Ненависть Запада к Сколково. Помешать, повторить попытку, проигнорировать?

В категориях: Общество, Церковь и власть

("The Kremlin Stooge", Канада)

Что такого в попытках президента Медведева создать в Сколково «город инновационных технологий», что они выводят из себя некоторых западных журналистов? Похоже, здесь присутствует нечто большее, чем обычное желание некоторых СМИ видеть неудачи России во всем, за что она берется. Похоже, эти источники упражняются в самосбывающихся пророчествах. Давайте взглянем на некоторые образчики этой перегретой риторики и постараемся понять, что же за ней скрывается.

Для начала следует взглянуть на статью Русской службы «Радио Свободная Европа / Радио Свобода», авторы которой одновременно пытаются посмеяться над Россией и сделать из нее пугало. Автор статьи, озаглавленной «Мечты России о Кремниевой долине могут стать угрозой киберпространству», не ограничивается высмеиванием замыслов Медведева. Он заявляет, что компании из Кремниевой долины, вкладывающие деньги в Сколково, «…будут косвенным образом помогать государству, которое, как полагают многие, лидирует в области развития технологий кибернетических войн, представляющих новейшую угрозу глобальной безопасности». Ссылаясь в основном на заключения эксперта по кибербезопасности из Сиэтла Джеффри Карра (Jeffrey Carr), автор напоминает нам, что ФСБ проявляет большой интерес к электронной информации, а также высказывает предположение, что Сколково создается как центр сбора данных и прослушивания. Почему? Потому что, утверждает этот эксперт, «если надо устроить подслушивание на объекте … то лучше всего сделать это еще на стадии его строительства».

Подозреваю, что слова Карра здесь вырваны из контекста, потому что  в противном случае эта мысль оказывается глупой настолько, что я даже не знаю, с чего начать. Ладно, ладно, знаю – начать надо с неизбывно глупого сравнения с Силиконовой долиной, поскольку схожесть между Сколково и Силиконовой долиной ограничивается тем, что оба названия начинаются с одной и той же буквы. Надеюсь, та бездумная эхокамера, которую называют современной журналистикой, прекратит повторять это сравнение.

Во-первых, Силиконовая, или правильнее Кремниевая долина, это вообще-то даже и не место. Это название придумал в 1971 году журналист из Electronic News Дон Хефлер (Don Hoefler). Основу того, что сегодня называют Кремниевой долиной, составляет Пало-Альто. Кремниевую долину начали создавать случайно. Это была инициатива преподавателя электронной техники из Стэнфордского университета, который хотел сдать университетскую землю в аренду ряду компаний из сферы высоких технологий, чтобы добыть для вуза деньги. Это место хотели назвать «Стэнфордский индустриальный парк». Правительство Соединенных Штатов не имело к нему никакого отношения. Там появилась компания Hewlett-Packard, начинавшая свою деятельность  как мастерская в гараже. За ней последовали другие.

Сколково, в отличие от Кремниевой долины, это полностью государственный проект. Его концепция, а также те задачи, которые этот проект должен будет выполнять, были известны еще до начала строительства. Кремниевая долина выросла вокруг первой компании по изготовлению микропроцессоров, и с самого начала состояла исключительно из компьютерных предприятий. Сколково изначально должен стать намного более многопрофильным проектом. Сюда будут включены нанотехнологии, связь, разработка программного обеспечения, биомедицинские исследования, энергетика и информационные технологии. Если бы все было наоборот, и подмосковную мастерскую в гараже на две машины начали сравнивать с американским или европейским планом по созданию с нуля передового научно-исследовательского центра, то тогда американцы и европейцы могли бы смеяться.

Но давайте на минутку вернемся к этому вздору насчет «подслушивания на объекте», чтобы ФСБ могла совать свой нос в «каждый байт в интернете». Неужели господин Карр полагает, что спецслужбы США не контролируют каждый байт трафика в интернете? Умоляю вас. А что за лепет насчет подслушивания? Помните операцию «Roadside» (Обочина)? В 2006 году британская разведка MI6 провела в России операцию с использованием российских «источников» (они «источники», когда работают на вас – а если они работают на кого-то другого, то их называют «предателями»). Тогда они использовали тайник, изготовленный в виде камня. Весь он был беспроводной, а перехват и передача зашифрованных электронных сообщений осуществлялась таким образом, что их получателю не надо было ничего трогать и даже останавливаться возле тайника. Когда ФСБ раскрыла этот тайник, то оказалось, что в «камне» использовались аккумуляторы компании Blackberry. Это было четыре года тому назад. Неужели кто-то всерьез думает, что ФСБ ставит здания в Сколково на прослушку и электронный перехват еще в момент их строительства? Зачем? Вы что, думаете, что технологии разведки дальше не двигаются? Давно вы проверяли приемное устройство на своем мобильном телефоне на предмет наличия в нем «жучков»? Попробуйте, почему бы и нет? Правильно, не можете – приемное устройство встроено в телефон. Можно ли отслеживать мобильную связь без ведома пользователя? Наверняка. Да уж… Интересно, как они это делают, без проводов.

Но наибольшее раздражение вызывает то упорство, с которым автор талдычит, что Россия «лидирует в области развития технологий кибернетических войн». Неужели? Есть ли в России государственное ведомство под названием «кибернетическое командование»? Ну-ка, покажите. А в США есть. Вся эта статья – какой-то мешок, битком набитый всякими «может быть», «возможно» и «не исключено». Но автор все равно во всем винит Россию. Например, он пишет: «…понятие кибератаки зачастую размыто… потому что зачастую оказывается невозможным убедительно показать, кто за ней стоит». Затем автору начинает подпевать Карр, сообщающий о своем открытии, ставшем итогом его шестимесячного расследования. Оказывается, кибератаки на эстонские и грузинские вебсайты организовало российское государство, «раздававшее хакерам списки жертв». Опять же – а ну-ка, покажите. Далее автор замечает, что Карр не воспринимает аргумент об отсутствии прямых улик. Как это? Список жертв, розданный российским государством, лично мне кажется прямой уликой. Почему ни один такой список не предъявили в качестве улики? Вместо этого нам рассказывают о «масштабе, моменте и сложности атаки», которые «свидетельствуют о причастности Кремля». Да вы смеетесь надо мной, признайтесь. Западные журналисты не устают сурово критиковать ту отвратительную, устаревшую, узколобую, неповоротливую и лишенную творческой жилки модель государственного устройства, которая действует в России. Они замолкают лишь тогда, когда что-то гадкое делается исключительно хорошо. Вот тогда во всем виноват Кремль, который в остальных случаях ну ничегошеньки не может сделать, как положено. Поскольку программы кибервойн «могут базироваться на серверах, физически находящихся не в России, то они также дают Кремлю важную возможность правдоподобно отрицать свою причастность». Правильно. Как и любому другому. Но мы все равно обвиняем Россию, почему так? В последнем параграфе глупость автора просто переходит все границы, и он сообщает нам, что «Китай лидирует по электронному шпионажу, воруя интеллектуальную собственность Запада, а Россия на первом месте по готовности предпринимать враждебные действия». Звучит как строчка из доклада об оружии массового уничтожения в Ираке, и сей факт не случаен. Надо же что-то говорить, когда у тебя нет ничего, кроме уверенности, не подкрепленной доказательствами.

В статье звучит признание в том, что Китай на самом деле является  мировым лидером по компьютерному шпионажу. Он даже в свой пятилетний план включил задачу по совершенствованию этой деятельности. Но вам беспокоиться не надо, ибо Соединенные Штаты «уверенно лидируют на виртуальном поле боя». Они в кибервойне лучше, чем мировой лидер. Ну, я хочу сказать, что такое превосходство и делает их мировым лидером… Просто хотел убедиться, что вы все правильно поняли. Пусть мы и ведем разговоры о том, что Россия с ужасающей скоростью выкачивает огромные объемы информации, все равно Соединенные Штаты делают это лучше всех. Но Китай серьезно намерен их догнать, ибо как минимум один из хакеров, участвовавших в недавней кибератаке на Пентагон, был еще студентом завербован китайской военной разведкой, и теперь он отвечает за «конкуренцию между хакерами». Когда этих кибервоинов прижучили в провинции Чэнду, то оказалось, что это просто «кучка недоумков» с лэптопами. Мам, глянь – проводов-то нету. Для того, чтобы это четко и ясно дошло до каждого, повторю: для ведения кибершпионажа и для осуществления кибератак не нужно закладывать в здание провода. На самом деле, это просто верх глупости, потому что появляются конкретные улики без всякой на то необходимости. Исследователи, обнаружившие китайского шпионского трояна Ghostnet, заражавшего электронную почту, полагают, что «это доказывает, с какой легкостью можно освоить и применить элементарный с технической точки зрения прием для создания очень эффективной шпионской сети».

Зная это, логично было бы предположить, что Запад должен занять суровую и непримиримую позицию по отношению к китайцам с их проделками. Но это предположение неверное. По данным Американской торговой палаты в Шанхае, Китай это «самая яркая звезда на американском инвестиционном небосклоне», и 64,5 % опрошенных компаний (включая Cargill и General Motors) планируют в 2010 году увеличить объемы своих инвестиций в этой стране. Apple. Ford Motors. Nike. Heinz. Gap. Starbucks и Coca Cola. Все они рассматривают Китай в качестве своего основного рынка для экспансии. 3,6 миллиарда долларов прямых иностранных инвестиций за 2009 год, когда Америка спотыкалась и падала от ударов экономического кризиса. И все это – деньги американских компаний.

Но Китай не собирается строить «инновационные города». Поэтому он может продолжать шпионить за добропорядочными американцами и наращивать свои технические преимущества над Америкой, не так ли? Ну, не совсем. То, что есть в Китае, называется «научными парками». Научный парк Цинхуа, например. Он построен в национальной зоне высоких технологий Цзухай и специализируется на разработке информационных технологий, на НИОКР, а также на передовом экономическом образовании и управлении. «Став привлекательным местом для высококвалифицированных китайских и зарубежных профессионалов, и для инвестирования средств в научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки, научный парк Цинхуа будет развиваться, превращаясь в ведущий центр инноваций в сфере высоких технологий», - признаются нам авторы электронной брошюры об этом парке. Инновации в сфере высоких технологий, за которые будут с радостью платить американцы, считающие, что они в основном уже не разрабатывают такие технологии для себя. А что эксперты по кибербезопасности думают по поводу рисков компьютерного шпионажа? Ну, мы можем спросить об этом Джеффри Карра, эксперта, который считает, что российское государство «лидирует в области развития технологий кибернетических войн, представляющих новейшую угрозу глобальной безопасности». А что вы думаете о китайском кибершпионаже, Джеффри?

«Люди нагнетают страхи по поводу Китая, хотя Китай не заинтересован в кибернападении на США. Ему нужны те же самые вещи, что и любой другой стране. И он относится к этому точно так же, как и мы все. Мы занимаемся шпионажем. Мы отстаиваем свои интересы. Мы как государство проявляем свою волю. Глупо пытаться вставать здесь на высоконравственные позиции. В этом нет никакой пользы».

Вот так. Но если бы Медведев сделал заявление, подобное тому, что прозвучало в электронной брошюре о парке Цинхуа - слово в слово, поменяв лишь название на Сколково, то западные журналисты начали бы в очередь выстраиваться, чтобы поизмываться над ним.

Слава Богу, не у всех такое отношение. Cisco Systems готова вложиться на миллиард. За ней идет Microsoft. В деле также Siemens. Удачи тебе, Сколково, а также России, чтобы она, как государство, проявила свою волю.

 

http://www.inosmi.ru/economic/20101116/164280915.html

www.mirvboge.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: