reveal@mirvboge.ru

Шпионы, которых мы разлюбили

В категориях: Общество, Церковь и власть

21 февраля 2009

Обама — страховка от возвращения силовиков к власти в России.

Павел Чиков

Силовики, похоже, выходят из мировой политической моды. Сенат США на днях утвердил на посту гендиректора ЦРУ Леона Панетту, возглавлявшего аппарат сотрудников Белого дома при Билле Клинтоне, но не имеющего никакого опыта в разведке.

Это, безусловно, знаковое назначение. Знаковое и для нашей страны с явно раздутой «силовой» частью российской политической элиты. Но

невероятное нашествие выходцев из спецслужб во властные и околовластные структуры в начале 2000-х годов (по некоторым оценкам, они занимали до 75% всех ключевых постов) было связано не только и, может быть, даже не столько с приходом к власти бывшего полковника КГБ Владимира Путина.

Были для этого и глобальные предпосылки: администрация Джорджа Буша с вице-президентом серым кардиналом и военным промышленником Диком Чейни, события 11 сентября 2001 года, начало международной антитеррористической кампании, откровенная милитаристская риторика США на международной арене, фантастический военный бюджет Америки. За этим последовали развязывание войны в Афганистане, открытие серии военных баз на постсоветском пространстве, подрывающие основы прав человека действия американских военных в тюрьме Абу-Грейб, открытие тюрьмы на кубинской военной базе Гуантанамо, попытки нанятых американскими силовиками адвокатов легализовать применение пыток к обвиняемым в терроризме. В 2003 году началась военная операция в Ираке, которая тоже подлила масла в огонь глобальной милитаризации.

В 2008 году директор ЦРУ Майкл Хайден признался в пытках водой десятков обвиняемых в терроризме в 2001–2003 годах. Кроме того, в эти же годы ЦРУ с одобрения президента США, в обход прямого запрета на нарушение частной жизни, стало массово прослушивать телефонные переговоры американцев. Новый конгресс США, где большинство было у демократов, в 2007 году специальным законом запретил ЦРУ применять пытки.

На этом фоне инициативы российской власти – сворачивание политических свобод, дело ЮКОСа, объявление охоты на политическую оппозицию, создание новой спецслужбы в виде Госнаркоконтроля, усиление ФСБ, раскрутка шпиономании – смотрелись детскими шалостями.

В 2004 году американские «ястребы» потерпели первое поражение, отправив под давлением общественности в отставку бессменного директора ЦРУ Джорджа Тенета, заодно списав на него все провалы американской разведки и недостоверную информацию о наличии в Ираке оружия массового уничтожения. Между различными кланами силовиков стали происходить столкновения, становящиеся достоянием общественности и наносящие ущерб репутации власти.

В ноябре 2006 года президентская администрация на выборах впервые за 12 лет «сдала» обе палаты конгресса демократам. Тут же своего поста лишился идеолог доктрины национальной безопасности администрации Джорджа Буша-младшего глава Пентагона Дональд Рамсфельд, потерявший к тому времени доверие даже части влиятельных республиканцев.

Ослабление американских силовиков отразилось и на российской внутренней политике. Достаточно проследить судьбы главных отечественных «ястребов».

Владимир Устинов в 2006 году лишился поста генерального прокурора России и сначала был отправлен руководить кремлевской кадровой мусорной корзиной — Минюстом, а потом и вовсе представлять президента в Южный федеральный округ. Российские «силовики» стали грызться между собой за власть и ресурсы — сначала Главная военная прокуратура с Министерством обороны, затем Госнаркоконтроль с ФСБ, позже Следственный комитет с Генпрокуратурой.

Очарование разведчиками, их управленческими способностями, чистотой их рук и горячими сердцами в обществе стало сходить на нет.

Одно за другим стали открываться уголовные дела о коррупции с участием высокопоставленных чинов силовых ведомств.

Из двух почти официальных преемников – «либерала» Дмитрия Медведева и «ястреба» Сергея Иванова – осенью 2007 года Путин выбирает первого. После инаугурации Медведева в кадровый запас были отправлены главы наиболее одиозных силовых ведомств: Госнаркоконтроля – Виктор Черкесов; и ФСБ – Николай Патрушев.

Безусловно, либерализм нового президента очень условен. Поступавшие с начала медведевского президентства сигналы записных кремлевских идеологов – не ждать оттепели – подтверждаются квазилиберальными, имитационно демократическими действиями Медведева. Однако либерализация неминуема, и маятник уже качнулся именно в эту сторону.

Американоцентризм глобальной политической системы очевиден, и последствия прихода к власти Барака Обамы отразятся на всех без исключения странах. Прежде всего, на крупных державах, и в первую очередь на странах с авторитарным имиджем — России и Китае. Экономический кризис лишь способствует этой тенденции, поскольку вынуждает правительства подтверждать либеральные принципы рыночной экономики, защищать бизнес и средний класс, снижает приоритет политических и военных инициатив. Вынужденная либерализация может оказаться даже лучшим вариантом, поскольку будет постепенной и не даст наломать дров.

gazeta.ru

http://www.gazeta.ru/comments/2009/02/17_a_2944182.shtml

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: