reveal@mirvboge.ru

Россия как центр притяжения

В категориях: Общество, Церковь и власть

13 июня 2010

("Невское время", Санкт-Петербург)

После распада Советского Союза Россия перестала быть империей (в широком смысле этого слова), но осталась самой большой и одной из самых многонациональных стран мира. Феномен России в том, что, даже пережив ряд тяжелейших кризисов, потеряв значительную часть своего военного, промышленного, да и просто человеческого потенциала, она остается страной, о которой все помнят и все говорят. Для одних она - соперник, для других - лидер славянских и православных народов, для многих европейцев и американцев она - вызов их ценностям и образу жизни, для левых со всего мира - наследница легендарного Советского Союза. Да что говорить об остальном мире, если мы сами, внутри страны, не можем еще определиться - куда идем, какую Россию строим? В преддверии праздника Дня России мы публикуем размышления на эту тему депутатов и ученых.

Мы не супер, но великие

Андрей Кокошин, депутат Государственной думы, бывший секретарь Совета безопасности РФ, академик-секретарь Отделения общественных наук РАН

Сверхдержавой принято считать страну, которая имеет над любой другой державой многократное преобладание в военной сфере, а также значительное - в экономике, науке и технике. Таковым было положение США и СССР в 1940-1980-е годы. Сегодня же по всем компонентам национальной мощи в мире есть только одна сверхдержава - США. Но ее относительный вес и влияние стали в последние годы меньшими по отношению к ряду великих держав. Появился кандидат на роль второй сверхдержавы в лице КНР с населением под полтора миллиарда человек и высокими и стабильными темпами экономического роста. А Китаю в затылок дышит Индия со своим миллиардом населения и растущей диверсифицирующейся экономикой.

Россия же по совокупности параметров национальной мощи сверхдержавой не является, но мы, безусловно, - великая держава в «табели о рангах» в системе мировой политики. Россия остается сверхдержавой в сфере стратегических ядерных вооружений, что нашло свое отражение в подписанном в Праге новом Договоре об СНВ. Мы можем быть и «энергетической сверхдержавой», если в России в достаточной мере будут развиваться альтернативные источники энергии, если мы реально уйдем от расточительного использования энергоресурсов.

Чем может притягивать к себе современная Россия ее соседей? Прежде всего, качеством жизни большей части наших граждан, крупными достижениями в экономике, в социальной сфере, в культуре, в реализации различных наукоемких проектов. Про проблемы обеспечения безопасности тоже не следует забывать. Значение проблем обеспечения безопасности стран Средней Азии может, например, существенно возрасти в случае поражения НАТО в Афганистане. Конечно, на привлекательность России для соседних государств негативно влияют невысокий уровень жизни населения в нашей стране, сырьевой характер экономики - в этом нет сомнения. Однако в подавляющем большинстве стран бывшего СССР положение дел хуже, чем в России, что особенно четко проявилось в условиях мирового финансово-экономического кризиса.

Что же касается русофобских настроений, которые все-таки наблюдаются в бывших советских республиках, то здесь в каждом случае есть своя специфика. Но в целом на этих настроениях стараются играть те силы, которые стремятся создать такую систему государственности, которая строилась бы на противопоставлении ее государственности России, Советского Союза. Играют роль и разнообразные внешние силы, которые по геополитическим причинам не хотят тесных отношений между Россией и бывшими республиками СССР. Во многих случаях воздействие этих внешних сил очень и очень значительно.

Россия остается сверхдержавой. И в этом заслуга отечественной науки

Юрий Васильев, президент Санкт-Петербургского политехнического университета, академик РАН, доктор технических наук

На излете перестройки руководители страны, да и многие жители бывших советских республик, были убеждены в том, что находиться в составе СССР невыгодно. В первую очередь, с экономической точки зрения. Так, литовцы, латыши, эстонцы говорили, что из прибалтийских республик в большом количестве вывозится продовольствие, которого им самим не хватает. И политики, пришедшие к власти в России на волне демократических преобразований, убеждали сограждан, что нам не нужно быть в одном государстве, например, с Азербайджаном, Туркменией, Киргизией, Таджикистаном. Мол, средства, которые тратятся на поддержку этих республик, можно будет направить на улучшение жизни россиян. В результате Советский Союз распался.

Сегодня, спустя 20 лет, можно говорить о том, что эта точка зрения оказалась несостоятельной. В некоторых из новых государств - Грузии, Киргизии, Таджикистане - ситуация близка к катастрофической. При этом нельзя сказать, что и Россия совершила экономический рывок. Создается впечатление, что от распада СССР проиграли все.

Но я ученый, а не политик. И мы в Политехническом университете старались и стараемся, чтобы не прерывались научные связи с коллегами из бывших союзных республик: проводим встречи, конференции, семинары. И все же таких тесных контактов, какие были во времена Советского Союза, сейчас нет. В те годы я, бывало, снимал телефонную трубку, звонил на Украину своему другу и коллеге, обсуждал с ним интересующие меня научные проблемы. Нынче это уже не так просто: Украина - другое государство.

В послевоенные годы СССР по праву считался сверхдержавой. То есть наша страна обладала огромным экономическим, военным и, что не менее важно, научным потенциалом. Но если американский профессор обычно имел виллу, хорошую машину и яхту, то его советский коллега, случалось, почти до пенсии ютился в коммунальной квартире. Беда же в том, что разработки наших ученых практически не использовались в производстве мирной продукции - продукции, которая нужна людям в повседневной жизни. После распада СССР много говорилось о том, что противостояние с Западом завершено, и теперь российская наука будет работать не на войну, а на людей. В действительности же получилось совершенно по-другому. За последние двадцать лет в научной сфере мы существенно отстали от ведущих стран. По некоторым направлениям (не хочу их называть), как мне кажется, навсегда.

Считаю, что интеграция в рамках СНГ выгодна всем членам Содружества. И центром интеграционных процессов должна стать Россия. Во-первых, потому, что так сложилось исторически. Во-вторых, наша страна, которая испытывает сейчас много проблем, тем не менее не утратила статуса сверхдержавы, способной притягивать к себе соседей.

К слову, в том, что Россия по-прежнему сохраняет такой статус, значительную роль сыграла отечественная наука.

Но как развивать и укреплять интеграцию? Мне думается, что нужно убеждать народы и руководителей государств СНГ в том, что быть вместе с Россией в их интересах. Для этого, например, следует чаще вспоминать, что успехи Советского Союза в научно-технических областях были достигнуты благодаря усилиям ученых и инженеров из разных республик. Вот красноречивый пример. Первую в континентальной Европе электронно-вычислительную машину создал в Киеве коллектив ученых под руководством приехавшего в столицу Украины из Москвы академика Сергея Лебедева. Почаще бы вспоминать о таких примерах - и наука снова сделала бы великой и Россию, и ее соратников.

Интеграция в рамках СНГ полезна всем

Станислав Ткаченко, руководитель магистерской программы «Дипломатия РФ и зарубежных стран» Санкт-Петербургского государственного университета, кандидат экономических и исторических наук

В мировой экономике и политике характер отношений между государствами определяют интеграционные процессы. Западная Европа вступила на путь и нтеграции 60 лет назад, 9 мая 1950 года, когда французский министр Роббер Шуман произнес в Лондоне свою знаменитую речь о единой Европе. И именно Западная Европа дает пример успешной интеграции. Но этот результат не был бы возможен, если бы страны ЕЭС не захотели поступиться частью своих суверенных прав, не осознавали выгоды от сотрудничества.

Интеграционные процессы на постсоветском пространстве по внешним признакам напоминают европейскую интеграцию. Действительно, уже к середине 1990-х в рамках СНГ были образованы аналоги едва ли не всех институтов, на создание которых европейцам потребовалось почти полвека. Однако проводить параллели между ЕС и СНГ пока нельзя. На постсоветском пространстве процессы сближения государств идут медленно и противоречиво.

И фактически только в XXI веке новое российское руководство осознало, что интеграция в рамках СНГ важна для всех бывших советских республик - как с политической и экономической, так и с исторической точки зрения. А центром объединения должна быть Россия, которая обладает наибольшими среди всех членов Содружества экономическими и политическими возможностями.
Можно констатировать, что наша страна шаг за шагом утверждается в роли лидера СНГ. При этом постепенно растущее влияние во многом базируется на, скажем так, мягкой силе России: русском языке как средстве межнационального общения, привлекательности российской культуры и искусства, развивающихся системах образования и здравоохранения.

Гастарбайтеры должны вспоминать о нашей стране с теплотой

Ватаняр Ягья, депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга, доктор исторических наук

Мир стал многополярным: сегодня ни одно государство, даже самое могучее, не в состоянии в одиночку решать свои проблемы. Причем не только военные, но и экономические, а также политические.

Возглавив в 1996 году Министерство иностранных дел, Евгений Примаков предложил создать союз из пока не очень богатых, но обладающих большими экономическими и интеллектуальными возможностями стран - России, Китая и Индии. Впоследствии к этому союзу присоединилась Бразилия. Так возникла новая организация - БРИК, которая играет все большую роль в мировой политике и экономике.

Сейчас российское руководство стремится наладить тесные связи и с ближайшими соседями - государствами СНГ. И это, безусловно, правильно. Однако здесь очень многое зависит от конкретных действий и конкретных решений, принимаемых нашими чиновниками.

В девяностые годы прошлого века многие представители российской политической элиты мыслили категориями советских времен. В их сознании не укладывалось, что страны СНГ - это уже независимые государства, а вовсе не «младшие братья» Российской Федерации. К сожалению, подобные настроения полностью не преодолены до сих пор, что не нравится нашим соседям. Российская Федерация сейчас настаивает на том, чтобы США и Европейский союз признали приоритет наших интересов на пространстве почти всего бывшего Советского Союза. Естественно, европейцы и американцы с этим не соглашаются. Схожую позицию занимают и руководители многих входящих в СНГ государств. Они вообще опасаются диктата России в рамках Содружества.

Очень важный факт. Ни одна республика бывшего Советского Союза до сих пор не признала независимость Абхазии и Южной Осетии. Руководители стран СНГ понимают, что это может вызвать всплеск сепаратизма у них дома, и не желают ради России подвергать себя риску. Да и обострять отношения с Западом им тоже не хочется.

Тем не менее, на мой взгляд, интеграционные процессы внутри СНГ, в центре которых Российская Федерация, вполне возможны. Но для этого нашим чиновникам всех уровней надо проводить продуманную, взвешенную, как говорит президент Дмитрий Медведев, разумную политику. Экономические интересы очень многих государств Содружества, позволю себе так выразиться, привязывают их к России.

Но при всей важности экономических факторов опираться только на них нельзя. Немалую роль играют здесь гуманитарные аспекты. Возьмем тех же гастарбайтеров. Нужно добиваться, чтобы, вернувшись на родину, они с теплотой вспоминали проведенные в России годы. Это непростая задача. Для многих российских бизнесменов гастарбайтеры - лишь дешевая и бесправная рабочая сила. А сами иностранные рабочие зачастую не стремятся изучать русский язык, приобщаться к российской культуре, что раздражает коренное население.

Мне кажется, что надо по возможности увеличивать набор в российские вузы студентов из стран СНГ. Я напомню, что к моменту распада СССР в советских институтах обучались 300 тысяч студентов из Азии и Африки. Сегодня многие из них занимают высокие посты в органах власти своих стран. И они, как правило, симпатизируют России, что облегчает нам налаживать контакты, отстаивать свои интересы в этих регионах земного шара. Параллель напрашивается сама собой.

Установлению прочных связей с государствами СНГ и даже Балтии должно способствовать то обстоятельство, что практически везде представители местной элиты хорошо владеют русским языком. И для России важно, чтобы те руководители, которые придут им на смену, тоже знали «великий, могучий». Известно, что сейчас в ряде государств пытаются ограничить хождение русского языка. И потому подготовка кадров для соседей для нас тем более важна.

Сегодня практически вся территория бывшего Советского Союза - это единое культурное пространство. Думаю, и в интересах России, и в интересах других государств СНГ, чтобы так было как можно дольше.

http://rus.ruvr.ru/2010/06/11/9584486.html

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: