reveal@mirvboge.ru

Силовая утопия

В категориях: Трудные места

14 сентября 2009

Британский журналист собрал под одной обложкой все бытующие на Западе страхи по поводу России

Максим Трудолюбов

Националистическая диктатура, ведущая наступление на Запад с помощью нефтегазовой индустрии и финансовых резервов. Ветераны спецслужб, стоящие у власти, разработали долгосрочную стратегию имперской экспансии. Все эти и другие бытующие на Западе страхи по поводу России обобщил Эдвард Лукас, британский журналист, в конце 1990-х — начале 2000-х работавший в Москве корреспондентом журнала The Economist.

Запад, уверен Лукас, относится к России слишком легкомысленно, общаясь с ней на равных и не желая замечать серьезной угрозы. Это, как можно себе представить, самый жесткий взгляд на Россию, самая неблагоприятная для россиян «оптика». Но что мы на самом деле видим, глядя через нее?

Лукас, по-моему, прав насчет «легкомыслия» — только касается это обеих сторон. В течение почти десяти лет Россия переживала непрерывный экономический рост в ситуации стабильно улучшающихся внешних условий (цены на нефть, газ, металлы, возможность копить резервы, привлекать инвестиции и технологии). На Западе могли, наверное, испугаться, но не испугались. А Россия могла, наверное, воспользоваться шансом, но не воспользовалась.

Если отбросить публичную риторику, то можно констатировать, что отношения между Москвой и крупнейшими экономиками мира все последние десять лет были вполне приличными. Обе стороны чего-то ждали друг от друга. Россия ждала от мира признания. Крупнейшие экономики мира, в свою очередь, ждали от России прорыва. На ее будущие достижения ставились значительные деньги, а с разными болезнями роста, вроде преследований неугодных бизнесменов и убийства журналистов, Запад был готов мириться.

Ситуация в России была благоприятной для любого проекта — в том числе для заложения основ чекистской «третьей империи», готовой распространить газовые щупальца на всю Европу (это и есть проект, который, по убеждению Лукаса, реализуют российские силовики). Если бы стратеги-силовики должным образом воспользовались уникальной ситуацией, то первые признаки реализации выбранной стратегии уже были бы видны. А что сейчас в активе у всесильных агентов российской экспансии? Доли в сотовых операторах СНГ и Турции, металлургические производства в США и Италии («Северсталь», «Евраз»), доли в швейцарском производителе промышленного оборудования Sulzer и производителе электроники Oerlikon («Ренова»), глиноземный завод в Новой Гвинее (Rusal), недавно купленная доля в венгерской нефтегазовой компании MOL («Сургутнефтегаз»), футбольный клуб «Челси» (Роман Абрамович), бакалейный дом Hediard (сенатор Сергей Пугачев).

Хороший набор, но процесс распространения «щупалец» он не напоминает. Заметных активов в газо­транспортном хозяйстве Европы, кроме сетей в Восточной Германии, построенных до прихода силовиков, «Газпром» не приобрел. Попытки давить на Украину и запугать Европу перерывами в поставках газа привели к тому, что украинская газотранспортная система теперь дальше от мечтавшего о ней Кремля, чем раньше. К газораспределительным мощностям Европы «Газпром» теперь не подпустят и подавно.

Заметных подвижек в освоении месторождений в самой России тоже нет. Не заложив прочные основания для освоения новых месторождений, не развивая собственные производства, нечего и думать об экспансии. В минувшие годы для этого были все возможности, но приближенные к власти компании занимались отъемом активов у неприближенных компаний и распугиванием иностранных инвесторов. Причем инвесторов прямых и долгосрочных — именно такие инвесторы были бы выгодны стратегам-силовикам, поскольку, надолго вложив деньги в страну, они становятся ее союзниками во внешнем мире. Вместо них власти предпочли привлекать краткосрочных портфельных инвесторов, с удовольствием игравших на шатком российском фондовом рынке и быстро сбежавших при первой же перемене ветра. А есть еще огромные долги российских фирм (более $800 млрд).

Для строительства утопии, неважно советской или газовой, нужны убежденные идеалисты и целеустремленные менеджеры. Но менеджеры, состоящие сегодня на службе у государства, любят не идеи, а статус и деньги. Главный их навык — умение лично обогащаться за счет государства. Так называемая элита больна в гипертрофированной форме теми же болезнями, что и общество в целом. Эти люди борются не за распространение абстрактного влияния страны в мире, а за собственные деньги. В таком серьезном предприятии, как установление мирового господства, бескорыстие и умение создавать институты, защищающие общие интересы, так же необходимы, как и в любом общем деле. А силовикам эти качества, слава Богу, не свойственны.

Ведомости

http://friday.vedomosti.ru/article.shtml?2009/04/10/14613

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: