Проблемы России на посту председателя “восьмерки” (“Institute for International Economics”, США)

В категориях: Трудные места

29 апреля 2006

Андерс Аслунд (Anders Aslund)

Из всех стран "восьмерки" Россия проводит самую ответственную финансовую политику

1 января Россия стала председателем "большой восьмерки" - эксклюзивной группы, объединяющей крупнейшие промышленно развитые демократические государства мира. Многие воспринимают ее в этой роли с изрядной долей скепсиса. В свое время Россию включили в состав "восьмерки" для того, чтобы закрепить демократические реформы в этой стране, но сегодня ее не назовешь даже "полудемократическим" государством. В прошлом году американские сенаторы Джон Маккейн и Джозеф Либерман выступили с инициативой принятия парламентской резолюции, призывающей президента Буша принять меры для приостановки членства России в "восьмерке", пока ее власти не примут на вооружение и не начнут соблюдать "нормы и стандарты свободного демократического общества, действующие во всех других странах-участницах "группы восьми"". Джеффри Гартен, в статье, опубликованной в "Financial Times" 28 июня 2005 г., назвал председательство России "фарсом", и заметил: "Мир меняется к лучшему благодаря двум тенденциям - либерализации рынков и демократизации. ... Однако из всех участников саммита лишь Россия движется в противоположном направлении. ... Если Москва возглавит "восьмерку", престиж и значение этой организации будут сведены к нулю".

Обладает ли Россия достаточной экономической мощью и уровнем политической свободы, чтобы соответствовать роли председателя "восьмерки"? Чего хочет президент Владимир Путин? Будет ли саммит "восьмерки" в Санкт-Петербурге 15-17 июля плодотворным, или все его участники просто попадут в неловкое положение? Цель данной аналитической статьи - выявить имеющиеся проблемы и определить пути их преодоления с тем, чтобы председательство России не превратилось в пустую формальность.

СООТВЕТСТВУЕТ ЛИ РОССИЯ РОЛИ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ "ВОСЬМЕРКИ"?

Интеграция России в состав "большой семерки" происходила постепенно. Впервые с лидерами стран "семерки" встречался еще президент СССР Михаил Горбачев - это произошло вне рамок официальной программы Лондонского саммита в 1991 г. Президент России Борис Ельцин участвовал в саммитах 1992 и 1993 гг. В 1994 г., на встрече в Неаполе, Россия впервые участвовала в половине заседаний; тогда же появилось само понятие "большая восьмерка". В 1997 г. в Денвере президент США Билл Клинтон пригласил президента Ельцина участвовать во всех заседаниях саммита, который он назвал встречей "большой восьмерки". Наконец, в 2003 г., перед саммитом в Эвиане, Россия впервые приняла участие в разработке всех документов, принятых лидерами группы. Однако и сегодня участие России в деятельности "восьмерки" нельзя назвать полномасштабным. Министры финансов и главы центральных банков стран "семерки" проводят отдельные встречи, на которых их российские коллеги участвуют лишь в некоторых мероприятиях.

В связи с председательством России в самом престижном межгосударственном "клубе" современного мира возникает немало вопросов. Первый заключается в том, соответствует ли Россия этой роли в экономическом плане. До недавних пор по объему ВВП в пересчете на доллары по текущему курсу Россия уступала Нидерландам. В реальном исчислении среднегодовой рост российского ВВП в последнее время составлял почти 7%, однако из-за резкого укрепления реальной стоимости рубля его объем в пересчете на доллары по текущему курсу увеличился с 200 миллиардов в 1999 г. до 772 миллиардов в 2005 г. - т.е. по этой методике среднегодовой рост составлял 25%, и за шесть лет произошло почти четырехкратное увеличение ВВП. В результате в 2005 г. Россия по объему ВВП заняла 12 место в мире, уступая странам "семерки", Китаю, Испании, Южной Корее и Бразилии и слегка обгоняя Мексику и Индию. В принципе, Корея, Бразилия, Россия, Мексика и Индия идут буквально "ноздря в ноздрю". Согласно прогнозу Международного валютного фонда (МВФ), в 2006 г. Россия по объему экономики выйдет на 10 место в мире.

Если же пересчитать ВВП по паритету покупательной способности, Россия оказывается на 9 месте, сильно отставая от Китая и Индии. Несмотря на нефтяной бум, по общему объему экспорта Россия по-прежнему отстает от Голландии, и по этому показателю занимает лишь 13 место в мире. Макроэкономическая ситуация в России выглядит весьма стабильной: в 2005 г. положительное сальдо торгового баланса превысило 120 миллиардов долларов, золотовалютные резервы достигли 185 с лишним миллиардов, а профицит бюджета составил 7,5% от объема ВВП. Из всех стран "восьмерки" Россия проводит самую ответственную финансовую политику. Тем не менее, Китай обгоняет ее по всем основным совокупным экономическим показателям, за исключением среднего дохода на душу населения.

Сегодня статус России в качестве страны с рыночной экономикой уже нельзя оспаривать. В ходе первого четырехлетнего срока пребывания у власти президент Путин провел важные рыночно-ориентированные реформы, среди которых следует отметить радикальную налоговую реформу, предусматривавшую введение единой ставки подоходного налога в 13%, и масштабную судебную реформу. Арест Михаила Ходорковского - самого богатого человека в стране - в октябре 2003 г., а затем и конфискация его нефтяной компании "ЮКОС" знаменовали собой конец рыночных реформ и даже определенный откат назад.

В настоящее время в стране проходит ускоренная национализация: государственные компании в массовом порядке скупают эффективные частные предприятия. По оценке Европейского банка реконструкции и, доля частного сектора в российском ВВП сократилась с 70% в 2004 г. до 65% в 2005. Государственный газовый монополист "Газпром" внезапно превратился в седьмую по величине компанию мира с точки зрения рыночной капитализации, и, согласно оптимистическим прогнозам, вскоре выйдет на первое место по стоимости активов, потеснив "ExxonMobil". Впрочем, большая часть экономики остается в частных руках, и рынок в стране укоренился прочно.

Более серьезные вопросы вызывает сворачивание демократии в России. При президенте Ельцине страна значительно продвинулась по пути демократических реформ, хотя построить полномасштабную демократию ей так и не удалось. В результате "Freedom House" - неправительственная организация (НПО), осуществляющая мониторинг соблюдения прав человека - в свое время отнесла ее к категории "частично свободных" стран. Сегодня же стало очевидно, что попытка "большой восьмерки" обеспечить укрепление демократии в России потерпела неудачу. После пяти лет пребывания Путина у власти направленность его действий уже не вызывает сомнений. Он проводит систематический демонтаж молодой российской демократии, хотя его авторитаризм, конечно, не носит столь жесткого характера, как в недобрые старые советские времена. Это привело к тому, что "Freedom House" объявил Россию "несвободной" страной - она стала единственным государством мира, претерпевшим такую негативную трансформацию за время президентства Джорджа Буша. Впрочем, Китай остается еще менее свободным.

Способность России возглавлять "большую восьмерку" подвергается сомнению и из-за ее недостаточной вовлеченности в деятельность международных институтов. "Семерка" всегда уделяла особое внимание самым серьезным и актуальным вопросам макроэкономики и торговли, но России по этим проблемам и сказать-то особенно нечего, да и авторитетом ни в той, ни в другой сфере она не пользуется. Хотя она подала заявку на вступление в Генеральное соглашение по тарифам и торговле (ГАТТ - прежнее название Всемирной торговой организации [ВТО]) еще в 1993 г., ее до сих пор не приняли в эту структуру, и в дискуссиях по вопросам мировой торговли она не участвует. Россия с 1992 г. является членом МВФ и Всемирного банка, но ее пока не допускают к полномасштабному участию во встречах министров финансов и глав центробанков "семерки". Как правило, россиян приглашают на банкет или одно из второстепенных мероприятий, но на главных заседаниях министров "семерки" они не присутствуют. Теперь же Россия на этих встречах оказалась в роли председателя.

Россия оказалась во главе восьмерки в 2006 г., потому что Германия согласилась отложить собственное председательство, "пропустив" ее вперед. В свое время эту услугу оказал президенту Ельцину федеральный канцлер Гельмут Коль. Со временем роль Германия стала выглядеть более двусмысленной. В сентябре прошлого года, всего за 10 дней до парламентских выборов, канцлер Герхард Шредер дал добро весьма неоднозначно воспринимаемому проекту строительства газопровода по дну Балтийского моря. Сразу же после того, как Шредер ушел в отставку с поста канцлера, руководство "Газпрома" назначило его председателем наблюдательного совета консорциума по строительству газопровода.

РОССИЙСКАЯ ПРОГРАММА: МАСШТАБНАЯ, НО НЕКОНКРЕТНАЯ

В июле 2005 г., на саммите "восьмерки" в шотландском городе Глениглсе, Путин представил программу деятельности группы на период председательства России. В качестве главного вопроса для обсуждения он предложил энергетическую безопасность: "Ключевой темой российской "восьмерки" мы предполагаем сделать энергетическую политику в мире. ... Сам бог велел нам, стране, которая, безусловно, сегодня является лидером на мировом рынке, заниматься этим". Путин разъяснил российские предложения во всех деталях, уделяя особое внимание увеличению поставок российской нефти и газа как западным, так и азиатским странам.

При нынешних высоких ценах на энергоносители энергетическая безопасность действительно становится одной из важнейших проблем для всего мира. И Россия, на долю которой приходится десятая часть всей добываемой в мире нефти и пятая часть природного газа, несомненно, является одной из крупнейших энергетических держав. Мало найдется стран, обладающих таким же потенциалом для увеличения добычи энергоносителей, как Россия. Но сможет ли она его реализовать? С 1999 по 2004 г., благодаря усилиям частных нефтяных компаний, добыча "черного золота" в России росла впечатляющими темпами - в среднем на 8,5% в год. Однако в прошлом году, из-за хаоса, вызванного конфискацией основных активов "ЮКОСа", нефтедобыча в стране увеличилась всего на 2,7%. Именно частные компании обеспечили оживление в российской нефтяной отрасли, но сейчас в ней происходит масштабная национализация. Добыча на давно эксплуатируемых месторождениях сокращается, а недавно открытые контролируются неэффективными государственными корпорациями. Национализация приводит к сокращению инвестиций как в частные, так и в государственные компании. Вместо роста в нефтедобыче может возникнуть спад, что создает угрозу дефицита энергоносителей на мировом рынке.

Россия говорит об энергетической безопасности в целом, но эти заявления не сопровождаются серьезными концептуальными предложениями. Похоже, Москву волнуют прежде всего несколько крупных инвестиционных проектов в энергетической сфере. Самый значительный из них связан с производством сжиженного газа из "голубого топлива" со Штокмановского месторождения в Баренцевом море недалеко от Мурманска. Сжиженный газ планируется поставлять в США, и, возможно, Францию. "Газпром" намерен предложить нескольким иностранным компаниям создать консорциум для реализации проекта. В настоящее время в этот список входят пять корпораций: американские "Chevron Corporation" и "Conoco Phillips", французская "Total", а также норвежские "Statoil" и "Norsk Hydro". Стоимость проекта оценивается в 25-30 миллиардов долларов, но реальные расходы могут вдвое превысить эту сумму, и тогда проект станет одним из крупнейших в мировой энергетике. Похоже, Путин желает, чтобы соглашение по Штокмановскому месторождению было подписано накануне саммита "восьмерки" - тогда оно станет главной темой для мировых СМИ. Другой важный проект, реализуемый совместно с Германией - строительство газопровода по дну Балтийского моря; его стоимость должна составить 5 миллиардов долларов. Несколько масштабных энергетических проектов с участием крупных западных нефтяных компаний связаны с освоением морских месторождений у побережья острова Сахалин на Дальнем Востоке.

В контексте энергетической безопасности Россия желает в очередной раз поднять вопрос о глобальном потеплении: эта тема постоянно фигурирует в документах "восьмерки". Здесь требуются новаторские решения, сочетающие развитие новых энергосберегающих технологий со штрафами за загрязнение окружающей среды и обновлением экологических нормативов. Россия, как правило, использует угрозу глобального потепления в качестве аргумента в пользу развития мирной ядерной энергетики.

Помимо энергетической безопасности, Путин сосредоточивает внимание на двух других главных темах: инфекционных заболеваниях и образовании. В этой связи Россия особо выделяет угрозу, связанную с птичьим гриппом. Предлагается усовершенствовать систему оповещения о заболевании, заключить международное соглашение об ускоренном производстве вакцины против птичьего гриппа и о создании запаса антивирусных препаратов. Всемирная организация здравоохранения так или иначе должна заняться этими вопросами, но серьезная угроза, связанная с птичьим гриппом, несомненно, заслуживает внимания "восьмерки".

Возможно, включение темы образования в повестку дня "восьмерки" также станет полезным шагом. Евросоюз (в который входят четыре страны-участницы "группы восьми") проводит стандартизацию дипломов о высшем образовании в рамках так называемого Болонского процесса. Необходимо, чтобы Россия присоединилась к этому процессу и способствовала его распространению на другие страны Евразии. Давно назрела и необходимость расширить международные обмены в сфере образования. Пока что, однако, заявления России по теме образования недостаточно конкретны, чтобы оправдать ее включение в программу саммита.

Путин затронул и ряд других вопросов - например, преодоление бедности, списание долгов развивающимся странам, глобальную экономическую интеграцию, нераспространение оружия массового поражения, и борьбу с терроризмом - но лишь мимоходом. Странно, что Россия пока недостаточно обыгрывает ряд проблем в сфере политики безопасности, при решении которых без ее участия не обойтись - в том числе угрозу международного терроризма, нераспространение (особенно в связи с Северной Кореей и Ираном), и четыре "замороженных" конфликта на территории бывшего СССР - приднестровский, абхазский, югоосетинский и карабахский.

Бросается в глаза отсутствие в программе тем, традиционно обсуждаемых на саммитах "восьмерки" - таких как макроэкономические дисбалансы, валютные курсы и проблемы торговли; это вызывает сожаление, ведь сегодня из-за громадных диспропорций текущего баланса ряда государств раздаются требовании о стратегическом пересмотре обменных курсов - в частности, значительной девальвации американского доллара по отношению к валютам восточноазиатских стран. Еще одна важная тема, которую следовало бы обсудить на саммите, связана с переговорам "Доха-раунда" [многосторонние торговые переговоры в рамках ВТО. Название "Доха-раунд" связано с тем, что решение о проведении этих переговоров было принято на конференции министров стран ВТО в Дохе в 2001 г. - прим. перев.] о либерализации международной торговли, которые требуют максимального внимания.

Россия, следуя уже сложившейся традиции, пригласит на саммит гостей: Китай, Индию, Бразилию и Южноафриканскую республику. Министры из этих стран примут участие и в ряде подготовительных встреч. Впрочем, помимо перечисленных гостей, другие страны, не входящие в "восьмерку", будут в этот раз играть менее важную роль, чем на предыдущих саммитах. Путин заявил, что Россия, вступив в этот клуб последней, не будет настаивать на его дальнейшем расширении: он явно хочет сполна насладиться принадлежностью его страны к этой эксклюзивной группе.

ПРИЧИНЫ ДЛЯ БЕСПОКОЙСТВА

Председательство России в "большой восьмерке" вызывает беспокойство по целому ряду причин. Существует реальная опасность, что дело обернется конфузом не только для самой Москвы, но и для всех лидеров стран "восьмерки". Циники, конечно, могут возразить, что многие саммиты группы отличались бессодержательностью, и если такое повторится снова, это вряд ли поставит кого-нибудь в неловкое положение. Действительно, речь идет в основном о политике. Путину кресло председателя "восьмерки" необходимо по соображениям личного и национального престижа. Он - мастер пышных церемоний, и доказал это делом во время торжеств по случаю 300-летия Санкт-Петербурга в июне 2003 г. и шестидесятой годовщины победы во второй мировой войне в мае 2005 г.

Во всем этом, однако, есть и не столь безобидный аспект: Путин хочет превратить саммит в триумф своей авторитарной модели правления, что для Запада неприемлемо. "Восьмерка" сильно дискредитирует себя, если подключится к прославлению путинского авторитаризма. Как отмечалось в передовице "Washington Post" от 17 ноября 2005 г., "г-ну Бушу придется поднимать бокал за беспрецедентное превращение российского президента в главу группы, некогда считавшейся эксклюзивным клубом демократических государств. ... Неужели г-н Буш готов смириться с тем, что у нее будет такой лидер?" В начале 2006 г. в России был принят закон, резко ограничивающий права российских НПО; власти подвергают гонениям даже Британский совет - просветительскую организацию при правительстве Великобритании. Чем туже г-н Путин будет закручивать политические "гайки" в собственной стране, тем громче будет звучать возмущенный голос мировой общественности. В последние годы саммиты "восьмерки" сопровождаются многочисленными акциями протеста. Выдаст ли Москва визы таким активистам, и как отреагируют западные лидеры, если тысячам представителей гражданского общества будет запрещен въезд в Россию? Что же касается российских демократов, то для них саммит в Санкт-Петербурге может стать одной из последних возможностей открыто выразить свою озабоченность.

Усиление авторитаризма при Путине привело и к крайней централизации власти, что порождает организационные проблемы. Так, даты проведения саммита в Санкт-Петербурге - 15-17 июля - были окончательно определены лишь в декабре 2005 г. По традиции, Россия создала интернет-сайт, посвященный будущему саммиту (http://en.g8russia.ru), но он содержит минимум информации. Российский шерпа Игорь Шувалов - высокопоставленный кремлевский чиновник с репутацией эффективного управленца, однако ведет он себя чересчур осторожно, вероятно, из-за ограниченности полномочий. Как ни странно, Шувалов, свободно говорящий по-английски, до сих пор не побывал с визитом в Вашингтоне в рамках подготовки саммита. Похоже, Путин еще не решил, чего именно он хочет, а без указаний сверху кремлевские чиновники не в состоянии вести содержательные переговоры с коллегами из других стран "восьмерки". Сегодня в спешке планируются многочисленные заседания, но должным образом подготовиться к ним вряд ли удастся.

Больше беспокойства, впрочем, вызывает другое: утверждение авторитаризма в России отражается и на ее внешней политике. В первый же день своего председательства в "восьмерке", которое, как она сама объявила, должно пойти под знаком энергетической безопасности, Россия прекратила поставки газа на Украину. Эта бесцеремонная акция Москвы отчасти выглядела как месть Киеву за "оранжевую революцию" - что подчеркивало контраст между демократической Украиной и авторитарной Россией. Тем самым Россия подорвала свои позиции сторонницы энергетической безопасности - она нарушила юридически обязывающее соглашение, заключенное на пять лет, безответственно сократила поставки в разгар зимы, и причинила побочный ущерб ряду европейских потребителей. Россия нанесла урон десятилетиями создаваемой репутации надежного экспортера газа, усугубив его тем, что позднее, из-за неспособности увеличить газодобычу в условиях жестоких морозов, неоднократно сокращала поставки в Европу.

Зачастую международное влияние России рассматривается как одна из важных причин, побуждающих США сотрудничать с Москвой, особенно в борьбе с терроризмом и исламским радикализмом, а также нарушением режима нераспространения ядерного оружия такими государствами, как Иран и Северная Корея. Увы, заявления и действия России за последний год заставляют усомниться в обоснованности этого тезиса: на территории бывшего СССР Москва практически всегда выступает противником Запада. Путин закрыл глаза на бойню в узбекском городе Андижане в апреле 2005 г. [так в тексте. Андижанские события произошли 13 мая - прим. перев.]. Россия поддержала решение узбекских властей о ликвидации американской авиабазы на территории страны, и побуждает Бишкек к аналогичному решению относительно базы США в Кыргызстане.

В ближайшее время от России, скорее всего, следует ожидать новых неприятностей. В январе Путин заявил: "Если кто-то считает, что Косово можно предоставить полную государственную независимость, то тогда почему мы должны отказывать в этом абхазам или южноосетинцам". Напряженность между Россией и Западом, скорее всего, усилится.

Нельзя сказать, что путинская Россия играет весьма конструктивную роль и за пределами постсоветского пространства. В своей книге "Специалист по России", Строуб Тэлботт назвал проблему с иранской ядерной программой крупнейшим провалом политики США по отношению к России в 1990-е гг. Конечно, недавно Москва проголосовала за передачу иранского "ядерного досье" на рассмотрение Совета безопасности ООН, и пытается убедить иранские власти позволить России обогащать уран для их ядерной энергетики, но отнюдь не очевидно, что это делается в ответ на дружественные политические шаги со стороны США. Напротив, можно утверждать: чем требовательнее Запад будет относиться к России, тем больше у Путина появится "стимулов" доказать, что в вопросах безопасности его страна ведет себя как ответственный член мирового сообщества. Пока же Путин даже пригласил в Москву лидеров ХАМАС, которых Запад считает террористами. Что же касается жестокой войны, которую Россия ведет в Чечне, то она лишь способствует распространению терроризма. Таким образом, позиция России по международным вопросам вызывает все больше тревоги, а ее правящий режим проявляет все больше враждебности по отношению к США, и не только на территории бывшего СССР. Более того, все примеры позитивного воздействия Запада на Россию связаны с тем, что он действовал решительно и солидарно - как это произошло в связи с проведением демократических президентских выборов на Украине в 2004 г., или в ходе российско-украинской "газовой войны". Так что у Запада нет никаких причин проявлять "мягкость" в отношении России: ведь в этом случае вероятность того, что она выполнит его пожелания, уменьшается.

В столицах стран "большой семерки" сегодня говорят: "Никто не рвется в Санкт-Петербург". Тем не менее, западным лидерам следует быть готовыми к тому, что тысячи представителей НПО накануне саммита не получат российских виз, а гражданское общество в самой России после столкновений с Западом из-за проблем демократии в Беларуси и на Украине будет подвергаться гонениям.

ЧТО МОЖНО СДЕЛАТЬ?

Единственная в году встреча лидеров крупнейших держав мира - слишком важное событие, чтобы позволить ему пройти впустую. Многое еще можно сделать. В этой связи существует ряд вариантов действий: бойкот саммита, согласие с российским "сценарием" его проведения, серьезный диалог об энергетической безопасности, сосредоточение на конкретных вопросах, по которым Россия обладает достаточной компетентностью, или расширение круга участников дискуссии по вопросам, традиционно обсуждаемым в рамках "большой семерки".

Полный или частичный бойкот саммита представляет собой самый радикальный вариант. Чтобы Конгресс США не начал всерьез требовать бойкота, России необходимо избежать трех политических ошибок. Разрешение приехать в Петербург должны получить не только журналисты, но и представители западного гражданского общества - причем в массовом порядке. Кроме того, российскому гражданскому обществу также должна быть предоставлена достаточная свобода действий - именно это, в конечном итоге, станет "лакмусовой бумажкой", показывающей, соответствует ли Россия критериям членства в "восьмерке" с точки зрения демократии.

Путин должен осознать, что эти три вопроса могут стать для него роковыми: из-за них один или несколько лидеров стран "семерки" могут счесть участие в петербургском саммите невозможным по политическим соображениям. В конце концов именно на нем лежит задача доказать, что его страна по праву входит в "группу восьми". Пока мир в этом не уверен, о чем свидетельствует, в частности, волна враждебных по отношению к России статей в западных газетах после "газового конфликта" с Украиной. Реальных результатов бойкот со стороны Запада не принесет, но озабоченность в связи с состоянием демократии в России и ее внешней политикой может достичь такого уровня, что один или несколько лидеров сочтут для себя невозможным приехать в Петербург. В конце концов, президент Буш по куда менее серьезным основаниям не участвовал в половине мероприятий саммита в Эвиане в 2003 г. Впрочем, думать о бойкоте сейчас уже поздно, да и не слишком продуктивно. США бойкотировали Московскую Олимпиаду 1980 г. в знак протеста против куда более вопиющей акции - советского вторжения в Афганистан, но этот шаг не привел к сколько-нибудь эффективным результатам, и к тому же вызвал раскол на Западе. На сей раз столь обоснованной причины для бойкота просто нет.

Второй вариант - согласиться с саммитом в том виде, как он планируется сейчас: попозировать перед фотокамерами и поучаствовать в пышных торжествах по поводу новообретенного могущества России и системы власти, построенной Путиным. Это было бы хуже всего. Как выразился один видный российский деятель, саммит в Санкт-Петербурге может стать для Запада чем-то средним Между Берлинской Олимпиадой 1936 г. и Мюнхенским соглашением 1938 г.

Третий, и наиболее целесообразный вариант состоит в том, чтобы воспринять предложенную Россией тему энергетической безопасности всерьез. России, которая является единственным крупным экспортером энергоносителей среди стран "восьмерки", есть что предложить по этому вопросу. Президент Путин заявляет: "Рассчитываем, что "восьмерка" сумеет выработать в этой сфере согласованную стратегию, стратегию, которая позволит надежно обеспечить глобальную экономику и население планеты энергоресурсами, причем по приемлемым ценам и с минимальным ущербом для окружающей среды. ... Серьезную роль в контексте энергетической безопасности отводим формированию благоприятного инвестиционного климата, а также стабильных и прозрачных правил в секторе глобальной энергетики". Организованный диалог между добывающими странами и потребителями, сопровождаемый улучшением обмена информацией и усилением транспарентности в вопросе о запасах энергоносителей, действительно необходим, как и поощрение международных инвестиций в разведку и эксплуатацию нефтегазовых месторождений, гарантии прав собственности частных добывающих компаний, и расширение доступа третьих сторон к трубопроводам и иным транспортным системам.

В начале 1990-х гг. Евросоюз вел со всеми странами Европы, США и Канадой переговоры об общеевропейской Энергетической хартии, призванной решать перечисленные задачи в области энергетической безопасности. 17 декабря 1997 г. Хартию подписали 46 стран; только США и Канада отказались к ней присоединиться. Три года спустя те же государства подписали юридически обязывающий Договор к энергетической хартии. Он вступил в силу в 1998 г., после ратификации 13 государствами-участниками, однако две крупные добывающие страны - Норвегия и Россия - отказались ратифицировать Договор. Хартия обеспечивает общую международно-правовую базу для сотрудничества в области энергетики, соответствующую правилам ВТО. Не противоречит она и политике либерализации внутреннего рынка ЕС. Хартия устанавливает либеральные нормы в отношении инвестиций в энергетический сектор, торговли энергоносителями и их транспортировки. К сожалению, при составлении этих норм, судя по всему, был допущен определенный перекос в пользу потребителей, что не устроило все четыре крупнейшие добывающие страны региона. Сегодня Энергетическая хартия вновь привлекла внимание стран "семерки", входящих в ЕС, в особенности Франции. "Большая восьмерка" могла бы инициировать возобновление переговоров относительно ее положений, чтобы сделать их более приемлемыми для стран-поставщиков.

Четвертый вариант - сосредоточить внимание на важных проблемах, в которых Россия, несомненно, разбирается. Во время теледебатов в ходе президентских выборов в США в 2004 г. оба кандидата отметили, что недостаточная защита ядерных материалов в России представляет собой острейшую угрозу безопасности всего мира. Эта тема давно уже обсуждается на встречах "восьмерки", и ее актуальность только усиливается, поскольку международные террористы действуют все изощреннее. По уровню компетентности в этом вопросе с Россией не сравнится ни одна страна мира; правда, она не имеет, или не желает выделять необходимые ресурсы для его решения. Этот вопрос мог бы стать одной из ключевых тем саммита.

Наконец, можно организовать дискуссию по темам, традиционно обсуждаемым "большой семеркой", но в расширенном составе. Российский министр финансов Алексей Кудрин пользуется уважением у коллег из стран "семерки", и сейчас ведет интенсивные консультации в рамках "группы восьми", вырабатывая коллегиальные предложения по макроэкономическим вопросам. Кроме того, России, несомненно принесут пользу рекомендации относительно пересмотра валютного курса и платежного баланса (. Что же касается международной торговли и "Доха-раунда", то в России найдется максимум несколько десятков человек, достаточно осведомленных в этих вопросах и способных конструктивно участвовать в дискуссии по ним. Наиболее разумным было бы привлечение консультантов из других стран. Однако, учитывая ограниченное участие принимающей страны в этих процессах, представляется, что в Петербурге на основе их обсуждения можно будет принять разве что несколько содержательных параграфов для заключительного коммюнике.

РЕКОМЕНДАЦИИ ОТНОСИТЕЛЬНО ДЕЙСТВИЙ США

Соединенные Штаты не должны относиться к саммиту "восьмерки" в Санкт-Петербурге как к заурядному событию. Необходимо предпринять конкретные политические шаги. Чтобы добиться максимальных результатов, Соединенным Штатам необходимо действовать совместно с другими участниками "семерки", причем в данном случае особых трудностей с организацией взаимодействия не предвидится. Действовать следует таким образом:

1. Лидеры семи демократических стран-участниц "восьмерки" должны по пути в Петербург провести "мини-саммит" в одной из прибалтийских стран, - например, в Вильнюсе - чтобы выразить поддержку демократии в России и суверенитета бывших советских республик, а также обсудить традиционные для "семерки" темы, в которых Россия не обладает достаточной компетентностью, в особенности "Доха-раунд" в рамках ВТО, которому необходимо придать мощный политический импульс на саммите, однако от России, которая еще даже не является членом ВТО, такого импульса ожидать не приходится. Страны "семерки" должны уравновесить мероприятия саммита "восьми", выразив озабоченность относительно ситуации с демократией и суверенитетом других государств бывшего СССР. Соединенным Штатам в особенности нельзя соглашаться с превращением саммита в торжество, прославляющее авторитарную власть. Направляясь в мае 2005 г. в Москву на торжества по случаю шестидесятилетия Победы, вызывавшие куда меньше разноречивых откликов, президент Буш поступил мудро, сделав остановку в Риге и выступив с речью об опасностях, грозящих российской демократии, а возвращаясь назад, посетил Тбилиси, чтобы подчеркнуть поддержку Соединенными Штатами независимости Грузии и других постсоветских государств от России. Напомним и о том, что встрече министров финансов "восьмерки" в Москве 10-11 февраля предшествовало совещание заместителей министров финансов "семерки" в Лондоне. У всех стран "семерки" озабоченность вызывают одни и те же вопросы, но в России их лидеры не смогут должным образом эту озабоченность выразить, поскольку их встречи с людьми будут проходить под контролем российских органов безопасности.

Кроме того, "семерка" должна высказаться по поводу переговоров "Доха-раунда". Все ее страны-участницы стремятся к успешному завершению этого раунда, и в течение своей тридцатилетней истории "семерка" постоянно подчеркивала необходимость либерализации международной торговли. Об этом особенно необходимо еще раз заявить сегодня, когда "Доха-раунд" оказался под угрозой провала. Странам "семерки" необходимо сделать важное заявление, или даже заключить соглашение, о сокращении протекционизма в области сельского хозяйства - это станет важнейшей уступкой, которую богатые государства должны сделать развивающимся странам. Россия, увы, не предлагает включить этот вопрос в повестку дня, поскольку не обладает в нем достаточной компетентностью. Поэтому "семерке" необходимо собраться, и решить вопросы, связанные с ВТО, без участия России.

2. США и Канада, а также Россия должны присоединиться к усилиям четырех европейских стран-участниц "восьмерки" по обновлению Энергетической хартии. Для стимуляции роста добычи энергоносителей и рационального использования энергии, а также во избежание срывов российских поставок газа в Европу, необходимо договориться о ряде принципов. Единственная действительно важная тема, по которой в Петербурге можно достичь определенных результатов - энергетическая безопасность. Особое значение, как утверждают российские либералы, имеет открытие евразийских транспортных энергетических систем - как трубопроводов, так и электросетей - для независимых производителей, внешней торговли и международного транзита. Следует договориться о принципах ценообразования за транзит энергоносителей, а также осуществить дерегулирование внутренних цен для промышленных потребителей. Необходимо стимулировать частные инвестиции в разведку и эксплуатацию нефтяных и газовых месторождений за счет укрепления прав собственности инвесторов и введения предсказуемой, прозрачной системы налогообложения. Одновременно нужно заключить новые международные соглашения о сооружении трубопроводов и мощностей по производству сжиженного газа.

3. Председательство России в "большой восьмерке" придает больше убедительности аргументам в пользу присоединения Китая, Индии, Бразилии и ЮАР к этой группе в качестве полноправных членов. В результате этого "большая восьмерка" превратится в куда более представительную "большую дюжину". Председательство России со всей очевидностью свидетельствует о том, что демократический строй уже не является необходимой предпосылкой для членства в "группе восьми". Таким образом, в ее состав можно пригласить недемократический Китай, чья экономика мощнее, и развивается динамичнее, чем российская. Если же приглашать Китай, то нельзя оставлять за бортом Индию. Учитывая сложившуюся практику участия Китая, Индии, Бразилии и ЮАР в некоторых дискуссиях "восьмерки", все четыре государства целесообразно сделать полноправными членами группы.

4. Одновременно с расширением "восьмерки" было бы логично дополнить состав Международного энергетического агентства (МЭА), сегодня представляющего собой клуб западных стран-потребителей, за счет новых крупных потребителей энергоносителей, прежде всего Китая и Индии. Учитывая актуальность совершенствования диалога между поставщиками и потребителями энергоносителей, подобное расширение МЭА представляется желательным. После этого МЭА и ОПЕК станут более активными участниками международного энергетического диалога. Сам Путин выступает за расширение энергетического сотрудничества за счет включения в его рамки развивающихся стран.

ИноСми

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: