reveal@mirvboge.ru

Распад команды Путина

В категориях: Общество, Церковь и власть

14 июня 2010

Борьба между башнями продолжается. Но люди вроде Виктора Черкесова, готовые откровенно говорить об этом, уже изгнаны из власти

Дмитрий Травин

Минувший праздник президент Медведев отметил снятием с должности главы Рособоронпоставки генерала Виктора Черкесова. Об этом событии, возможно, не стоило бы и говорить ввиду чрезвычайной малозначимости сей Рособоронпоставки для жизни общества. Однако судьба генерала Черкесова, о существовании которого многие уже позабыли, – чрезвычайно важный индикатор того, что происходит в сообществе, называемом порой правящей корпорацией.

БОРЬБА БУЛЬДОГОВ ПОД КРЕМЛЕМ

В первой половине нулевых имя Виктора Васильевича Черкесова гремело по всей России. Или если не по всей России, то, во всяком случае, по той ее части, которая интересовалась политическим раскладом в верхах. Владимир Путин тогда активно выдвигал наверх людей, работавших с ним в ленинградских органах госбезопасности, и генерал Черкесов рассматривался в качестве одного из наиболее перспективных выдвиженцев. Достаточно сказать, что он был полпредом президента в Северо-Западном федеральном округе в то время, когда сохранялась еще система губернаторских выборов, а потому генерал-губернаторы (как негласно именовали полпредов) по своему рангу были сравнимы с вице-премьерами.

Прояви Черкесов тогда соответствующие способности, наверняка имело бы место серьезное повышение по службе. Питерские чекисты в эти годы занимали ряд ключевых должностей в федеральном руководстве, и наш герой вполне мог бы тоже получить свою долю власти в «правящей корпорации». Однако дело не задалось. Наивысшим карьерным постом для Виктора Васильевича стал пост главы Госнаркоконтроля.

И вот, в тот момент, когда генерал Черкесов прикоснулся к самому краешку федеральной власти, он совершил вдруг роковую ошибку, не только сгубившую его личную карьеру, но, самое главное, наглядно продемонстрировавшую обществу истинную картину борьбы бульдогов под Кремлем. Для того, чтобы понять суть этой ошибки, следует обратить внимание на то, чем же на самом деле был Госнаркоконтроль в структуре федеральной власти страны.

В деле контроля за оборотом наркотиков сей орган не слишком преуспел. Да и не мог преуспеть. Важнее другое. Чекисты в еще большей степени, чем раньше, оказались рассредоточены по разным организациям: ФСБ, ФСО, Служба внешней разведки, Госнаркоконтроль. Чем сильнее становились в целом сотрудники госбезопасности, тем больше требовалось в отношении этой влиятельной корпорации применять принцип «разделяй и властвуй». Одной из причин того, что Владимир Путин успешно властвует по сей день, является умелое разделение тех, чьим «ставленником» он, казалось бы, является.

Обычно в таких случаях соперничество родственных структур не только не возбраняется, но даже поощряется, поскольку в конфликтной среде усиливаются позиции вышестоящего арбитра. Важно, однако, при такого рода конфликтах соблюдать ключевое правило – не выносить сор из избы. При возникновении расхождений во взглядах можно апеллировать к главе государства, но ни в коем случае не к общественному мнению. На то у нас и суверенная демократия, что вместо демоса все принципиальные вопросы решает суверен.

ОШИБКА РЕЗИДЕНТА

Черкесов же по какой-то причине не принял во внимание этой элементарной для номенклатурных кругов истины. То ли неверно интерпретировал какие-то посланные ему Путиным импульсы, то ли переоценил прочность своих властных позиций, то ли попал под влияние супруги – Натальи Чаплиной, – одного из самых ярких питерских журналистов 1990-х гг.

Генерал вдруг взялся за перо, как простой журналист. Сначала он выступил со статьей в «Комсомольской правде» (29.12.2004), а три года спустя – в «Коммерсанте» (9.10.2007). Если взглянуть на эти тексты поверхностно, то в них бросается в глаза апологетика госбезопасности и возвеличивание ее роли в новейшей истории России. Но при ближайшем рассмотрении (особенно во второй публикации, вышедшей под названием: «Нельзя допустить, чтобы воины превратились в торговцев») на первый план выходит другая проблема – коррумпированность чекистов, то есть тот факт, что к «чистым рукам» вдруг с какого-то момента стала прилипать торговая прибыль.

Поскольку в то время все постоянно говорили о деле Ходорковского, а сам Михаил Борисович, не стесняясь, называл имя влиятельного человека, обеспечившего ему посадку и воспользовавшегося имуществом «Юкоса», трудно было не понять, о каких таких торговцах в чекистских рядах рассуждает Виктор Васильевич. Торговцы были чрезвычайно близки к главе государства, а потому вся эта история никак не могла данному главе понравиться.

Черкесов быстро слетел с Госнаркоконтроля и возглавил Рособоронпоставку. Вышвырнуть совсем столь высокопоставленного члена «правящей корпорации» было бы неосмотрительно: изгнанный с позором Черкесов служил бы в той ситуации лишь косвенным подтверждением того факта, что чекисты и впрямь между делом приторговывают.

Перевод генерала на другую работу маскировал высочайшую опалу. А вдруг Рособоронпоставка станет влиятельным органом? Тогда отставку Черкесова из Госнаркоконтроля можно бы было рассматривать просто как «кадровую рокировочку» в духе Бориса Ельцина.

Но сегодня стало ясно, что Черкесов действительно был изгнан. Во-первых, Рособоронпоставка так и не стала за минувшие годы органом, достойным человека из ближайшего окружения Путина. А во-вторых, достигнув пенсионного возраста (в этом году ему исполняется шестьдесят), генерал потерял даже столь незначительный пост.

СИСТЕМА ОДНОПАРТИЙНАЯ, НО МНОГОПОДЪЕЗДНАЯ

Благодаря внезапной откровенности Черкесова мы увидели, как на самом деле относятся друг к другу представители высшей власти, и узнали, чем они занимаются в свободное от щита и меча время. Понятно, что такого рода проблемы не единичны. Только нет больше столь наивных, как Виктор Васильевич, людей, чтобы начать вдруг откровенничать на этот счет в газетах.

Нет никакой вертикали власти. Нет никакой единой команды Путина. Гораздо точнее отражает ситуацию в верхах сложившееся за последние годы выражение «борьба между башнями Кремля». А оно, в свою очередь, напоминает известную мудрость советского времени. Тогда поговаривали, что система у нас хоть и однопартийная, но многоподъездная. Иными словами, политической борьбы в стране нет, но заход во власть возможен с разных сторон. И разные подъезды огромного комплекса зданий на Старой площади имеют свои представления о том, как следует управлять народом и чем следует заниматься «слугам народа».

Как тогда, так и сейчас, кто-то блюдет чистоту рук, рядов и идеологии. А кто-то потихоньку приторговывает. Точнее, это тогда было потихоньку. Сегодня факт коммерческой деятельности даже не слишком маскируется. Хотя выносить сор из избы по-прежнему нельзя. За этим следят строго.

Президента в данной системе можно уподобить Спасской башне. Формально, она – главная. На ней вывешены часы, по которым сверяет время вся страна. И именно она выводит на Красную площадь.

Но все же Спасская башня – скорее, первая среди равных, нежели главная. А общий надзор за всей системой осуществляется с Колокольни Ивана Великого. Она, как национальный лидер, – в центре и выше всех.

Отдельная башня может быть демонтирована или, наоборот, надстроена. Вход в центр государственной власти может сегодня осуществляться через одни ворота, а завтра – через другие. Рубиновые звезды могут при необходимости заменяться на двуглавых орлов, на медведей или даже на выхухолей. Но Колокольня при этом остается неизменной. Она определяет, кормить ли медведей выхухолями и на кого переводить стрелки главных курантов страны.

Единственное, чего не может сделать Колокольня, – это сформировать из башен Кремля единую команду. Каждая башня все равно глядит в свою сторону: кто на ГУМ, кто на Манеж, а кто на собор Василия Блаженного.

slon.ru

http://slon.ru/blogs/travin/post/412320/

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: