Страна иждивенцев

В категориях: Трудные места

13 июля 2009

Алексей Мельников

Решать за государственный счет финансовые проблемы хоть бизнес-структур, хоть отдельных граждан – опасно и вредно. Потому что и в следующий раз, вместо того чтобы взвешивать свои возможности и оценивать риски, каждый будет уповать на то, что «государство поможет».

Слово «должны» является любимым для части наших соотечественников. «Обманутые дольщики», получатели валютных и рублевых кредитов, работники частных предприятий, не получающие заработную плату, трудящиеся предприятий государственных, не способных производить конкурентоспособную продукцию – все они говорят о том, что «государство» несомненно «должно» заниматься решением их частных проблем. Требования подкрепляются пикетами, митингами, статьями в газетах, обращениями к оппозиционным политическим партиям, перекрытием федеральных трасс и даже голодовками протеста.

Источник, откуда можно черпать ресурсы для решения своих проблем, видится гражданами в государственном бюджете. Не важно в каком – федеральном, региональном или муниципальном. Лишь бы денег дали, компенсировав собственную недальновидность, инертность, нежелание переучиваться, переезжать в другие места в поисках работы, лежание на боку в день выборов и наплевательское отношение ко всему происходящему в стране.

Все, чем одарила нашу страну советчина, продолжает процветать и через 20 лет после ее формальной кончины. А может, и не только в ней дело, но и в том, что обломовщина – вообще одна из характерных черт русского характера. Или советчина, поистребив штольцев, привела к чрезмерному увеличению числа обломовых...

Неправильно считать, что стремлением запустить жадные руки в общественный карман отличаются только приближенные к федеральным или региональным властям бизнесы. Это процесс всеобщий, в котором увлеченно участвуют все те, кто так или иначе финансово пострадал от кризиса и обладает достаточными возможностями для того, чтобы быть услышанным. «Верхи» и «низы» живут здесь общими представлениями – доходы как при капитализме, а работа и гарантии как при коммунизме.

Борьба ведется не за то, чтобы дали возможности для частной инициативы (laissez faire), а только вокруг выдираемого куска пирога – «давайте гражданам больше, чем олигархам» против «помогая бизнесу, помогаем и гражданам».

Итак, дайте, дайте, дайте … На достройку домов обанкротившихся частных фирм, на субсидирование процентных ставок по кредитам, на заработную плату за счет кредитов государственных банков или щедрой рукой, как наш глава правительства – из федерального бюджета на продолжение производства архаичного железа на колесах. «Дайте нам денег» и продолжайте заниматься тем, чем вы там, «наверху» заняты, больше нам, «народу», ничего не нужно. Таков у нас с вами, с властью, негласный «социальный контракт».

Зрелища нам без перерыва доставляет телевизор, а хлеб вы уж нам продолжайте бесперебойно поставлять. Кризис – не кризис, нам не интересно. Плохо, когда нечем закусить Билана или запить Анфису Чехову.

Волшебный источник, из которого требуется платить, известен – налоги граждан, собираемые в бюджеты. Именно из этих общественных средств частично удовлетворяются частные требования потерпевших финансовый крах граждан, именно на эти средства в конечном счете покушаются те, кто еще не получил удовлетворения своих претензий.

А параллельно с громовыми возмущениями на предмет того, что чиновники не слишком расторопны и щедры в перекачивании общественных ресурсов в частные карманы, имеет место другой, тихий процесс – сбор средств несчастными родителями на дорогостоящие операции для своих детей. То есть сбор средств на те цели, которые правильно финансировать как раз из общественных денег, вместо того чтобы давать миллиардные беспроцентные кредиты «Автовазу» и достраивать дома «обманутым дольщикам». Разница в том, что первая категория граждан способна надавить на власти, а вторая тихо мыкается со своим горем, разбросанная по территории самой большой в мире страны. Но если первая группа граждан отчасти сама творец своего несчастья – жертва доверчивости или неверного расчета, то чем виноваты родители больных детей?

Экономистам известно, что поддерживать за счет общественных денег решение финансовых проблем граждан небезопасно. Потому что в следующий раз, вместо того чтобы, например, брать кредит, взвешивая свои возможности и оценивая риск, человек будет не слишком осторожен, надеясь на то, что «государство поможет». Щедрая за чужой счет рука развращает. Поэтому, даже если в силу большого масштаба явления в период кризиса подобные решения необходимо принимать, они должны быть минимальны по сроку действия, по средствам и, главное, стимулировать людей самостоятельно решать свои проблемы. Последней цели служит и обсуждаемый в настоящее время проект закона о личном банкротстве.

Как бы ни было неприятно части наших сограждан, попавших в различные финансовые передряги, как бы ни было этих людей по-человечески жалко, но единственное разумное решение здесь заключается в том, чтобы сказать твердое «нет» попыткам запустить руку в общественный карман.

Только такое решение сделает наших граждан более осторожными в будущем, заставит их действовать более рационально, руководствуясь эгоистическим экономическим расчетом, надеясь только на себя.

Подобная перемена, которая сводится к тому, что человек ставится в условия жестких финансовых ограничений, будет иметь дополнительные следствия. Люди будут иначе относиться не только к личным деньгам, но и к выплачиваемым в общественные фонды налогам. Как к своим деньгам, которые отличаются от личных денег на банковском счете или в кармане только тем, что направлены на цели, которые лучше финансировать из общественного источника. К этим целям, например, относятся качественное и общедоступное здравоохранение, образование, некоррумпированная и эффективная служба общественного порядка. И можно ожидать, что граждане в нашей стране будут гораздо более придирчиво относиться к расходам, осуществляемым властями. Да и сам подход к формированию властей будет диктоваться рациональным расчетом – выбирать тех, кто будет эффективно распределять деньги на различные цели, а не болтать о «национальном лидерстве» или «энергетической державе». Государство при таком понимании есть не более чем группа лиц, которым общество платит заработную плату за устройство общественного быта.

Между таким обществом, существующим сегодня в Европе и Северной Америке, и современным российским – пропасть.

Несмотря на формальные сходства и произошедшие за последние 20 лет изменения, наша страна по-прежнему живет в постсоветском измерении. Здесь «мертвый» (инертные, социально-инфантильные группы граждан) почти в буквальном смысле слова хватает «живого» (тех граждан, которые надеются только на себя).

«Хватает» тем, что покушается на их налоги, стремясь использовать их только на свои цели. Другого, вероятно, и не следовало ожидать. Но этот процесс все равно завершится тем, что в России, с большими или меньшими издержками, за больший или меньший срок, сформируется общество европейского типа. Подобное невозможно без политических перемен, однако изменение модели экономического поведения граждан – существенный момент такой эволюции.

Если люди в России не поймут, что никто им ничего не должен, ничем не обязан, все зависит от них самих, что этот путь лучше пребывания в обществе, где самый главный рецепт – «дать» и «взять», то можно прогнозировать, что российский кризис не будет изжит и тогда, когда начнется российский экономический подъем.

gazeta.ru

http://www.gazeta.ru/comments/2009/07/03_a_3218486.shtml

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: