Перспективы мировой глобализации

В категориях: Трудные места

9 февраля 2006

The Christian Century Magazine

Рецензия Дэйв Митчелла на книгу Томаса Л. Фридмана "Земля плоская: Короткий обзор истории двадцать первого века"

Добротный социальный анализ, как и основательная работа по теологии, должны отвечать, по крайней мере, двум условиям. Во-первых, предоставить понятную общую схему своей концепции, с помощью которой читатели могли бы найти и определить себя в современном мире, помочь им понять смысл происходящего. Во-вторых, предоставить возможность критиковать этот мир, судить о том, что нужно делать для его улучшения. Томас Фридман хорошо справился и с первой, и со второй задачами. Даже там, где я обнаружил недочеты в его работе, его анализ продуктивен. И Фридман может объяснить суть некоторых сложных вопросов простым языком, для непрофессиональной аудитории, интересующейся проблемами глобализации.

Основной тезис его книги гласит, что около 2000 г. несколько экономических и технологических факторов (автор называет десять таких факторов) совпали с ростом объема человеческого капитала и организационных возможностей экономически развитых стран. В результате, на мировой экономической сцене появилось огромное количество новых участников, которые образуют силу, действующих как наступающая приливная волна. В следующие десять лет мы эту волну мы увидим во всей силе. Фридман считает, что многие из нас не подготовлены к ней, и его книга – предупредительный звонок. Хотя многие посчитают эту «приливную волну» отрицательным явлением, Фридман верит, что происходящие перемены несут в себе не только новые проблемы, но и потенциал положительных изменений. Заглавие книги отражает представление автора о будущем мире, в котором отменены старые иерархии и властные структуры, а игровое поле предоставляет равные возможности, чтобы многие могли получить выгоды от производства.

Хорошо иллюстрирует приемы анализа Фридмана его аргументы по поводу спекулятивного роста так называемого мыльного пузыря Интернет-технологий и его последующего краха. Вопреки общепринятым представлениям, он утверждает, что хотя исчезновение этого «мыльного пузыря» было плохим известием для некоторых инвесторов, оно сыграло положительную роль в открытии новых мировых рынков. Излишек производственных мощностей, появившихся в результате краха акций наукоемких компаний, позволил субъектам с бывшей периферии мировой экономики, особенно Индии и Китая, включиться в игру.

В своей характерной повествовательной манере Фридман приводит многочисленные примеры фирм в этих странах, которые начали предоставлять технологические услуги Америке. Один из них – пример индийской фирмы, которая выполняла работы по налоговым декларациям для американской бухгалтерской фирмы. Это пример демонстрирует, что хотя стоимостные преимущества (особенно в области заработной платы) являются частью современной экономики, важное значение приобретают и конкурентные способности и новые технологии, которые можно применять во многих областях, кроме низкотехнологичных секторов хозяйства.

Линия автора ясна – американцы должны привыкнуть к тому факту, что Америка не всегда будут оставаться мировым лидером. С моей точки зрения, нам нужно научиться смирению, и мировые перемены, о которых говорит Фридман, подвигают нас к этому. (Возможно, задачей нынешнего поколения американских теологов станет разработка теории смирения).

Фридман и сам неоднозначен в оценке ожидаемых перемен. Хотя многие изменения приведут к появлению системы, где нет доминирующего лидера, некоторые варианты предполагают борьбу с победителями и побежденными. По этим сценариям Америка, если она останется разобщенной, вынуждена будет подчиниться Индии и Китаю. Автор начинает одну из глав своей книги с краткого описания того, что случилось с прежним лидирующем положением Америки в баскетболе, проводя параллель с современным развитием глобальной экономики. Вместо того, чтобы радоваться появлению равных по силе партнеров, он, похоже, желает возвращения дней славы, когда Соединенные Штаты были номером один.

Аналогия со спортом заставляет задуматься и о других вопросах. Автор слишком часто пишет так, как если бы мы все должны были играть и выигрывать высшие награды или же быть проигравшими в жизни. Эта его склонность особенно заметна в его частых упоминаниях жестокости соревнований высших лиг. Не будет времени отдыхать, мы должны работать еще усерднее, европейцы нарушают правила игры, потому что у них больше выходных дней; дочь Фридмана не будет жить в том беззаботном мире, в котором рос ее отец. Мне интересно, что бы сказал автор Гэру Альперовицу, который в своей вышедшей недавно книге предлагал сократить рабочие недели, чтобы увеличить вовлеченность граждан. Фридман пишет так, как будто нет иного выбора, как будто единственная игра – это соревнования в Национальной Баскетбольной Лиге. Я подозреваю, что все это частично отражает тот факт, что он изучал лишь суперконкурентоспособных бизнес-лидеров, для которых неприемлемо все, что ниже уровня супер лиги. Но все-таки есть и другие варианты выбора. Если же современная экономическая система урезает количество этих вариантов, ее нужно совершенствовать.

Глобализация во многом сводится к экономической эффективности. Но сам Фридман допускает, что жизнь – это больше чем экономическая эффективность. Как и мясо, миру нужен «жир», чтобы придать вкус. Фридман рассматривает отрицательные стороны глобализации в главе «Естественный отбор», но недостаточно серьезно подходит к их анализу. Каждый из коротких обзоров проблемы заканчивается обращением к «кому-нибудь» с просьбой разобраться в проблеме. Очевидно, разбираться в этих проблемах не входит в задачи автора.

Кроме того, Фридман принимает многие из положений о доминантной мировой экономической системе как данность и не хочет признавать, что на нее в значительной степени влияют мировые политические структуры – или в некоторых случаях их отсутствие. Например, автор уделяет некоторое внимание необходимости развить в Америке политику энергетической независимости, главным образом для того, чтобы справиться с ожидаемым увеличением спроса на энергоресурсы в Индии и Китае. (Если вы думаете, что сейчас цены на газ высокие, - вы сильно заблуждаетесь.) Но основная часть дискуссии происходит в главе, посвященной тому, как добиться подъема в области технического и научного образования, чтобы Америка оставалась конкурентоспособной. Вероятность, что политические структуры играют роль в создании ситуации на энергетическом рынке, или что рынки и технологии могут быть недостаточными для решения энергетической проблемы, не принимается автором всерьез.

Отношение Фридмана к экологическим проблемам так же неоднозначно. Большинство аналитиков глобализации признают, что один из наиболее важных сейчас вопросов – разрушение экологической системы. Тем не менее, из 500 страниц своей книги Фридман посвящает проблемам экологии меньше 10 и даже не упоминает дебаты в Киото об изменении климата. В одном месте своей книги он рассказывает о том, как был введен в замешательство молодой китаянкой, которая спросила, почему Китай должен сдерживать потребление и беспокоиться об экологии, в то время как США и Европа этого не делают. Автор говорит, что у него не нашлось для нее ответа. Но лучше было бы признать, что мы ужасно спутали понятия, что нам необходимо менять наши нравы и привычки, что современные мировые структуры (и в особенности американская энергетическая политика) затрудняют нашу модернизацию, и что Китай может научиться на наших ошибках и стать лидером, найдя лучшие пути.

Более успешно Фридман проводит анализ влияния глобализации на рабочих. Он признает, что мир еще не достиг полного равенства возможностей, и есть миллионы людей, которые не могут вступить в игру, то есть выйти на мировой рынок труда. Но он все же еще не склонен выделять проблемы, связанные с властной структурой общества. Он дает проницательный анализ того, как недемократические политические режимы Среднего Востока изолируют многих своих граждан от благ развития, и обсуждает, как новые технологии способствуют подъему терроризма. Но не сказано ни слова о роли Соединенных Штатов и других мировых сил в создании и поддержании диктаторов, к которым автор столь критичен.

Как противоположный пример, он рассказывает историю конкуренции между супермаркетами Wal-Mart и Costco, объясняя, что Wal-Mart смог сочетать низкие цены и высокую прибыль благодаря своей нацеленности на экономическую эффективность. Но эта эффективность привела к потерям для некоторых работников. По словам Фридмана, «Можно только надеяться, что огласка заставит [Wal-Mart] понять», что эффективность бизнеса и интересы работников должны быть сбалансированы. Но нам нужно больше, чем просто надежда – нам нужны общественные порядки, которые приняты во всем мире. Эти порядки должны гарантировать, что, по крайней мере, все главные игроки включены в игру. Наконец, эти общественные порядки должны быть направлены на устранение недостатков рыночных систем, таких как недостаточная информированность, неравенство и нестабильность. Если стоимость введения таких порядков вызовет снижение эффективности, давайте обсудим, как можно достичь здесь наилучшего баланса, вместо того, чтобы ставить эффективность производства во главе всего.

Но, несмотря на свои недостатки, книга Фридмана предоставляет аудитории понятную и полезную схему для обсуждения вопросов глобализации. Читатели без сомнения найдут ее полезной.

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: