reveal@mirvboge.ru

ОЧЕВИДНОЕ И ВЕРОЯТНОЕ

В категориях: Общество, Церковь и власть

8 апреля 2009

Россия переживает Смутное время «юристов» и «шоуменов»

Сергей Мозговой

Последние назначения государственных кураторов религиозной жизни России (г-д Дворкина и Демидова) вызвали у одних переполох и смятение, у других – удовлетворение и реванш, а у третьих – закономерную иронию. Видимо, рано или поздно абсурд "вертикали" должен был достичь свого логического завершения, дабы прозрение пришло даже тем, кто ещё недавно твердил, будто со свободой совести в России "все в порядке за редким исключением" отдельных чиновников, допускающих столь же отдельные нарушения в регионах.

Нередко вместо критического и принципиального анализа ситуации, сложившейся в области свободы совести, официальные "религиоведы", православные "правозащитники" и прочие "системные" работники твердили, что "в Багдаде все спокойно", подкрепляя свои тезисы дозволенным сверху обличением "отдельных нерадивых региональных чиновников местного значения".

После принятия в 1997 году неправового и неконституционного Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях" в России появился столь же неправовой институт государственной религиоведческой экспертизы. Не встретив при принятии упомянутого закона серьёзного сопротивления со стороны правозащитников, а также религиозных и иных общественных и политических организаций, власть впоследствии столь же "успешно" навязала незрелому гражданскому российскому обществу новое законотворчество, значительно ограничив деятельность НКО, права и количество политических партий, превратив закон о выборах в "правила назначения". В результате, приняв президентские скипетр и державу, нелегитимный юрист - преемник юриста назначил в прошлом году подобных себе министра-юриста и его зама-юриста. А на прошлой неделе президент-юрист назначил шоумена, памятного значительному числу россиян по перестроечной программе "МузОБОЗ" Ивана Демидова руководителем департамента гуманитарной политики и общественных связей в Управлении внутренней политики своей администрации, доверив ему, помимо прочего, курировать взаимоотношения с религиозными организациями. Видимо, этот "успешный менеджер" весьма отличился на руководстве идеологическим управлением "Единой России" – партии, как известно, не имеющей идеологии, а имеющий только "реальные дела" бюрократии.

Другим знаковым назначением было утверждение со стороны министра-юриста "антикультистского" шоумена Александра Дворкина на посту председателя экспертного совета по проведению государственной религиоведческой экспертизы при минюсте России, а также других подобных "авторитетов" – в состав оного "экспертного" совета.

Впрочем, для экспертов, осознающих тенденции государственно-конфессиональных отношений и реально оценивающих ситуацию со свободой совести в клерикализующейся России, не было ничего удивительного и невероятного в таком назначении. А после этого уже никого не удивит, если батюшка Ваня Охлобыстин станет министром культуры…

Вот уже много лет подряд Институт свободы совести высказывал свою принципиальную позицию относительно неправовой и коррупционной сути "государственной религиоведческой экспертизы" и предупреждал, что "вскоре наступит время, когда светские эксперты получат пинка под зад и вылетят из Минюста", а "инструмент экспертизы окажется в руках агрессивно настроенных антикультистов. Поэтому вместо того, чтобы популяризировать институт религиоведческой экспертизы (этим занимаются проф. Игорь Кантеров, адвокат Анатолий Пчелинцев, а также МАРС, РАГС и др.) надо добиваться её отмены, как и самого антиконституционного ФЗ-1997 года". Однако эту, отличную от религиозного и религиоведческого бомонда, позицию независимых экспертов каждый раз цензурировали и изымали из материалов круглых столов, проводимых в рамках международных конференций МАРС. Вместо же принципиальной позиции по проблеме свободы совести бессменный почетный президент ЕАО МАРС публиковал документы и тексты тех "предстоятелей", которые в конференциях МАРСа участия не принимали, зато награждали г-на Дворкина за его деятельность орденами РПЦ МП.

В последнее время ЕАО МАРС сосредоточилось на более важных проблемах: секуляризме, "международном терроризме", "религиозном экстремизме", продвижении "Толедских принципов" и прочих подобных "проектах", на которые имеется известный спрос. Вот и немудрено - боролись с секуляризмом, а получили инквизицию.

Вспомним хотя бы труды о "духовной безопасности" другого члена нового экспертного совета Нины Володиной, успешно защитившей докторскую диссертацию в том самом диссертационном Совете Академии управления МВД, где защитил лженаучную диссертацию "Сектантство как социальный феномен" Александр Тонконогов. Кстати, тогда на открытую защиту в Академию МВД не допустили даже заместителя председателя Государственной религиоведческой экспертизы проф. Игоря Кантерова. Тогда положительное заключение на тонконоговский опус дал зав. кафедрой религиоведения МГУ Игорь Яблоков, также назначенный в новый совет – видимо, ради некоторой легитимации всей этой организованной "сектоборческой" группировки.

Представляется, что люди, имеющие четкую и принципиальную гражданскую позицию и наделённые чувством ответственности за свои поступки и порученное дело, категорически откажутся от работы в таком "сектоведческом совете". Совестливые люди туда просто не пойдут, дабы не зарабатывать "плохую карму", то есть репутацию. Согласились войти в новый состав госэкспертизы лишь люди системы, убежденные борцы с инакомыслием и инаковерием, а также некомпетентные люди.

Не только политические интересы власти, но и беспринципность научного и религиоведческого сообщества, с одной стороны, и имитация защиты религиозных свобод, с другой, привели к тому, что негативные тенденции в государственно-конфессиональных отношениях возобладали.

Сегодня существуют три основных подхода к вопросу о религиоведческой экспертизе. Первые два признают её необходимость, но расходятся по вопросам персонального состава и, отчасти, по содержанию деятельности. За обеими группами стоят разные лоббисты. Третий подход, который в частности, отстаивает Институт свободы совести, заключается в упразднении института религиоведческой экспертизы как такового.

Сегодня политический расклад таков, что победили сторонники утрированно жёсткой линии (первого подхода), приведя в панику сторонников "западной модели" многосубъектных отношений (второго подхода), за которыми как правило стоят "фешенебельные" религиозные организации зарубежного происхождения, стратегия которых все эти годы заключалась в том, чтобы любой ценой приблизиться к власти и встроиться в систему государственно-церковных отношений даже на правах младшего брата РПЦ МП. Но коль скоро эти религиозные организации выбрали для себя роль мазохистов и согласились играть по таким "правилам игры", то логично садисту их и "наказать". Отметим, что награда Благотворительного фонда содействия возрождению духовности и духовной культуры "Национальная утренняя молитва", присвоенная за "межрелигиозное сотрудничество" Патриарху Кириллу (Гундяеву), за которой тот, естественно, не явился, по праву должна принадлежать "сектоведу" Дворкину. Как-никак, а награждённый святейший является "крестным отцом" Александра Дворкина и Романа Силантьева. К тому же, многие из ныне восскорбевших по поводу "безумия в Минюсте" мазохистов еще совсем недавно рассыпались в поздравлениях Кирилла с избранием предстоятелем РПЦ МП.

В ближайшее время следует ожидать экстренного собрания совета директоров ЕАО МАРС, на котором, скорее всего, будет приято заявление-протест в связи с назначением Дворкина председателем Государственной религиоведческой экспертизы. Напомним, что всего два года назад, 16 марта 2007 года, на слушаниях "О противодействии разжиганию религиозной розни и сектантскому движению на территории города Москвы" президент ЕАО МАРС Ю.Г. Носков предложил бороться с "социально-опасными религиями". Тогда же президент МАРСа сделал ещё одно сенсационное заявление. Согласно его утверждению, "сегодня идентификацию социально-опасных религий осуществляет Экспертный совет при Министерстве юстиции Российской Федерации", уточнив: "Есть государственные органы, МВД, ФСБ, и все те проблемы, которые Александр Леонидович Дворкин правильно называл, должны решаться в соответствии с законом…, и государство, безусловно, должно влиять на такие организации и запрещать их". И хотя, как известно, в то время Экспертный совет при минюсте подобной деятельностью не занимался, сегодня Дворкин вполне может прислушаться к мнению президента ЕАО МАРС.

Сейчас все, кому не лень, накинулись на Дворкина, особенно если заглянуть на Форум "Портала-Credo.Ru". Что ж, тогда Дворкину - респект, а его оппонентам из числа озабоченных исключительно проблемой не того по составу совета – унижение. Не имея соответствующего образования для занятия столь высокоэкспертной должности, "сектовед" сделал успешную карьеру. Кто бы и что ни говорил, но если подполковник КГБ (преемницы ЧК-НКВД) может стать президентом страны, то почему "агент ЦРУ" не может добиться повышения и стать председателем государственного экспертного совета?

Порой в вину Дворкину ставят его американское гражданство и еврейскую национальность. Безусловно, с позиции русского националиста это не есть хорошо для человека, натянувшего на себя маску радетеля за чистоту русского православия и национальную безопасность страны. Однако именно его американское гражданство является гарантией от преследований для тех респектабельных конфессий, единоверцы которых имеют влияние на Конгресс и Госдеп США и пользуются поддержкой влиятельных на Западе кругов. Нет сомнения, что Дворкин попытается вернуться на "землю обетованную" по окончании спецпроекта "Конец России". И кем бы он ни был и на какую бы структуру ни работал, он понимает, что за свои "перегибы" в отношении отдельных конфессий придётся отвечать перед американским правосудием. Поэтому он "трогает" не всех, и его послужной список религиозных организаций, подлежащих карательным санкциям, ограничен.

Тем не менее, в России среди ученых и многих верующих людей Дворкин уже снискал славу неприкасаемого. А посему подобной участи среди компетентных, приличных и порядочных людей удостоятся и те "специалисты", которые вошли в орган дворкинской экспертизы. Если раньше деятельность некоторых членов нового совета могла восприниматься как частный случай или эпизод, то теперь эта она имеет явные признаки соучастия. К этому можно добавить, что некоторые члены нового совета уже "засветились" своей некомпетентностью и правовой безграмотностью. Например, доктор юридических наук Виктория Бурковская защитила диссертацию "Криминальный религиозный экстремизм: Уголовно-правовые и криминологические основы противодействия" все в той же Академии управления МВД РФ. Когда читаешь этот "труд", то Дворкин "отдыхает". Другой член совета, к.и.н. Владимир Бобровников, будучи увлеченным и известным этнографом, оказался весьма поверхностным "спецом" по вопросам свободы совести, о чем свидетельствует его некомпетентный доклад по проблеме светскости на международной конференции, которая была проведена Центром изучения религий РГГУ в октябре 2005 года.

Заметим, что это "светские ученые", имеющие ученую степень, утвержденную ВАКом. Поэтому всякие слышимые сегодня "всхлипывания" по поводу того, что новый совет сформирован из "конфессионалов" не заслуживают поддержки. Скорее, там клерикалы. Но по формальным признакам (образование, ученая степень, место работы) совет в целом соответствует существующим требованиям, за исключением, может быть, своего председателя. Но это не меняет дела - абсурдным является не состав совета, а сам институт государственной религиоведческой экспертизы.

Судя по некоторым комментариям состава нового совета, кому-то не нравится профанация идеи религиоведческой экспертизы. Настоящую же проблему представляет профанация самого права и дискредитация религиоведения, которое в очередной раз привлекается для обслуживания конфессиональных и властных интересов. Так и члены прежнего совета в большинстве своем в разные исторические периоды обслуживали то партийно-политическую партноменклатуру, то новую российскую бюрократию. А в науке они в лучшем случае руководствовались так называемым "социологическим подходом" и никогда – правом. Но именно современный религиозный истеблишмент, прежде всего протестантский, создал новый имидж "современных маститых ученых" партноменклатурным религиоведам, подвизавшимся на служебных записках по борьбе с религией в ЦК КПСС и КГБ СССР.

Именно современные "маститые религиоведы", в том числе члены приснопамятного совета, продолжают легитимизировать такие абсурдные и неправовые понятия как "секта", "традиционная-нетрадиционная религия", "религиозный экстремизм", не удосуживаясь даже взять эти термины в кавычки. Между тем, термин "секта" допустим лишь в богословском, внутриконфессиональном дискурсе, а в светском религиоведении должен занять место в архиве. В светском государстве, особенно в эпоху глобализации, характеризующуюся плюрализмом различных учений и религиозных доктрин, этот термин, родившийся в эпоху господствующих религий и Церквей, уже не работает и ничего не объясняет.

Дворкин лишь усилил негативную составляющую этого социального ярлыка, добавив прилагательное "тоталитарная", активно используя его для криминализации религиозных оппонентов, стремясь обосновать свои претензии нормами международного права, предусматривающего некоторые ограничения "для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственного состояния".

Примечательно также, что в новый совет вошли известный православный публицист и советник председателя Совета Федерации РФ Александр Щипков, оспаривающий у Дворкина пальму первенства в изобретении термина "тоталитарная секта", и муфтий Валиулла Якупов, прославившийся своими инициативами по сжиганию исламской литературы.

Общим для прежнего и нового советов является политический и коррупционный контекст: стремление и возможность власти "порулить" религией и установить контроля за мировоззренческой сферой. А отличие состоит в том, что одни превращают религиоведение в "древнейшую профессию", а другие - в орудие инквизиции. Точно в таком же контексте необходимо рассматривать и "альтернативные" попытки создания общественного Совета по проведению религиоведческой экспертизы. Допустим, создатели общественного Совета не призывают уничтожать "тоталитарные секты", но охотно пользуются терминологией "традиционных-нетрадиционных религиозных организаций" и допускают формирование "черного списка" в форме справочника "Новые религиозные организации деструктивного, оккультного и неоязыческого характера".

К тому же, в условиях российского "правосудия", когда слово гонителя выступает против слова гонимого, а эксперт против эксперта, суды будут принимать точку зрения заказного эксперта и власти.

Право на свободу совести не должно зависеть от представлений религиоведов-экспертов или чиновников, стремящихся загнать религиозные организации в прокрустово ложе своего мнения о религии, в какие бы экспертные советы они не входили.

credo.ru

http://www.portal-credo.ru/site/?act=fresh&id=935

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: