reveal@mirvboge.ru

Нераздельно и неслиянно…

В категориях: Общество, Церковь и власть

8 июля 2009

Новые праздники России, окрашенные в православные тона, преследуют разные идеологические цели, но не укрепляют социальные связи

Михаил Жеребятьев,

Появлению двух праздничных дат с православным оттенком Россия 2000-х обязана двум нынешним прокремлёвским партиям, правой и левой ноге – "Единой России" и "Справедливой России".

Первая, обладая парламентским большинством, волевым решением поменяла один красный день – Октябрьскую революцию на другой - Казанскую икону. Вскоре, правда, обнаружилось, что 4 ноября имеет значение скорее партийного праздника, демонстрирующего сплочённость и мощь нынешней российской элиты. Но кроме этого обстоятельства выяснилось и то, что массово-постановочную актуализацию событий далёкого исторического прошлого (1612 года) никак не удается провести по всей стране, смысл нового праздника и его привязка к конкретной дате остаются непонятными большинству россиян. Какое-то подобие массовости удается лишь в местах, непосредственно связанных с походом нижегородского ополчения, где это приобретает характер местного празднования славной истории "малой родины". Но что удивительно -сама Москва – вечный символ "русской власти" и этатизма, будучи городом, взятым ополчением, просто выпадает из смыслового ряда освобождения, которое совершили отряды Минина и Пожарского. И, наконец, несмотря на заявленную православность, 4 ноября как государственный праздник в нынешнем его виде остаётся всё же светским, а РПЦ МП играет в нём вспомогательную роль.

Вторая прокремлёвская партия через своего лидера Сергея Миронова активно участвовала в учреждении в противовес партийному празднику, "народного дня" – "Семьи, любви и верности".

В отличие от смены Октябрьской на Казанскую, политики всех мастей не могли не приветствовать появления "семейного" праздника. Если прежний президент Владимир Путин дистанцировался от процесса перемены знаковых для страны дат и принял совершённое депутатами как данность, то президент-преемник семейный день лично благословил. Причем через свою семью – главенствующую роль в нынешнем празднике играет супруга президента Светлана Медведева. Именно "первая леди" России объявила ромашку символом семейного праздника в прошлом году. Год спустя Светлана Медведева посетила Муром и выступила с телеобращением.

При всём этом у обоих православно окрашенных праздников сохраняется не только статусный диспаритет (в первом случае это нерабочий день, во втором – будничный), но имеются ещё и существенные смысловые различия. При одинаковом наборе используемых инструментов они призваны решать принципиально разные общественные задачи. В одном случае речь идёт о возвеличивании власти и государства (по крайней мере, так нынешняя элита понимает задачи конкретного государственного праздника), в другом – о частной жизни людей и выстраивании на её основе общественных и гражданских связей.

Помимо отсутствия чётких представлений у самих организаторов семейного праздника по поводу того, какой должна быть семья в современном обществе, нынешнее "православное большинство" демонстрирует ещё и приближающуюся к 100 % невоцерковленность. Хорошо заметно даже по стилю поведения нынешнего церковного руководства РПЦ МП, что не столько оно стремится привнести в общество церковный образ жизни, сколько само все больше воспроизводит модели поведения, характерные для больших политиков и олигархов. Случается, что и в сфере, так или иначе связанной с семейной жизнью. Впрочем, РПЦ МП нельзя даже по формальным критериям отнести к числу гражданских организаций, поскольку она стремится стать на один уровень с государством. Ну, а если учесть факторы многоконфессиональности и полиэтничности (поносимые "сектанты", а также прочие инаковерующие и многие представители российских народов имеют крепкие и часто многодетные семьи), то задача создания общероссийского семейного праздника с православным оттенком выглядит практически не решаемой.

Первое противоречие предлагается снять самым простым способом, объявив 8 июля выходным днём. Правда, приживаемости праздника такая мера может вовсе и не помочь: как 12 июня, так и 4 ноября для большинства россиян продолжают оставаться, прежде всего, выходными днями, без особого идейного смысла. А что еще могут предложить власти для укоренения семейного православно окрашенного праздника? Похоже, кроме административного принуждения – прямого и косвенного - ничего. На практике сценарий "делай то, что делает начальник, даже если он тебе этого не приказывает", срабатывает лишь в отношении окружения первых лиц, - поверхностно "церковных" губернаторов, мэров и "силовиков". Там за начальниками невольно "тянутся" на богослужения их подчинённые, но и в таких случаях у значительной части чиновников сохраняется "производственная необходимость" решать в тот же самый момент какие-то важные проблемы на своём рабочем месте. Всеобщей явки никак не обеспечить.

При этом практика "властного этикета" уже не распространяется на деятельность предприятий, банков, офисов. Одно дело вывести разок офисных работников на освящение чего-нибудь, размяться минут этак на 20 (что сродни "производственной гимнастике" советских времён), но чтобы освободить сотрудников от работы на несколько часов – это ж только в убыток…

В РПЦ МП, разумеется, не скрывают радости по поводу появления ещё одного "церковно-государственного праздника" (на сайте Саратовской епархии 8 июля даётся такое его определение). Казалось бы, семейный день открывает большие возможности для Церкви. Но предложить что-либо, кроме не слишком оригинальных проповедей "общего содержания" и "на исторические темы", РПЦ МП просто не в состоянии. Достаточно посмотреть, насколько беспомощны в своих высказываниях на семейно-брачную тему большинство нынешних архи- ,прото- и просто иереев. Да, социальные болезни они диагностируют часто правильно, но позитивной программы действий, похоже, не имеют.

Внутри "титульной Церкви" РФ на этот счёт имеется своё "убедительное" оправдание. Пару недель назад руководитель одного из новосозданных синодальных отделов мирянин Владимир Легойда в программе "Умники и умницы" Первого телеканала озвучил позицию, господствующую среди духовенства нынешней РПЦ МП. "Вообще-то, Церковь никому ничего не должна", – заявил он. С участием ведущего программы Евгения Вяземского, который, напротив, видит в Патриархе Кирилле персону, способную сблизить позиции Церкви и современного общества, Легойде, правда, пришлось подкорректировать высказанное им суждение, сославшись уже на соображения более высокого – догматического порядка. Никому ничего не должна, поскольку Церковь "имеет богочеловеческую природу" – таков был вывод гостя телепрограммы.

Будет ли подобное социальное равнодушие способствовать формированию прочных обществе "нных структур, строящихся на прочном семейном фундаменте? На этот вопрос, кажется, в современной РПЦ МП ответить пока не готовы.

credo.ru

http://www.portal- /site/?act=news&id=71695&cf=

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: