reveal@mirvboge.ru

Почему рабочие и офисный планктон ненавидят друг друга

В категориях: Трудные места

Елена Гончарова, Антон Зайниев

Они могут работать в одной компании, но никогда не найдут общего языка. Потому что оба не имеют представления, в чем заключается и как строится работа другого.

У тех, кто зарабатывает руками, постоянно задействованы те участки головного мозга, которые отвечают за движение, координацию, тактильные ощущения и восприятие боли и нагрузок. У тех, кто работает головой, активны совсем другие участки мозга.

Получается, что работяга и клерк не просто ходят в разной одежде и трудятся в разных помещениях.

Они как два жителя разных, причем удаленных друг от друга стран. Они думают, воспринимают мир, оценивают поступки и побудительные мотивы по-разному.

Ценности их тоже разнятся, и речь здесь не о дачах или машинах, а об общечеловеческих понятиях морали, уважения, долга.

Сведенные волей работодателя в одной компании, они и ведут себя так, как вели бы, например, волк и олень, оказавшиеся в одной клетке.

И эти противоречия только усиливаются разницей в зарплатах и графиках работы.

«Белые воротнички»

  • 35 130 000 количество офисных работников в России
  • 30 тысяч рублей — средняя зарплата «офисной крысы» на производстве
  • 9 часов в среднем проводит на работе офисный сотрудник

«Синие воротнички»

  • 35 970 000 человек в России трудятся в цехах
  • 60 тысяч рублей — средняя зарплата механика, самой востребованной рабочей профессии
  • 7 часов — средняя продолжительность смены рабочих

Не там виновных ищут

В 2007 году в Архангельской области случился конфликт в рыболовецкой артели между рыбаками и офисными работниками из отдела логистики.

«Мы в срок заготовили большую партию рыбы, которую эти уроды продержали на складах, не сумев организовать транспортировку, — рассказал "Труду" один из бывших рыбаков артели. — Рыба сгнила. А от нас ведь требовали заготовить все к сроку, грозились премий лишить. Торопились, и один из ребят чуть не утонул. Вот и решили отомстить».

Рыбаки вывезли тухлую рыбу со склада и завалили ею все офисные помещения и подходы к самому офису. Рыба была везде: на полу, в шкафах, на принтерах — в лотках для бумаги, на столах и в мусорных корзинах. Разгневанные рыбаки швыряли протухшую рыбу в стены, ее ошметки разлетались во все стороны.

Дело было в воскресенье. В конторе никого не было, кроме охраны. А в понедельник все рыбаки написали заявления об увольнении. Очисткой помещения занимался офисный персонал. Запах, по словам очевидцев, стоял на месте происшествия еще дней десять.

На самом деле в случившемся были виноваты не рядовые менеджеры, а два начальника низшего звена — руководитель отдела продаж и руководитель бригады рыбаков. Первый невнятно сформулировал объемы лова, второй не стал уточнять детали.

По данным исследования компании McKinsey, проведенного в прошлом году, наи-менее компетентное звено в российских компаниях — именно менеджеры среднего и низшего уровня. Как раз те люди, которые должны отвечать за предотвращение «классовых конфликтов».

Верят в заговоры

На предприятии по производству стеклопакетов в Подмосковье в начале 2009 года рабочие взбунтовались против офисного персонала.

«В компании начинались сокращения, и увольнять собирались 20 рабочих, так как снизился объем заказов, — рассказал «Труду» Андрей Т., работавший в компании менеджером по продажам. — Работяги потребовали, чтобы их не трогали, а выгнали «менеджеров-дармоедов».

Генеральный директор им отказал. Тогда труженики проявили недюжинную изобретательность. Ночью они пробрались в офис, привязали к крюку для лампы на потолке веревочную петлю и повесили на нее очень похожий на человека манекен, одетый в фирменный комбинезон. На его груди красовалась табличка: «Лучше смерть, чем увольнение». У секретарши, которая утром первой пришла в контору, была истерика: она приняла манекен за труп.

Конфликт закончился увольнением 20 рабочих и жестким противостоянием между оставшимися работягами и клерками.

«Им невозможно было объяснить, что рабочих было решено уволить не потому, что это интриги офисных работников, а потому, что сложилась такая ситуация на рынке, когда есть товар и нужны продавцы, но уже не нужно такое массовое производство. Они там у себя вообще не понимали, чем мы заняты на работе», — вспоминает Андрей.

В США на крупных предприятиях эту проблему стараются решать методом «смены профессии». На две недели офисный персонал отправляют на производство, а рабочих — в офисы. Первую неделю одни учат других, вторую — вживаются в роль. На показателях компании это не сказывается, а вот конфликтов становится в разы меньше. Люди понимают, какую конкретно работу выполняют их коллеги и что она дает фирме.

Валят друг на друга

«У нас не хватало расходных материалов для нескольких заказов, и мы написали заявку в офис, оттуда ее должны были направить на склад. Приезжаем на склад за блоками, а нам там — фигу», — рассказывает Михаил, бригадир ремонтников-установщиков в одной из столичных фирм по продаже пластиковых окон и дверей.

«Приехал разбираться в офис, а там говорят, что заявка оформлена неправильно, заказы у нас копеечные, а расходники запросили слишком дорогие. То есть понятно, на что намекают», — продолжает он. По словам Михаила, менеджеры по закупкам в их подразделении несправедливо придираются к работе его бригады только потому, что считают их халтурщиками и любителями выполнять левые заказы за счет фирмы.

После проволочек с доставкой пластиковых блоков все заказы были сорваны. Рабочие не укладывались в сроки, на фирму буквально обрушился поток звонков недовольных клиентов. «И кто оказался виноват? Правильно: трудяга Миша и его команда», — резюмирует мужчина. Вину за все офисные работники свалили на бригаду Михаила.

«Нас лишили премиальной части оклада на два месяца. Они же не думают, что мне каждая копейка тяжело достается. Им легко меня без денег оставить одним телефонным звонком высшим начальникам», — считает он.

У менеджеров свой взгляд. «У нас из-за работяг вечные проблемы с отчетностью. Перерасход материалов, средств, времени. Нас за это постоянно штрафуют. Поэтому мы и не принимаем неправильно составленные запросы от бригад. Неужели трудно научиться составлять простейшую бумагу?» — говорит Ирина, руководитель складской службы компании.

По-хорошему вина за случившееся должна ложиться на руководителей фирмы, которые не смогли выстроить прозрачную схему взаимодействия между разными подразделениями.

По мнению руководителя кадрового проекта «HR-эксперт» Андрея Сидельникова, конфликты происходят, когда ситуация запутанная и непрозрачная: не ясно, кто за что отвечает и кто виноват, приходится перерабатывать, зарплату вовремя не платят и так далее. Обычно в этом случае человек не склонен винить себя и ищет врагов. Люди из собственной компании, занятые непонятным трудом, — идеальная мишень.

Если работник не понимает, чем ценен труд соседнего департамента, он руководствуется сложившимися стереотипами (клерки в «Одноклассниках» сидят, рабочие водку за станками пьют).

 

http://www.trud.ru/article/

www.mirvboge.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: