reveal@mirvboge.ru

Приватизация всея Руси

В категориях: Общество, Церковь и власть

29 января 2010

Церкви отдадут все имущество, на которое она сама укажет

Религиозные объединения смогут претендовать на возвращение практически всего имущества, которым они когда-либо пользовались. Именно такой вывод следует из оказавшегося в распоряжении "Итогов" законопроекта "О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности". Самое большое наследство достанется, естественно, РПЦ, поскольку историческая собственность всех прочих конфессий относительно невелика. Время, по сути, разворачивается вспять, возвращая ситуацию первой половины XVII века, когда Церковь на равных конкурировала с государством по своей хозяйственной мощи. Ведь речь идет о массовой реприватизации всего того, что было национализировано даже не большевиками, а Петром I и Екатериной II.

Планы Церкви и правительства

Идею приватизации религиозного имущества поддержал премьер Владимир Путин на январской встрече с патриархом Кириллом. Любопытно, что первое такое поручение правительству давалось президентом Путиным еще в 2003 году. Как бы там ни было, министр культуры Александр Авдеев обещает поставить финальную точку в этом вопросе уже в первой половине года. После чего начнется упрощенная передача объектов, на которые укажет сама Церковь. Даже если эти объекты формально никогда ей не принадлежали на правах собственности. Единственное исключение - памятники культуры, признанные национальным наследием в указах президента. Их около двух сотен, включая храмы Кремля. При этом президент вправе вычеркнуть тот или иной объект из перечня и отдать его Церкви, что уже произошло с Новодевичьим монастырем.

В собственность будет возвращено не только федеральное, но и региональное, и муниципальное имущество. Исчез из ранней редакции законопроекта и пункт о десятилетнем моратории на сделки с полученной религиозными организациями недвижимостью. Распоряжаться ею они смогут хоть на следующий день после обретения правоустанавливающих документов (правда, с учетом ряда ограничений, содержащихся в уставах самих религиозных общин). При этом в соответствии с Законом "О налоге на имущество предприятий" собственность религиозных объединений налогом по-прежнему облагаться не будет. А бюджетное финансирование реставрационных работ в храмах и монастырях продолжится даже после того, как имущество поступит в собственность патриархии и прочих религиозных организаций.

По планам Церкви и правительства приватизация пройдет в три этапа. На первом - в следующем году - в собственность начнут поступать здания. На втором, после внесения поправок в законы о музейном и архивном фондах, частными станут движимые религиозные ценности. На третьем этапе решится вопрос с землей.

Нет сомнений, что процесс этот растянется во времени. Даже подготовительный этап проходит со скрипом, эхо которого разносится по всей вертикали власти. Последняя заминка приключилась 13 января на очередном заседании рабочей группы по подготовке законопроекта к внесению в Госдуму. В интервью "Итогам" член этой группы юрисконсульт РПЦ Ксения Чернега рассказала, что у организации, которую она представляет, остались расхождения с отдельными чиновниками по вопросу передачи в собственность Церкви домовых храмов. В них сегодня, как правило, размещаются музеи. Например, в Павловске. Но юрисконсульт пообещала, что РПЦ будет настойчиво добиваться решения этой проблемы...

В России из почти 80 тысяч объектов недвижимости православной церкви, которые насчитывались до революции, в божеском виде остается порядка 15 тысяч - по одному на каждого служителя РПЦ. Кроме того, есть еще более 400 православных монастырей, почти 5 тысяч воскресных школ и ряд прочих недвижимых памятников религиозного назначения - пекарни, свечные заводики, приюты для странников и паломников. Кое-что из этого уже оформлено в собственность, но большинство зданий и сооружений принадлежит государству и передано Церкви в безвозмездное и, как правило, бессрочное пользование. Прежнего патриарха, похоже, такая ситуация вполне удовлетворяла. Но сегодня, по словам Ксении Чернеги, РПЦ уже не согласна с тем, что "бессрочный договор в соответстивии с Гражданским кодексом может быть расторгнут государственным органом в любое время по любым причинам".

Переговорные позиции РПЦ примерно таковы. В стране, где много чего уже приватизировано, действительно странно лишать права распоряжаться имуществом крупнейшую религиозную организацию. В конце концов, чем РПЦ хуже Ватикана, достигшего определенных успехов на ниве коммерции? Ничем. И в РПЦ уже сейчас существует Центр инвестиционных программ. Да и гражданскому обществу в перспективе не помешает наличие независимой от государства структуры, обладающей обширной собственностью. В конце концов, именно приватизация способна окончательно отделить Церковь от государства, что предусмотрено Конституцией. Без собственности, как известно, свободы не бывает. О том, что и РПЦ, и власть за дело взялись всерьез, говорят документы. Авторы законопроекта предусмотрели все, в том числе и то, что имущество, не имеющее религиозного значения, в комплексе с имеющим подчас "образует сложную вещь", которая может приватизироваться целиком.

Засада для чиновника

Будущий закон способен также произвести настоящий переворот в процедурах оформления прав собственности. Основанием для рассмотрения вопроса о передаче Церкви того или иного актива станет письменное заявление религиозной организации с изложением прось-бы о передаче имущества и указанием его назначения, местонахождения, истории создания и использования. К заявлению (оно в течение недели со дня поступления в органы власти будет размещено в Интернете) должны прилагаться документы, "обосновывающие право на получение имущества", по "перечню, утверждаемому правительством". Тут-то и начинаются сенсационные новации. До сих пор требовались четыре справки: нотариально заверенные копии устава и запись о религиозной организации в Едином госреестре юрлиц; согласие третьих лиц с передачей имущества; историко-архивные или иные документы о конфессиональной принадлежности имущества; справка органа охраны памятников. Теперь все будет проще.

По словам Ксении Чернеги, "достаточно представить архивную справку о том, что храм был построен для нужд православной церкви". Доказывать по суду незаконное изъятие церковной собственности не нужно. Потому что это в принципе недоказуемо. В действительности большинство храмов и монастырей с их землями было национализировано задолго до большевиков. Речь идет именно что о бесплатной приватизации казенного добра.

При этом чиновников ждет настоящая засада. Судите сами.

Уполномоченный орган (скорее всего им будет Росимущество и его отделения на местах) "обязан рассмотреть заявление... в двухнедельный срок и принять решение о рассмотрении либо отказе от рассмотрения с указанием причин". Но это еще полбеды. Настоящие неприятности таятся на девятой странице законопроекта, где черным по белому написано: "Срок передачи религиозным организациям государственного или муниципального имущества... не может превышать одного месяца со дня принятия решения". Если в окончательном варианте закона этот сжатый до невозможности период сохранится, можно будет смело говорить о чуде: до сей поры наша бюрократическая махина явно не демонстрировала способность разворачиваться с такой крейсерской скоростью. Но поскольку в чудеса верится с трудом, получится так, что загнанные в цейтнот чиновники будут поставлены заявителями перед фактом. Разбираться времени нет, стало быть, надо соглашаться: на массовые отказы нововведение явно не рассчитано.

Лишь в особо конфликтных случаях, когда придется выселять на улицу людей и организации, передача имущества Церкви может быть продлена до двух лет. Как показывает практика, за это время найти подходящие помещения для прежних пользователей недвижимости чиновники тоже не способны. Но ждать появления этих способностей Церковь, очевидно, также не намерена.

Как известно, выкинуть на улицу, например, музей не позволяют "Основы законодательства РФ о культуре", одна из статей которых гласит, что учреждения культуры могут лишаться помещения только после предоставления равноценного. Но это формально. Есть примечательные примеры, говорящие об обратном: музеи в Ипатьевском монастыре в Костроме и Рязанском кремле. Церковь имущество получила, а культурно-просветительным учреждениям ищут крышу над головой до сих пор. Зная эти нюансы, удивляться тому, что, несмотря на волю первых лиц, законопроект встречает сопротивление практически во всех ведомствах, не стоит.

Грабли истории

Конфликты неизбежны и после прохождения законопроекта через парламент. В России, например, действует пусть и малочисленная (несколько сот служителей), но самая что ни на есть исконно-посконная старообрядческая церковь - РПСЦ. Она вполне может предъявить документы по множеству объектов, исторически принадлежавших именно ей, а не РПЦ.

По словам представителя РПСЦ, после принятия закона церковь скорее всего будет предъявлять претензии к Московской патриархии, хотя и не более чем в двух-трех случаях - содержание большего числа объектов старообрядцы не осилят. Но РПЦ изначально получит фору. Разработчики законопроекта придумали статью, которая гласит: "Религиозная организация, в безвозмездном пользовании которой находится данное имущество, имеет преимущественное право безвозмездного получения соответствующего имущества в собственность". То есть кто смел, тот и съел.

Впрочем, межрелигиозные споры на предмет собственности - ничто по сравнению с создаваемым будущим законом прецедентом. Где гарантии, что вслед за религиозными организациями в очередь на пусть и неформальную, но все же реституцию не выстроятся наследники всего того, что государство в свое время у граждан изъяло?

Пока что такой гарантией можно считать лишь авторитетное мнение отдельных членов правительства. Александр Авдеев, например, считает, что реституцию в нашей стране проводить "уже поздно, мы уже почти век живем в условиях иной собственности, иного права, и сейчас реституция просто контрпродуктивна". Может быть, и так. Но что бы ни говорили чиновники, опираясь на новый закон, бесплатной приватизации на основе архивной справки могут потребовать все прочие лишенцы. А ну как КПРФ двинется в суды и попросит вернуть здания бывшего ЦК КПСС на Старой площади и всех горкомов с обкомами по всей стране, где сейчас, кстати, располагаются органы власти? Они же их тоже "использовали". Не говоря уже о миллионах физических лиц с их дедовскими усадьбами, доходными домами, землями и прочая, прочая.

В любом случае закон о церковной приватизации окончательно не снимет больной для России вопрос о собственности. Ее нам еще делить не переделить. Кстати, 31 декабря этого года истекает мораторий на приватизацию объектов культурного наследия. Те, кто будет покупать памятники, должны отдавать себе отчет, что станут владельцами спорного, ранее у кого-то отобранного имущества. И не исключено, что власть впоследствии примет закон о бесплатной передаче в собственность имущества прежним владельцам или их правопреемникам. И окажетесь вы в своем законно купленном особнячке XIX века на птичьих правах.

Итоги

http://www.itogi.ru/russia/2010/4/148149.html

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: