«Система построена на кумовстве»

В категориях: Трудные места

31 октября 2009

Председатель НАК Кирилл Кабанов рассказал газете ВЗГЛЯД, как оценивает рекомендации Верховного суда РФ, касающиеся протекционизма

Роман Крецул

Пленум Верховного суда РФ дал определения некоторым понятиям, ранее не считавшимся официальными. В частности, раскрыто значение слова «протекционизм». Теперь судьи при рассмотрении дел, связанных с коррупцией, могут привлекать чиновников к ответственности за кумовство. Председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов рассказал о том, следует ли ожидать вала обвинений по подобным делам.

Во вторник пленум Верховного суда РФ, давая определение некоторым связанным с коррупцией понятиям, пояснил, что под «протекционизмом» чиновников следует подразумевать «незаконное оказание содействия в трудоустройстве, продвижении по службе, поощрении подчиненного, а также иное покровительство по службе, совершенное из корыстной или иной личной заинтересованности». К «иной личной заинтересованности» ВС РФ относит стремление чиновника извлечь выгоду неимущественного характера, обусловленное такими побуждениями, как «карьеризм, семейственность, желание приукрасить действительное положение, получить взаимную услугу, заручиться поддержкой в решении какого-либо вопроса, скрыть свою некомпетентность и т. д.»

«Очень долго кумовство и протекционизм воспринимали не как коррупцию, а как норму жизни»

Верховный суд рекомендовал замеченных в протекционизме чиновников привлекать к уголовной ответственности.

Газета ВЗГЛЯД обратилась к главе Национального антикоррупционного комитета Кириллу Кабанову с просьбой рассказать, насколько полезны такие разъяснения и к чему они могут привести.

– Кирилл Викторович, как вы оцениваете значимость рекомендаций, сделанных Верховным судом?
– Это крайне полезно, поскольку наша коррупционная система построена в том числе и на кумовстве и протекционизме, то есть оказании услуг в нематериальной форме. В принципе решения ВС РФ полностью отвечают Конвенции ООН против коррупции, которую мы ратифицировали и на основании которой мы выстраиваем свое законодательство. Очень важно, что мы приводим эти нормы в соответствие с международными.

А самое главное, теперь мы можем определять, что такое получение выгоды в материальной и нематериальной форме. Протекционизм – это получение выгоды в нематериальной форме: в виде должности, места для ребенка в вузе и т.д. Такое уточнение формулировок крайне важно, поскольку эта форма коррупции у нас процветает, и очень долго кумовство и протекционизм воспринимали не как коррупцию, а как норму жизни.

– То есть до этого постановления ВС было нельзя привлекать должностных лиц к ответственности за подобные правонарушения?
– Практически невозможно, поскольку не было доказательной базы. «Ну да, поступил ребенок. Да, я по поводу него звонил, ну и что? Он сам сдал экзамены».

А если сейчас ответственное лицо начнет звонить и давить, используя должностное положение, это уже должно квалифицироваться как протекционизм, и такие действия будут подпадать под действия ст. 285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями) и 286 УК РФ (превышение должностных полномочий).

– Нынешнее постановление Верховного суда в то же время снимает ответственность с чиновников, которые исполняли приказы и распоряжения начальства. Насколько оправданной вы находите такую практику?
– Это очень полезное решение, поскольку зачастую начальники дают команду, сотрудник, выполняя ее, нарушает закон, а потом попадает под раздачу. Особенно это касается следственных и правоохранительных органов. После этого, когда сотрудник в своих показаниях заявляет, что получил указание от начальства, ему говорят «ну и что, ты мог их не выполнять». А сейчас ситуация меняется.

− По-вашему, эти нормы и рекомендации смогут реально повлиять на ситуацию с коррупцией в России?
– Разъяснения, которые даны по поводу упомянутых нами норм, – это достаточно большой прорыв вдобавок к выполнению тех планов, которые наметил президент России. Но это дает нам только кирпичики. Без нормальных рук, без профессионалов систему даже из хороших кирпичей не построить.

– А чего для этого не хватает?
– Должна быть сформулирована идеология государственной службы. Должно быть понимание, что люди служат не в интересах начальника, не в интересах клана и группы, а в интересах общества, государства и гражданина. Мы должны менять психологию, мы должны не сажать в тюрьму тех, кто борется с коррупцией, а выпускать их и давать им возможность профессионально работать в правоохранительной системе. Кроме того, нам нужно разбираться, конечно, в самой судебной системе.

– Это самый интересный вопрос. Рекомендации ВС РФ адресованы к судьям, которые, как предполагается, будут руководствоваться ими при вынесении решений. А будут ли?
– Вопрос заключается в том, что судебная система в настоящий момент, к сожалению, не является независимой. Мы имеем случаи фактического влияния на суд со стороны следствия и оперативных служб, в первую очередь, Федеральной службы безопасности, которая в принципе контролирует судебную систему, имея возможность влиять на назначения судей, получения ими статуса пожизненного.

Одним словом, если у нас система сдвинется, то судьи будут руководствоваться рекомендациями ВС РФ. Пока же, думаю, они все равно будут руководствоваться волей начальников и какими-то другими соображениями. Если это будет касаться низовой коррупции, то, скорее всего, они будут руководствоваться рекомендациями, но для низовой коррупции не свойственны подобные проявления, о которых мы сегодня говорили.

ВЗГЛЯД

http://www.vz.ru/society/2009/10/27/342377.html

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: