Наш паровоз едва пыхтит

В категориях: Трудные места

25 ноября 2009

Олег Леонов

Я больше не буду обращаться в наш суд. Я законопослушный гражданин, а закон обязывает меня обращаться к судье: «Уважаемый суд!». Больше не могу! Потому как всякое уважение к такому правосудию вычерпано до дна. Такое унижение под российским знаменем можно сравнить лишь с гражданской казнью. Я, конечно, не Чернышевский, но можно считать, что как гражданина меня тоже казнили. И не один раз.

Сегодня в российском суде вы еще можете найти защиту, если речь идет, к примеру, о бытовом конфликте или о каком-нибудь не очень принципиальном споре. Но если против вас государство или бизнес родственников (друзей, знакомых и т. д.) высокопоставленных государственных мужей, то у вас почти никаких шансов.

Причем в таких случаях судьи обычно даже без сигнала сверху знают, какое решение нужно принять. Понятно, что такое поведение лиц в черных мантиях продиктовано инстинктом самосохранения. Прими они «неверное» решение, и личное благосостояние может пострадать. А так – почет и уважение. Судья, который будет судить громкое дело не по закону, а «как надо», получит государственную награду. Т. е. государство фактически покупает нужные решения. Я однажды имел несчастье попасть под раздачу к такому судье-орденоносцу.

После кризиса 1998 года в арбитражных судах был целый вал дел, связанных с так называемой «недобросовестностью» налогоплательщиков. Это тогда, когда государство отказалось платить по долгам (что, кстати, для рядового гражданина имело бы весьма печальные последствия), а банки, которые очень неплохо заработали на государственных ценных бумагах, перестали перечислять налоги в бюджет. Иными словами, заработали все, а счет выставили мне, объявив мою организацию недобросовестной.

Конечно, крайне неприятно, когда тебя незаслуженно обвиняют, но отсутствие возможности себя защитить удручает окончательно.

После затяжной судебной тяжбы мы вынуждены были прекратить свою деятельность, поскольку, как бы ни были законопослушны, платить удвоенные налоги физически не могли.

Когда мы только создавали нашу организацию, мы решили во всем строго следовать закону. Тогда все наши знакомые крутили пальцем у виска, искренне не понимая, зачем вести «белую» бухгалтерию, если легко обналичить львиную часть выручки за небольшой процент. По безграничной наивности своей мы думали, что законопослушных не наказывают. Оказалось, все с точностью до наоборот: с легальным бизнесом совладать проще, а какую-нибудь фирму-помойку еще найти надо. Я уже не говорю о том, сколько сил, времени и энергии нужно только для выполнения всевозможных обязанностей, сопровождающих любой легальный бизнес. Начиная с постоянно меняющейся (но неизменно остающейся бездарно сформированной) налоговой отчетности, заканчивая военкоматами и иже с ними.

Или взять, например, порядок внесения изменений в печально известный ЕГРЮЛ (Единый государственный реестр юридических лиц). Мало кто с первого раза может оформить документы, а отказ получается из-за любой опечатки. Если подавляющее большинство не в состоянии выполнить установленные правила, это значит только одно: такие правила никуда не годны.

Я бы предложил собрать все российское правительство и, снабдив их всеми возможными нормативными документами, заставить каждого заполнить без ошибок хотя бы по одной из форм заявлений. Держу пари – не справятся.

Из всего этого формируется тот климат, в котором вынуждено работать предпринимательское сообщество. Разумеется, есть некоторое число счастливчиков, которым созданы «парниковые условия» в виде всякого рода высокого покровительства, дармовой собственности и т. д. Но большинство работает в явно враждебной среде. И странно удивляться, что так вяло идет общее развитие. Какое развитие, если постоянно нужно обороняться от государства и столько сил тратить впустую. При этом каждый по-разному реагирует на внешние вызовы. Мы, например, после десяти лет бесперспективной борьбы свернули свою деятельность. Кто-то уходит в «серую зону», руководствуясь прагматичным принципом: чем меньше высовываешься, тем меньше вероятность наказания. Некоторые пытаются «дружить» с потенциальным источником неприятностей. Посмотрите, какие вереницы людей с цветами и подарками текут перед праздниками к некоторым чиновным кабинетам.

У меня давно возник вопрос: зачем государство последовательно и активно выдавливает меня и мне подобных из деловой и политической сфер? К примеру, сейчас во власти нет никого, кто представлял бы интересы моего круга. Из Госдумы и Мосгордумы методично вычистили всех, кто мог хотя бы озвучить насущные для меня проблемы.

Я уже даже и не мечтаю, чтобы что-то делалось в моих интересах. Чем же мы так опасны для государства? Кстати, из министерств и ведомств тоже удалили огромное количество квалифицированных специалистов.

На фоне такого отрицательного отбора грустно и смешно слушать заклинания про развитие, модернизацию, инновации, нано-то, нано-сё. Вперед, говорите? Помню, как же … «Наш паровоз, вперед лети!» Но паровоз руками не трогать! Машиниста не меняем – рулит, как умеет. И ни в коем случае не летим – едем тихонько-тихонько.

Можно тешить себя мечтами о строительстве светлого будущего, но если ничего не менять в «консерватории», все это останется утопическими идеями, как бы ни назывался автор очередной утопии – Томмазо Кампанелла или Максим Калашников. Бессмысленно обсуждать цвет краски для стен, если сами стены прогнили насквозь, разве только над крышей иногда еще сверкают рубиновые звезды.

gazeta.ru

http://www.gazeta.ru/comments/2009/11/20_a_3289125.shtml

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: