reveal@mirvboge.ru

Ни слова о России

В категориях: Трудные места

25 января 2009

Обама заявил, что Америка готова протянуть руку даже тем, кто пока сжимал ее в кулак

Андрей Терехов

Внешнеполитическая часть речи президента США была выдержана в покровительственно-возвышенном тоне. Барак Обама заявил, что Америка будет другом всем странам и готова протянуть руку даже тем, кто пока сжимал ее в кулак. О России Обама не говорил, но она подразумевалась, когда он упомянул о «бывших врагах». Эксперты «НГ» увидели в этом усиление идеологического аспекта в российско-американских отношениях.

Инаугурационная речь президента была прежде всего адресована американцам. К их ценностям, трудолюбию и стойкости взывал Обама, обещая побороть экономические трудности. Показательно, впрочем, что о внешнеполитических проблемах – «войне, которую США ведут с широко раскинувшейся сетью насилия и ненависти» – лидер упомянул в самом начале обращения.

Эти слова прозвучали раньше, чем президент обратился к экономике – теме, которая больше других помогла ему победить на выборах.

Наблюдатели напоминают, что по первым заявлениям лидера, так же как и по предвыборным выступлениям, сложно сделать точные выводы относительно будущего курса руководителя. Так, экс-президент Джордж Буш еще до своих двух войн – в Афганистане и Ираке – говорил, что не намерен акцентировать внимание на международных делах. В инаугурационной речи Обамы прозвучали показательные внешнеполитические пассажи.

Обращаясь «ко всем остальным народам и правительствам – от крупнейших столиц до деревеньки», где родился отец Обамы, кениец, президент заявил: «Знайте, что Америка – друг каждой страны и каждого мужчины, женщины и ребенка, которые стремятся к мирному и достойному будущему, и мы готовы вновь пойти впереди». По мнению проректора МГИМО профессора Алексея Богатурова, установка на то, что Америка всех любит и со всеми дружит, была присуща покровительственному тону американской внешней политики всегда – с того самого момента, когда США заявили, что являются первой страной победившей свободы, которая будет союзником всех борцов за свободу. «Менялись слова, но смысл обращения к тем, кто готов признать ведущую роль Америки, оставался прежним. Это, конечно, сигнал, который каждая страна читает как хочет. Но с точки зрения практики необходимо понимать, что эти слова одновременно адресованы старым союзникам США, государствам, которые хотели бы стать американскими союзниками, и, наконец, тем, кто еще не сделал выбора в пользу безоговорочной поддержки Америки, но которым Обама это настоятельно посоветовал», – заявил в интервью «НГ» эксперт.

Поименно государства Обама не называл – это не принято в такого рода выступлениях. Единственным отступлением стали Ирак, который американцы «начнут ответственно оставлять на попечение иракского народа», и Афганистан, где США примутся «укреплять с трудом завоеванный мир». Конкретные шаги по Ираку и Афганистану Обама обсуждал с военными в свой первый день на посту.

Отсутствие слова «Россия» в речи в принципе не должно было бы насторожить. Однако ссылка на РФ явно прослеживается во фразе президента: «Со старыми друзьями и бывшими врагами мы будем неустанно трудиться над уменьшением ядерной угрозы». Профессор Богатуров напомнил: «Америка говорит, что у нее нет бывших врагов, а Россия тоже заявляет, что не рассматривает Америку как бывшего врага, а воспринимает США как неудавшегося партнера. Плохо, что снова возникла идеология. Это позволяет предположить, что речь Обаме написали специалисты преклонного возраста».

Идеологическое противостояние, определявшее отношения Советского Союза и США в годы холодной войны, казалось бы, должно было уйти в прошлое. Но Обама не преминул напомнить, что прежние поколения «подавили фашизм и коммунизм». Это выглядит как подтверждение тому, что американская внешняя политика останется высокоидеологизированной, что мешает принятию прагматичных решений. Таким образом, одна жесткая американская идеология – противостояния коммунизму – была заменена на другую, не менее жесткую, – продвижения свободы. Судя по настрою Обамы, в его повестке, как и у Буша, продвижение свободы, необходимое для безопасности и процветания самих США, также присутствует.

При этом показательно, что Обама открыто соглашается с мнением отцов-основателей государства: одной физической силой Америка защитить себя не сможет и эта мощь не дает ей права делать так, как ей вздумается. «Отцы-основатели знали, что наша сила растет от ее благоразумного использования. Наша безопасность проистекает из справедливости нашего дела, силы нашего примера, устойчивых качеств скромности и сдержанности», – отметил президент. Так, Обама попытался уверить европейских и других партнеров в том, что он готов прислушиваться и сотрудничать с ними.

Воинственность Вашингтона, которая до сих пор усложняла его отношения с европейскими союзниками, у Обамы сведена в речи до минимума. Президент заявил тем, кто «пытается продвигать свои интересы, насаждая террор и убивая невинных», что «дух американцев сильнее и его не сломить». «Мы вас переживем и разгромим», – пообещал лидер. Примечательно, что в отличие от своего предшественника, который ввел в оборот словосочетание «ось зла», новый хозяин Белого дома Ирану, Северной Корее, Сирии пока кулаком не грозил.

По словам Обамы, «тем, кто удерживает власть посредством коррупции, обмана, подавления недовольства», Америка готова протянуть руку, если они захотят разжать кулак. Аналитики отмечают: такое высказывание свидетельствует о готовности команды демократов отказаться от одиозных постулатов республиканцев. В приоритетах Обамы, похоже, действительно значится активизация диалога с Тегераном. Однако говорить о кардинальном пересмотре других вопросов американской повестки, в том числе по дорогому республиканцам проекту развертывания ПРО США в Европе, пока оснований нет.

В этой связи интересно предположение Кристиана Броуза, бывшего спичрайтера госсекретаря Кондолизы Райс, а ныне старшего редактора в журнале Foreign Policy, считающего, что мир, возможно, увидит «Джорджа Уокера Обаму» (Джордж Уокер – имя Буша). «Серьезных перемен по вопросам глобальной стратегии не произойдет», – предполагает Броуз, сравнивая второй срок Буша и первую четырехлетку Обамы. Так, новый лидер может улучшить отношения со странами Азии, Европы и Латинской Америки, которые уже в принципе стали улучшаться на исходе мандата Буша. Реальных действий Броуз ждет, похоже, только в сфере борьбы с изменением климата. «Еще одним вызовом может оказаться управление пузырями завышенных ожиданий от его президентства, которые вскоре начнут лопаться в союзных столицах. Буш обозначил Обаме реалистичную стратегию контроля за ростом великих держав. Подталкивая КНР, Индию, Японию, Бразилию и других становиться ответственными акционерами международного порядка, администрация Буша показала, что развитие остальных стран не обязательно синонимично американскому упадку», – пишет Броуз.

НГ

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: