reveal@mirvboge.ru

Сброс персонала

В категориях: Трудные места

21 ноября 2008

ПЕТР БИЗЮКОВ - ВЕДУЩИЙ СПЕЦИАЛИСТ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРОГРАММ ЦЕНТРА СОЦИАЛЬНО-ТРУДОВЫХ ПРАВ;

ЕЛЕНА ГЕРАСИМОВА - ДИРЕКТОР ЦЕНТРА СОЦИАЛЬНО-ТРУДОВЫХ ПРАВ

Массовой безработицы не будет. Пока увольнения коснулись главным образом работников финансового сектора, торговли недвижимостью. В остальных отраслях происходит то, что называется «оптимизацией численности».

Кризис состоялся – теперь это уже невозможно отрицать. Ленты новостных агентств и первые полосы газет регулярно извещают о том, что начались сокращения, что безработица неизбежно вырастет. Повсюду обсуждают, кого уже начали увольнять, а кому только предстоит потерять работу.

Кого увольняют

Начавшийся кризис не удалось локализовать только в финансовой сфере, со второй половины октября в прессе все чаще и чаще стали появляться сообщения о сокращениях среди работников, не связанных с банками и биржами.

СМИ поспешили объявить, что началась эпоха массовых сокращений и грядет рост массовой безработицы. Однако при более внимательном рассмотрении становится ясно, что с увольнениями сталкиваются только определенные категории трудящихся.

Прежде всего? это коснулось работников финансового сектора, торговли недвижимостью и т. п. Однако, учитывая немногочисленность числа занятых в этом секторе (по данным госстатистики, 1,6% от общего числа занятых), даже массовые сокращения в этом секторе не смогли бы повлиять на формирование массовой безработицы. Последовавшие сообщения о сокращениях в реальном секторе экономики, т. е. на предприятиях, и в первую очередь металлургических, тоже не способны изменить картину. И в этой отрасли под увольнение пошли сотрудники офисов, аппаратов управления и т. п.

Аналитики, в отличие от журналистов, говорят не о сокращениях, а об оптимизации численности, о «сбросе» избыточного персонала.

Кстати, такой сюжет вполне традиционен для отечественной экономики. Даже в советское время, когда в какой-то отрасли вдруг по решению партии и правительства резко повышались зарплаты, туда устремлялись работники всех категорий и, как по «волшебству», начинали разбухать штаты заводоуправлений, трестов, производственных объединений. Точно так же на рубеже XXI века стали разрастаться банковские структуры, аппараты высокоприбыльных промышленных компаний. И точно так же, как в советское время, когда возникли трудности, от тех, кто пришел в эти отрасли на «теплые места», стали избавляться.

Почему именно они стали первыми реальными жертвами кризиса? Прежде всего, потому, что именно офисные работники и работники аппаратов управления максимально зависят от работодателя. Их рабочие места создавались не всегда обоснованно, эффективность их работы была невысокой, и пока денег было много, можно было терпеть симпатичных, но бестолковых девочек в офисе, странно одетых и часто попахивающих пивком системных администраторов, наконец, просто чьих-то родственников и знакомых, которых надо было куда-то пристроить.

Но когда ресурсов стало меньше, то такие избыточные места, прежде всего, пошли под сокращение. И еще – в банках, офисах никогда не было профсоюзов, и никто даже подумать не мог о том, чтобы защищать там свои трудовые права.

Как увольняют

С точки зрения законодательства в сложившейся ситуации увольнения должны производиться по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ (ТК РФ) – в связи с сокращением численности или штата работников. Однако это основание увольнения – наиболее затратное для работодателя с многих точек зрения: работника необходимо предупредить о будущем увольнении не менее чем за два месяца, в течение которых ему нужно платить зарплату.

С письменного согласия работника, правда, трудовой договор можно расторгнуть и ранее истечения двухмесячного срока, однако в этом случае необходимо выплатить работнику дополнительную компенсацию в размере среднего заработка, исчисленного пропорционально времени, оставшемуся до истечения срока предупреждения об увольнении. Процедура законного увольнения включает еще несколько действий: необходимо затребовать мнение выборного профсоюзного органа в случае увольнения работника, являющегося членом профсоюза; необходимо предложить работнику другие имеющиеся у работодателя работы. Нельзя уволить по этому основанию человека, пока он находится в отпуске или болеет.

После увольнения по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ работнику нужно выплатить выходное пособие в размере среднего месячного заработка, а также средний месячный заработок на период трудоустройства (при определенных условиях это еще два дополнительных месяца).

Многим работодателям эта процедура кажется чересчур обременительной и слишком дорогой. В результате уже очень часто работникам приходится сталкиваться с тем, что увольнения производятся с нарушением этих норм либо работодатели стремятся уволить работников «по собственному желанию» – требуют от людей написать соответствующее заявление, чтобы избавить себя от хлопот, расходов и возможных судебных издержек.

В ситуации полной зависимости от работодателя многие увольняемые даже и не думают о защите своих прав и соглашаются со всем, что им предлагают.

Про «подушку безопасности»

Как известно, в предыдущие годы за счет высоких цен на нефть в России была создана финансовая «подушка безопасности», т. е. запасены средства, которые можно вбросить в экономику. Что и было сделало в последние месяцы. Но у большинства населения такой «подушки» нет.

По данным ВЦИОМа, у 40 % семей на продукты уходит до 75 % семейного бюджета. «Левада-центр» дополняет эту картину своими данными: у двух третей населения нет накоплений, т. е. они живут от зарплаты до зарплаты. В таких условиях потеря работы означает потерю источников существования.

Впрочем, тот же эффект, только чуть позже, произведет не только потеря работы, но и снижение, и даже прекращение роста заработной платы. Инфляция, о которой в последнее время мало говорят, но которая никуда не делась, быстро превратит стоящую на месте и не растущую зарплату в ничто.

В таких условиях живет большая часть работающих по найму, т. е. работников крупных, средних и мелких предприятий. В «сытые нулевые» эти люди не смогли сделать накоплений. Во-первых, потому что, в общем-то, зарплаты, несмотря на постоянный рост, так и остались невысокими и едва поспевали за инфляцией. А во-вторых, в стране не было эффективных инструментов для накопления. Бессмысленно было вкладывать деньги в банки и в акции – они там не накапливались, а с разной скоростью обесценивались. Эффективно было вкладывать в недвижимость, но этот инструмент накопления оказался доступным только для самых высокодоходных групп населения. Выход был один – расходовать деньги на текущее потребление. Кто побогаче – покупал машины и ездил за рубеж. Кто победнее – мебель и бытовую технику. Но вот «подушку безопасности» почти никто себе сделать не смог.

Государство тоже преуспело в том, чтобы лишить поддержки оставшихся без работы граждан. Центры занятости – последнее место, куда пойдут нормальные люди, оказавшись без работы.

Прежде всего, чтобы не «запачкаться», ведь в общественном мнении за последние годы сложился устойчивый стереотип: статус безработного получают стопроцентные неудачники. Поэтому нормальный человек, питающий надежды на получение нормальной работы, в центр занятости не пойдет. Да и зачем туда идти? Ведь второй и главный недостаток центра занятости в том, что он не решит проблем материальной поддержки. Чего только стоит регрессивная шкала пособия по безработице, уменьшающаяся каждый квартал на фоне растущих цен. Но даже если сокращенный работник зарегистрируется и получит пособие, его быстро выпихнут из-за расширительного толкования понятия «подходящая работа». Ведь стоит два раза отказаться от временной работы, которую работник центра занятости сочтет «подходящей», и пособие снимается. В общем,

без крайней нужды в центр занятости обращаться вряд ли стоит – много унизительных процедур и требований и совершенно не очевидный результат.

Правда, в последние дни пришла информация о том, что пособие может быть повышено аж до 5 тысяч рублей, но эта мера носит скорее символический характер. Это то же самое, что предложить пляжные шорты голому человеку, оказавшемуся на тридцатиградусном морозе.

Кого не увольняют

Офисных работников увольнять можно. Они несколько лет получали приличные зарплаты и некоторые из них даже накопили кое-какой жирок… Кроме того, они беззащитны и зависимы. От их забастовки мир не остановится, убытков не будет, разве что беспорядок в офисе устроят и бумаги разбросают.

Иное дело рабочие. Здесь нет запасов, все живут от зарплаты до зарплаты. При этом могут не только предприятие остановить: в некоторых случаях – на производствах с непрерывным циклом – это смертельно опасно для оборудования и предприятия. Могут и трассы перекрыть, и гражданское неповиновение устроить. Поэтому рабочих увольнять нельзя, их нужно содержать на предприятии.

Отправлять в отпуска без содержания (не платить же им две трети тарифа за простой по вине администрации), сокращать продолжительность смен, рабочей недели и т. п. Кстати, это еще позволяет экономить на том, что если вдруг все наладится, то никого не надо заново искать, принимать и оформлять – все на месте. В общем, на вооружение опять взята уже известная с 1990-х годов практика «сохранения трудового коллектива», которая, по сути, является не чем иным, как перекладыванием своих проблем, а заодно и проблем власти на плечи работников.

Неслучайно политические лидеры регионов на местах заклинают всех работодателей – «не увольняйте, не сокращайте…» Ведь «сохранение коллектива» избавляет власти от большого количества безработных, которые могут стать взрывоопасной политической силой, позволяет поддерживать провалившихся, но таких лояльных местным властям работодателей, которым кризис предписывает уйти из бизнеса. Все это выглядит как «забота о людях», но фактически означает консервацию ситуации. Причем консервируется заведомо подгнившая ситуация с огромным количеством дефектов и конфликтов – именно такими сегодня являются трудовые отношения. Это не то, что нужно сохранять.

Ну и, наконец, рабочие не столь беззащитны, как офисные сотрудники. Даже там, где есть формальный лояльный к работодателю профсоюз, работники защищены. Защищены коллективным договором, который пусть даже и формально, но регламентирует процесс сокращений. А значит, просто так уволить работников нельзя. Защищены возможностью объединиться и потребовать – именно потребовать – диалога с работодателем о причинах увольнения, о размере выходных пособий и многом другом.

И еще нужно учитывать, что даже самый «послушный» профсоюз может кардинально изменить свою позицию. Ведь массовые сокращения уменьшают численность организации, что может поставить под вопрос само существование профсоюза на предприятии и даже освобожденную должность его председателя. В борьбе за это даже самый робкий, самый лояльный профлидер может вспомнить о немалых возможностях профсоюза. А если лидер не робкий, да еще и не лояльный? Тут дело может принять совсем не шуточный оборот.

Так что главное, что следует иметь в виду работникам – у них есть правовые основания и механизмы побороться за свои права и в одиночку, и через профсоюз. И не следует соглашаться на предложения работодателя, направленные на максимально дешевое избавление от ставших неожиданно ненужными работников.

gazeta.ru

http://www.gazeta.ru/comments/2008/11/21_x_2890504.shtml

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: