reveal@mirvboge.ru

Россия – лидер

В категориях: Трудные места

16 марта 2008

Либерально-консервативные эксперты обсудили, в чем Россия может быть первой

Для России, не так давно заставившей прислушиваться к себе мир и этим огорчившей Запад, на повестке дня – вопрос лидерства. Может ли Россия быть мировым лидером? Если да, то в чем? Если нет, то почему? Куда пойдет наша страна после президентских выборов – и куда может прийти? Эти вопросы обсуждал в среду на своем очередном собрании либерально-консервативный клуб политического действия «4 ноября».

Клуб политического действия «4 ноября» назвал темой своего очередного заседания, состоявшегося в среду, «Мировое лидерство – политическую повестку дня для России 2008–2020 годов».

Руководитель Института общественного проектирования (ИнОП) Валерий Фадеев, открывая заседание, задал тон ожидаемой дискуссии, призвав политиков, политологов и экспертов четко определить, что такое «лидерство», наполнив это понятие конкретным содержанием.

В унисон Валерию Фадееву высказался председатель Комитета по конституционному законодательству и государственному строительству Госдумы Владимир Плигин. Он попросил участников дискуссии внести ясность в слова «мировое лидерство».

Исходной же точкой дискуссии о мировом лидерстве стал доклад заместителя директора ИнОП Михаила Рогожникова. Докладчик подчеркнул, что нынешние времена имеют тонкую, но очевидную связь с событиями двадцатилетней давности.

1988 год, по словам эксперта, стал для России переломным. Именно тогда, «в год больших надежд и ожиданий», начался процесс разрушения и самоуничтожения системы – и создания чего-то нового. По прошествии 20 лет, по убеждению Рогожникова, история во многом повторилась.

Однако нынешние времена имеют приличный набор значимых преимуществ. К примеру, сегодня есть легитимный механизм смены лидера, «правда, пока через преемничество». Вырос уровень жизни. Россия начала возвращать себе внешнеполитические позиции. Был достигнут высокий уровень стабильности, хотя «нужно понимать, что этот уровень нестабилен и уязвим».

Россия вышла из непростой двадцатилетки с большими потерями населения. «Можно сказать, что мы пережили внутреннюю психологическую гражданскую войну», – констатировал Рогожкин. Зато у нашей страны сегодня есть «громкий, новый опыт в своей истории».

На протяжении 20 лет, как считает замдиректора ИнОП, Россия пыталась выбрать из двух концепций государственного строительства: «концепции развития» и «концепции демократии». По его мнению, эти две идеи отрицают друг друга, но у нас их пытались – и пытаются – совмещать. И конструкция «сильный президент – сильный премьер» является продолжением той же линии.

Впрочем, в ИнОПе не считают, что такое положение дел трагично. Совмещение обеих установок возможно, если отталкиваться от реалистической платформы. Не требовать идеальной демократии здесь и сейчас, а добиваться позитивных результатов, исходя из существующего положения дел.

Такой подход, разумеется, требует соответствующего пиар-сопровождения – как внутри страны (чтобы граждане России не думали, будто живут хуже всех), так и за ее пределами (чтобы уважали). Его поддержала заведующая кафедрой политической психологии МГУ Елена Шестопал. «Невозможно ждать лидерства, особенно экономического, от той страны, в глазах населения которой она выглядит ничтожной», – подчеркнула профессор Шестопал.

Вопрос о лидерстве России тесно связан с вопросом о природе политического лидерства в России. Об этом говорил президент Фонда эффективной политики Глеб Павловский. По его мнению, в нашей стране пока бессмысленно говорить об институциональной политике. Политика в России персонализирована, и реализм, требует исходить из этого. Поэтому для нас «государство развития» актуальнее, чем «государство демократии».

При этом Глеб Павловский, как и Валерий Фадеев, довольно оптимистично оценивает шансы России на достижение лидерских позиций в мире. Да и вообще, среди участников заседания только либералы из СПС выражали сомнения в том, что у России есть ресурсы для роста. Однако основания для скепсиса нашлись в другом.

Член Общественной палаты Алексей Чадаев поставил под сомнение целесообразность «инновационного рывка», о котором говорится в последних программных выступлениях нынешнего и будущего президентов. Точнее, усомнился в том, что этот рывок будет России по силам.

В связи с этим Чадаев напомнил, что «перестройке» предшествовало «ускорение», и это оказалось фатальным для советской системы. Поэтому, считает он, прежде чем приступать к реализации стратегии роста, необходимо просчитать все возможные риски. Иначе страна может, как в середине 80-х, перенапрячься и себя «угробить».

С Чадаевым категорически не согласился Валерий Фадеев. По его мнению, если опасаться больших сложностей, то можно вовсе не браться за большое дело. Ведь риски есть всегда. Но надо понимать, что нынешний рост, переживаемый Россией, намного меньше того, который нужен нашей стране для обеспечения нормального завтрашнего дня. А Россия, как уверен главный редактор журнала «Эксперт», несомненно, должна стать «образцовой витриной для всех».

В ходе дискуссии говорилось много разного, но ответа на поставленный вопрос о лидерстве, естественно, не прозвучало. И организаторы этому ничуть не удивились. Как сказал корреспонденту газеты ВЗГЛЯД Михаил Рогожников, «дискуссия показала, что постановка вопроса о лидерстве оказалась неожиданной для экспертов и политиков».

«Это произошло потому, что мы на протяжении многих лет после перестройки хоронили страну. И тогда многие думали, что нам уже ничего не поможет, параллельно жалуясь на бедность и неустроенность», – пояснил эксперт.

И вдруг – экспертам предложили разговор не о том, как спасать страну, а о том, как добиваться лидерства. «Естественно, активно шли разговоры и о месте России – о первом месте страны в числе первых экономических лидеров. И именно тогда мы заявили о том, что у России есть все шансы стать лучшим местом на земле», – заметил эксперт.

«Сегодня эта тематика востребована – и это очевидно. Всё говорит о том, что все положения экономической доктрины развития России в большинстве своем справедливы. А это – одно из главных положений современного, сильного государства и института выборов», – резюмировал Михаил Рогожников.

Взгляд

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: