрот) или Исландия. По словам премьер-министра Франции Франсуа Фийона, его страна также практически разорена. Государственный долг даже полудемократической Японии составляет 170% ВВП, и в других демократических странах дела обстоят подобным образом.

Механизм государственного банкротства лежит на поверхности. «Зарплата должна быть не ниже, чем…», «нужно увеличить пенсии до…», «мы увеличим пособия так, чтобы каждый человек мог позволить себе…», «не должно быть бедных в богатой стране…», и т.п. По словам шотландского профессора Александра Тайлера, сказанным еще до обретения Соединенными Штатами независимости, демократия существует лишь до тех пор, пока избиратели не обнаруживают, что могут попросту получать деньги из казны. «С этого мгновения большинство голосует за кандидатов, сулящих наибольшие расходы общественных средств, – указывал он, – В результате демократия погибает из-за дурной финансовой политики и сменяется диктатурой». Тайлер показал это на примере демократии Афин, которая сгинула туда же.

Вы подумали, что это гимн всем душителям свобод из администрации президента? Отнюдь. Если Конституция и все мыслимые законы нарушаются в части политических прав, то они нарушаются и в остальном. Закон либо соблюдается, либо нет. Система, основанная на произволе, долго не протянет. Где же выход, как проводить выборы, необходимые для контроля над бюрократией, но без угрозы банкротства? Очевидно, надо пересмотреть теорию демократии: свободные выборы несовместимы с левой пропагандой (как несовместимы они, например, с националистической). Есть и более действенный вариант: оставить право голоса только у тех, кто на самом деле платит налоги в каком-то значимом количестве. Тогда риторика демократов обрела бы смысл.

slon.ru

http://slon.ru/blogs/momot/post/94289/

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: