reveal@mirvboge.ru

Страна как проблемный актив

В категориях: Трудные места

28 октября 2008

ИГОРЬ НИКОЛАЕВ, директор департамента стратегического анализа

Усилия государства по выходу из кризиса можно расценить как панические. Власти не хотят разбираться с фундаментальными причинами происходящего, полагая, что решить все проблемы можно вбрасыванием в экономику все новых и новых денег.

Как известно, в шахматах цугцвангом называют ситуацию, когда игрок вынужден делать невыгодный (проигрывающий) очередной ход. В условиях финансового кризиса в роли этого игрока оказалось наше правительство. А вообще, цугцванг – это от немецкого Zugzwang, «принуждение к ходу». Со словом «принуждение» тоже сразу возникают известные ассоциации. Ну да ладно, сейчас речь все-таки об экономике.

Российский рынок продолжает падать. Дно пропасти вроде уже совсем близко. Просто падать дальше будет некуда. Только это не радует. Скорость нашего падения высока, а это значит, что ударимся ой как больно. И в такой ситуации поневоле задумаешься: а почему принятые меры не работают? Просто это те меры и те ходы, которые «вынужденные» и «проигрывающие». Цугцванг, одним словом.

Сейчас напринимали столько мер, что даже разобраться в них уже не так и просто. Началось все с решения месячной давности выдать трем системообразующим банкам (Сбербанку, ВТБ и Газпромбанку) на депозиты бюджетные средства в объеме до 1 триллиона 126,6 млрд рублей. Потом были решения об увеличении уставного капитала Агентства ипотечного жилищного кредитования на 60 млрд рублей, предоставлении дополнительно Сбербанку 60 млрд рублей для активизации его деятельности на рынке ценных бумаг и т. д. и т. п.

Только что принятые меры поражают еще большей масштабностью: выделение госсредств строительному сектору; приобретение готового жилья экономкласса за счет госбюджета; кредитование машиностроения, сетевых розничных сетей, сырьевых компаний, агропрома, «оборонки»; увеличение финансирования программ кредитования малого бизнеса с 9 до 30 млрд рублей и т. д. и т. п.

Примерная оценка финансовых усилий государства уже сегодня выводит на сумму около 5 трлн рублей (это, между прочим, больше половины годового федерального бюджета).
И что, эффект есть? Эффекта нет. Его и не могло быть, потому что основная проблема той же банковской системы не в нехватке финансовых ресурсов. Основная проблема в «тромбообразовании», в непроходимости системы. «Тромбообразование» уменьшится, если мы туда закачаем больше денег? Да нет же! Если так бороться – разорвет всю систему. Тут уже не шахматные, а медицинские термины напрашиваются.

Государственные усилия сегодня представляются просто паническими. Такое впечатление, что, не разобравшись с фундаментальными причинами происходящего, твердо уверовав в то, что наличностью все и вся можно решить, власти совершают новые и новые ошибки, логическим завершением чего будет превращение России в один большой проблемный актив.

Так в чем причина проблем? Банки, что ли, во всем виноваты? Для ответа на этот вопрос рекомендуется поставить себя на место банкиров. Деньги есть, да к тому же государство выделяет новые и новые средства. Однако есть и претензии: кредиты не выдаются. А вы на месте банков стали бы давать кредиты, к примеру, тем же девелоперам, строителям, ритейлерам и т. д.? Зная о реальном замедлении темпов экономического роста в этих отраслях, о переоцененности соответствующих рынков, об уменьшении потребительской активности населения, о начавшемся (пока только по отдельным регионам) снижении реальных денежных доходов населения… Да никогда! Так и происходит.

При этом надо учесть еще один важный момент. Наши банки, от которых сегодня требуют, чтобы они выдавали кредиты, никогда и не были по-настоящему кредитными учреждениями. В структуре доходов банков процентные доходы по кредитам, предоставленным юридическим и физическим лицам, составляют суммарно менее 16%. Зато 51,2% составляют доходы, полученные от операций с иностранной валютой. (Это данные ЦБ по состоянию на 1 июля 2008 года. Сейчас, надо думать, доля процентных доходов по кредитам стала еще меньше, а доля доходов от валютных операций еще выше.)

Грубо говоря, наши банки только на 16% кредитные учреждения, а на 51,2% – валютные обменники. Если не выдавать кредиты, что делать банкам? Они и идут в валюту. Отсюда ослабление рубля и стремительное опустошение международных резервов Центробанка (за последние два с небольшим месяца почти на $70 млрд).

Другие структуры, получив бюджетные деньги, тоже будут преимущественно вкладываться в валюту и пережидать. И это естественное экономическое поведение, потому что нынешний кризис – это кризис доверия в экономике, который предпринимаемыми усилиями не решается по определению.

Неэффективность принимаемых мер, казалось бы, должна была заставить хотя бы признать это. Но увы... Вот и делаем заведомо проигрышные ходы, словно подталкивая экономику страны в по-настоящему масштабный кризис.

Кстати, в шахматах при цугцванге у игрока есть два варианта поведения. Один – так поступают профессионалы – признать, что партия проиграна. И тогда начинать действовать заново, с чистого листа, стараясь учитывать прошлые ошибки.

Другой вариант, если фигур достаточно: можно попробовать еще поиграть, надеясь на некоторую случайность, которая поможет выправить положение. И хотя это удел отнюдь не высококлассных игроков, похоже, что мы действуем именно таким образом. Благо есть и профицит бюджета, и резервы.

И вот здесь аналогии с шахматами заканчиваются. В экономических процессах полагаться на случайности категорически не стоит. В экономике все основывается на закономерностях. Чудес не бывает! Так стоит ли проигрывать все фигуры?!

Газета

http://www.gazeta.ru/comments/2008/10/21_x_2861096.shtml

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: