reveal@mirvboge.ru

Трудности перевода

В категориях: Общество, Церковь и власть

12 сентября 2008

Леонид Радзиховский:

Вслед за военной победой – политическая, дипломатическая виктория. Россия триумфально выиграла маленькую победоносную войну в Грузии – Россия вполне убедительно выиграла маленькую дипломатическую войну в Европе.

Европа не пошла на «непропорциональное применение слов» - ЕС принял очень «жеваную» резолюцию, ни о каких санкциях речи нет, а в Европарламенте даже сделали то ценное открытие, что серьезные боевые действия все-таки первым начал Саакашвили.

Итак, победителей не судят.

Да и зачем? Обычно победители сами себя губят: эскалация побед рано или поздно обязательно ведет к разгрому.

Поэтому главная политическая проблема, которая стоит перед Россией – суметь остановиться, если угодно, саму себя схватить руками за ноги. Впрочем, особый комизм в том, что Россия вообще-то, как мне кажется, никуда, ни в каком опасном направлении и идти не хочет, так что даже и тормозить себя, на самом деле, не нужно.

Беда лишь в том, что в Европе нам не верят – в том числе, не верят, что у нас нет агрессивных намерений. А мы не верим Европе – не верим, что у них нет аналогичных намерений.

Всего лишь взаимное непонимание. Впрочем, это - вполне достаточная (и основная причина) всех конфликтов, вплоть до войн включительно.

Какой вывод могла бы сделать Россия – общество, политики, высшие начальники – из поведения Европы?

ФАКТ состоит в том, что Европа не пошла на «умножение плохого», не стала обострять конфликт. Постаралась как-то сохранить лицо – а, в остальном, отступила от красной черты.

Победил компромисс

Европа уступила не из страха – точнее не только и не столько из страха. А еще точнее – мы неверно понимаем природу этого «страха».

Европа «уступила», т.е. не стала усиливать эскалацию конфликта – по здоровому расчету.

А, так может Европа поняла и признала, что мы были правы в Осетии? – спросят меня. Нет, не поняла и не признала.

А, так Европа лишний раз поняла, что без нас прожить не может, почувствовала на своем кадыке стальные пальцы газопровода? Нет, не совсем так.

Здесь необходимо пояснение, поскольку многие наши граждане свято верят в миф о «бесповоротной зависимости старушки-Европы» от нашей газовой грелки.

Газпром поставляет в Европу около 25% потребляемого ею газа. Это – очень много. Но это не смертельная зависимость для Европы.

Кроме того: а) газовые контракты заключаются на годы – и разорвать их «на раз» у России не получится, если, конечно, мы не решили вообще послать к черту любое право – и международное, и коммерческое, и вообще любое и б) Россия не из филантропических соображений продает Европе газ.

40 млрд. долларов в год от продажи газа в дальнее зарубежье, в основном в Европу и 20 млрд. долларов, которые Газпром в год платит в российский бюджет – немалые цифры. Кстати, около 8% всех доходов федерального бюджета.

А переключиться «полностью» на поставки газа в Китай и Индию: а) технически сложно – мощности газопроводов не хватит, а новые не один год строить; б) таких потребностей у Китая и Индии нет; в) это означало бы попасть в кабальную от них зависимость, если не диверсифицировать потребителей.

Так что сорвать поставки газа в Европу Россия и не может, и не захочет ни при каких раскладах. Мы, как минимум, зависим от Европы по сделке «газ-деньги» не меньше, чем они от нас. Торговое дело – обоюдовыгодное.

Что касается нефти, то это вообще менее серьезно – для Европы. Нехватку российского газа и, правда, заменить почти невозможно, а нехватку нефти можно покрыть хотя бы за счет увеличения поставок с Ближнего Востока. А вот что мы станем делать со своим «нефтяным молоком» - на землю выливать? Опять же – Китаю столько не требуется. И что мы стали бы делать без нефтедолларов?

Так что в целом мы зависим по газу и нефти от Европы не меньше (на самом деле – больше), чем они от нас.

Почему же, в таком случае, они пошли на попятную?

Да по простейшей причине!

Нет у них – ни у лицемерного ЕС, ни у «агрессивного блока НАТО» (кстати, что ж этот блок, столь страшно-опасный для нас, не «бряцал оружием», ничего не требовал, ничем не угрожал, а вообще сидел тихо, как мышонок? Потому, что Грузия – не член НАТО? Ну, да, потенциального агрессора, готового чуть ли не ядерную войну против России начать, такие бумажные ограничения, конечно же, останавливают – логично!) - ни малейшего желания унижать Россию, «ставить на колени», нападать на нее и т.д. Им нужно СОХРАНЕНИЕ СУЩЕСТВУЮЩЕГО ГЕОПОЛИТИЧЕСКОГО РАВНОВЕСИЯ в Европе – вот и все. Попросту – они стараются: а) сохранить существующие границы; б) не допустить чрезмерной напряженности, чреватой войной; в) не допустить дополнительных экономических потрясений, которые могут усугубить экономический кризис в Европе.

Исходя из этого они и действовали.

Они были напуганы сломом равновесия, когда Россия вошла в Грузию и признала независимость Южной Осетии и Абхазии.

Но они не слишком трагично оценили это нарушение равновесия – во-первых, потому что их все-таки мало волнует Грузия, во-вторых, потому, что Россия Грузию не захватила, а вышла оттуда, в-третьих, потому что они признали, пусть и сквозь зубы, что Грузия сама виновата во многом, «сама начала», а, в-четвертых и в-главных – потому что они верят, что Россия, все-таки не имеет агрессивных планов, точнее – не верят, что Россия такие планы имеет.

И их реакция была прямо пропорциональна их оценке ситуации.

Равновесие колебнулось, но кое-как восстановилось (как они считают).

Они выразили недовольство – и остановились.

Они не перегнули палку, не ПЕРЕПЛАТИЛИ за свой страх и раздражение. Вот и все.

Презумпция обоюдной вменяемости

Главные проблемы отношений России и Европы с моей точки зрения – психологические. Понимание/непонимание, доверие/недоверие.

Пока мы в России живем в мире «Веймарских метафор» о «России, встающей с колен», т.е. думаем о том, что кто-то нас ставит (ставил) «на колени», что мы должны «встать и показать», что мы окружены клиническими русофобами и врагами – плохо дело. Это – самые бездарные и самые дорогие метафоры в мире. Германия жила такими же метафорами в 1918-33 годах. И заплатила за этот «образный ряд» своей национальной катастрофой.

Не стоит себя программировать на такое мироощущение.

Причем, заметьте, как только пошел практический анализ ПОВЕДЕНИЯ Европы, как сразу исчезла необходимость в таких метафорах. Остались цены на газ, умеренные резолюции ЕС, какие-то вполне понятные расчеты… Никаких тебе – Империй, русофобий, эсхатологических битв, вечной Ненависти и Любви, «поэмы конца» и т.д.

«Предоставим небо птицам и обратимся к стульям».

Европа нас не «любит» и не «ненавидит», она с нами МИРНО СОСУЩЕСТВУЕТ. Как и мы с ней. А любят и ненавидят друг друга отдельные люди …

Адекватно понять Европу, которая не лезет в наши внутренние дела (ну, а что пишут их газеты – другое дело. Да и пишут они - разное), не хочет пересматривать границы, готова торговать и т.д. - вот, что нам нужно.

И показать Европе - нет, совсем не то, что многие ей так и рвутся показать - а показать, что мы, точно такие же «европейцы», не хотим пересматривать границы, не стремимся никого унижать, «ставить на колени», готовы торговать, жить нормально.

Никого мы не хотим «дожимать». Ни на кого не хотим «наступать» - НЕКУДА нам наступать. Наступать нам надо только ВНУТРИ страны – на свою технологическую неграмотность. Надо менять образование и медицину. Надо, наконец, конвертировать нефтедоллары в другие отрасли экономики. Нам предстоит бороться с ТЯЖЕЛЫМИ ВРЕМЕНАМИ – эти времена наступили. 8 тучных нефтяных лет кончились – эксперты практически единодушны. Наступают тощие времена – и происходит это по вполне объективным, независимым от чьей- то воли причинам, например, из-за падения цен на нефть. Мировой кризис дошел и до нас.

И в этой ситуации заниматься «территориальной экспансией», «гнуть шведов»?!

Что за бред …

Это похоже на поведение человека в очереди, который нервничает, торопится, опаздывает и… устраивает драку с соседом! Психоз известный, но от того не более адекватный.

Путин и Медведев многократно говорили об этом – и об отсутствии территориальных претензий, и о соблюдении права и т.д., и т.п. Последний ПРАКТИЧЕСКИЙ пример: Лавров заявил, что Россия готова после 1 октября пролонгировать «большой договор» с Украиной, в котором четко подтверждаются все существующие границы.

Вот – достойный ответ на страхи Европы, на ее подозрения насчет «русской неуправляемости и экспансии».

Хорошо бы, чтобы Европа нас услыхала. И поняла адекватно.

Мы должны исходить из презумпции вменяемости Европы – и они это доказали своей реакцией на события в Осетии.

Они должны исходить из презумпции вменяемости России – и мы это доказываем, уйдя из Грузии, подтверждая договор с Украиной и т.д.

А что пишут их газеты, да наши газеты…

И пусть себе пишут. Разное пишут – я вот тоже во «Взгляд» пишу.

Но российское общество надо успокоить. Потому что чересчур патриотически-взбудораженное общество, занятое поиском врагов может толкать власть в опасную сторону. А поскольку само общество «торчит» во многом от ТВ-уколов, то хотелось бы верить, что и власти, в свою очередь, изменят начинку этих уколов. А то ведь получается заколдованный круг – хвост виляет собакой.

А делить нам с Европой – нечего.

Взгляд

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: