…Таков и приход

В категориях: Трудные места

11 июня 2009

Предложенные РПЦ МП запретительные меры всего лишь вернут к жизни полузабытые "пьяные углы", водку у таксистов и прочие прелести прекрасных 80-х

Далеко простерла церковь руки свои в дела мирские. На фоне визита Патриарха Кирилла в Санкт-Петербург несколько потускнели сенсационные заявления, прозвучавшие на Всемирном русском народном соборе в храме Христа Спасителя. А ведь идеи, высказанные руководителем специально созданного церковно-общественного совета по предотвращению алкогольной угрозы архимандритом Тихоном Шевкуновым, чреваты вполне конкретным воплощением в жизнь.

Идеи эти прекрасны. Предлагается полностью запретить продажу алкогольной продукции на улицах — в киосках и ларьках, установить временные ограничения на продажу с 11:00 до 19:00 часов, а также поэтапно повышать акцизы на алкоголь. При этом постоянно упоминается, что так живут, например, в Финляндии, Швеции и других странах.

Непонятно, конечно, с чего православным русским вдруг брать пример с иностранных протестантов. Но даже если их пример положителен – не факт, что он приживется на капризной российской почве. Ведь, как известно, среди финнов и шведов практикуется северный тип потребления алкоголя: выпивают крепко, но раз в неделю — в пятницу, планово переходящую в субботу. В России этот способ пить называется "шоферским". Есть еще и южный тип потребления – каждый день и понемногу, как принято в Италии, Франции и т.п. В России же причудливо сочетаются оба типа. Как говорила мама писателя Сергея Довлатова о его брате Борисе, "он пьет каждый день, а кроме того, у него случаются запои".

Поэтому трудно предположить, что запретительные меры возымеют в России эффект, аналогичный финскому. Вот, например, с некоторых пор в Петербурге запрещено продавать крепкий алкоголь после 23:00. И что? Разумеется, крупные магазины строго следуют этому правилу – но большинство из них и так закрываются к одиннадцати. А попробуйте зайти в магазин шаговой доступности в час ночи и доверительно попросить бутылочку! Если вы при этом не будете подозрительно трезвы и облачены в костюм с галстуком – результат, скорее всего, будет положительным.

Предложенные церковью запретительные меры всего лишь вернут к жизни полузабытые "пьяные углы", водку у таксистов и прочие прелести прекрасных 80-х. Нельзя, кстати, забывать и о деревне – самогоноварение вот уже почти два десятилетия как разрешено. Сомневаюсь, что удастся запретить его снова – бескомпромиссных участковых Анискиных как-то не осталось.

Злые языки приписывают архимандриту Тихону блестящую максиму: "А у нас говорят — кто не пьет, тот не православный". Наверное, врут. Но вообще-то в православной культуре употребление алкоголя никогда не рассматривалось как большой грех.

А вот к чему приведет столь суровое ограничение на торговлю алкоголем практически наверняка – так это к росту наркомании. Сейчас юноше или девушке, обдумывающим житье и желающим делать это в состоянии несколько измененного сознания, предоставляется выбор: вполне легальная банка пива в магазине или криминальный коробок с травкой в подворотне. И большинство все же предпочитает не выходить за рамки правового поля.

Но если пиво и вино начнут продаваться в одной подворотне, а марихуана и героин – в другой, то выбор будет стоять уже между двумя одинаковыми нарушениями закона. Хотя по степени вредоносного воздействия на здоровье человека алкоголь и наркотики все-таки несколько различаются. Вывести алкоголь из легальной сферы, поставить его на одну доску с наркотиками – лучший способ повысить популярность последних.

Дорогие наши батюшки! Клир наш драгоценнейший! Власть все время пытается жизнь нашу беспросветную улучшить разнообразными запретами – теперь и вы туда же? Боритесь с пьянством, ибо дело это благое! Боритесь проповедью. Боритесь молитвой. Боритесь путем привлечения молодежи к религии, создания воскресных школ. Личным примером, наконец, боритесь. А вот запретов и так хватит, спасибо. О запретах государство любимое позаботится. До сих пор, как где чего запрещали – получалось, как всегда. То есть хуже.

Как известно, после принятия "сухого закона" в 1914 году Российская империя протянула всего три года. После несколько менее решительных антиалкогольных мер Горбачева Советский Союз с переменным успехом мучился лет шесть. Два случая – это уже тенденция, однако. Но не зря ведь Русскую православную церковь на других языках почтительно именуют "ортодоксальной". Трудно утверждать, что, если предложенные церковниками меры будут сейчас приняты, Российской Федерации не станет уже в следующем десятилетии. Но задуматься о возможности подобного развития событий все-таки стоит. Третий раз за сто лет на одни и те же грабли наступать – многовато даже для ортодоксов.

ИА "РОСБАЛТ", 2 июня 2009 г.

credo.ru

http://www.portal-credo.ru/site/?act=news&id=70948&topic=651

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: