Три опоры модернизации

В категориях: Трудные места

7 февраля 2010

Без раскрепощения бизнеса и интеллигенции Россия не сможет найти свое место в мире

Евгений Ясин

Автор — научный руководитель Высшей школы экономики, бывший министр экономики РФ

Я считаю, что процесс модернизации должен опираться на силу двух групп. Первая — это бизнес. Но чтобы эта группа начала действовать, предпринимателей надо избавить от страха, что в любой момент их могут арестовать по сфабрикованному делу о неуплате налогов. Все, что надо бизнесу, это услышать: «Ребята, вы свободны, действуйте!»

Вторая группа, способная поддержать инновационные преобразования в стране, — это интеллигенция, задача которой — вести на высоком уровне общественный диалог, напоминать обществу, что мы живем в новой, демократической России.

Никаких других движущих сил у модернизации быть не может.

А это напрямую означает, что нам придется возвращаться к прерванным институциональным реформам, потому что для активного действия бизнеса и интеллигенции нет базовых условий.

Давайте только не врать себе, будто мы можем обойтись без крупных институциональных изменений — без выравнивания условий конкуренции, обеспечения безопасности бизнеса, реформы государственного управления.

Процесс масштабного реформирования экономики практически прекратился в России после первых президентских выборов 1996 года. В начале 1990-х всюду говорили о реформах, но предполагалось, что после активных изменений начинается плавный процесс реконструкции, модернизации, который превратит Россию в современную страну с развитой промышленностью, сельским хозяйством, с высоким уровнем культуры. Те первые реформы должны были служить толчком к дальнейшему развитию. После радикальных мер нужно было достраивать всю институциональную систему, необходимую для функционирования рыночной экономики демократического государства. И на эту вторую часть сил уже не хватило. Были небольшие сдвиги, когда в правительстве появились Чубайс и Немцов. Но потом грянул финансовый кризис 1998 года. И о реформах пришлось забыть.

С приходом к власти Владимира Путина вроде бы появились реальные предпосылки для продолжения изменений. Но из всего, что было запланировано, например, в программе Германа Грефа, осуществились только меры по налоговой реформе и незначительные мероприятия в связи с принятием земельного и трудового кодексов. Монетизация льгот провалилась, административная реформа была проведена формально.

В ситуации очень благоприятной сырьевой конъюнктуры каждый раз, когда одни заводили разговоры о реформах, другие тут же принимались рассуждать о политических рисках: создадим лишнее напряжение, нужные люди не пройдут в парламент и на президентский пост. Так что реально ничего не изменилось.

Важно понимать, что актуальность реформ за это время для России не упала, а сильно выросла. Обратите внимание, как поменялась расстановка сил на мировой арене. Россия оказалась в вилке между двумя геополитическими лагерями. С одной стороны— взрывной рост Китая и Индии. Их главный козырь — дешевая рабочая сила. Его нам побить не удастся.

С другой стороны — медленный, но по-прежнему верный рост США и Европы. У них свои сильные стороны — высокое качество продукции и инновационные технологии. Тут нам тоже нечем крыть. Чтобы выжить, занять подобающую позицию на мировой арене, нам необходимо действовать. И обозначенная президентом Медведевым задача модернизации очень своевременна.

Но у проекта есть серьезные барьеры, базовых из них два. Первый — это консервативная группа элит, которая руководствуется ценностями скорее традиционалистскими, патерналистскими и националистическими, а не демократическими и либеральными.

А второй — это, к сожалению, объективные особенности национального характера. Меня подкупило то, что написал Медведев в своей статье «Вперед, Россия!»: не все наши традиции хороши, от каких-то мы должны избавляться. Например, есть привычки, характерные для нашего «феодального» прошлого, воспроизведенного советским строем. Раболепствовать перед начальством, при этом лениться, плохо работать и воровать, заодно поносить того же начальника за глаза. Ну что это за холопство такое! Но как только этот холоп сам станет начальником, он тут же начинает угнетать людей. Какая модернизация, если кругом нравы феодализма и самодержавия?

Надо искоренять эти национальные особенности, переходить к ценностям современного мира.

Нужна большая работа с системой ценностей. В приоритете должна стоять защита частной собственности, стремление к самоутверждению людей за счет своего труда и работы и поощрение этого. Человек должен быть уверен, что его права и свобода будут защищены в нашей стране независимым судом.

И свои права нужно начинать отстаивать самим. Хватит лежать на печи, мириться с тем, что ограничивается свобода слова, фальсифицируются результаты выборов и так далее. А то каждый говорит: «Черт с вами, делайте что хотите, я спрячусь в свою раковину и буду жить как улитка; до вас, до государства, мне дела нет». С такой позицией ничего не изменится, модернизация должна опираться на консенсус активных людей, на их желание жить в нормальной культурной стране.

Нельзя забывать, что через два-три десятка лет примерно 80% россиян будут жить в агломерациях с населением не меньше двух миллионов человек. Градообразующим предприятием в таких агломерациях будет не завод, а университет. Потому что образование, здравоохранение и наука станут самыми главными отраслями, а промышленность со временем, лет через тридцать или больше, будет вытеснена на периферию так же, как это произошло с сельским хозяйством.

Системообразующий элемент такого мира — это деятельный свободный человек, которому надо создать условия для творчества. Так я понимаю модернизацию.

forbesrussia

http://www.forbesrussia.ru/column/40829-tri-opory-modernizatsii

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: